до юбилея
339 дней
 
Хамство в эфире все более популярно

Хамство в эфире все более популярно

В стране и миреКультура
О хамстве говорить ужасно сложно. И дело не только в опасении впасть в дидактику.

Известно, как трудно это понятие перевести или истолковать. Его тонкая, эфирная сущность ускользает от определений. Оно из разряда «чувствую, а объяснить не могу», как вообще большинство базовых понятий: любовь, жизнь, нравственность, цельность, пошлость.

Психология дает косвенные определения, называя хамство признаком слабости, неправоты, усугубляемых нежеланием это признавать. Считается, что это следствие неравенства (или его ощущения) любого рода — физического, социального, морального — и попытка его преодолеть.

В понимании библейском хамство — проявление, скажем так, крайнего неуважения меньшим большего (сыном — отца, тварью — Творца). Напротив, для писателя Довлатова, рассматривающего явление в контексте отношений государства и индивида, «хамство — это всегда “сверху вниз”, это всегда “от сильного к слабому”».

То есть оно бывает нисходящим — в некоторых обществах, из которых наше, увы, не исключение, это принятый способ доказывать свое превосходство. И бывает восходящим — по отношению к тому, кто выше если не рангом, то чем-нибудь еще, — и в этом случае имеет целью уравнять, низвести до себя.

Хамство бытовое и хамство трамвайное все мы более-менее четко ощущаем. Сложнее, когда дело касается более тонких сфер. Что считать хамством, например, в живописи, на сцене или на экране ТВ? Есть у него какая-то специфика?

Можно ли, например, назвать хамством по отношению к гостям передачи искажение смысла их слов после монтажа? По отношению к автору — сокращение его фильма для телепоказа без предупреждений и объяснений? К зрителям — увлечение коммерцией, политикой, конкуренцией, заставляющее ТВ о них (зрителях) забывать?

Когда бы и так — к этому техническому хамству мы привыкли. Гораздо больше эмоций вызывает происходящее непосредственно в кадре. Многие, например, склонны считать хамством то, как ведущий Гордон разговаривает с авторами кино, обсуждаемого в его передаче «Закрытый показ». Или то, что делают с героями «Программы максимум» и «Очной ставки», залезая к ним в исподнее и выставляя напоказ самые их плачевные обстоятельства.

На ТВ бывает непросто отличить хамство от художественных средств. Ясно, что публику надо оглушить, покорить, взять в оборот. Не всегда ясно, где кончается творческое дерзание и начинается хамство. И когда оно начинает подменять собой драматургию в передаче, аргументацию в полемике, остроту в шутках.

Спутать хамство с юмором вообще элементарно. Это чувствуют постоянные зрители знаменитого Comedy Club на ТНТ, не всегда понимающие, еще смеяться или уже выключить телевизор, а равно те, кому хоть раз довелось увидеть юмористическую передачу НТВ «Ты смешной», которая славы не стяжала. На прошлой неделе большое недоумение публики вызвала трансляция церемонии вручения кинонаград российского MTV. Ее ведущие Ксения Собчак и Павел Воля, как обычно, высказывались насчет номинантов и призеров, что имело на этот раз не совсем обычный резонанс. Каналу пришлось вырезать кое-что из передачи и выступить на своем сайте со специальным заявлением, убеждая негодующую общественность, что «высказывания ведущих церемонии реально являлись шутками», «шутки являются всего лишь шутками» и должны «восприниматься так, и никак иначе».

Трудно спорить — пришлось бы для начала определять, что такое чувство юмора, какова природа смешного, чем конкретно отличается остроумие от остракизма. А это все тоже из разряда трудноопределяемого.

Стеб того типа, который применяет резидент Comedy Club Воля к именитым гостям клуба, предполагает не только общий контекст, но и умение балансировать между лестью и иронией. Очень способным шутникам это удается не часто, некоторым не удается никогда.

Но что же делать, если такая ирония принята как стандарт? Телевизионный юмор ведь не балаган, тут все довольно жестко форматировано: в аншлаговом стиле шутят старперы, в стиле КВН — старперы и провинциальная молодежь, а по ведомству клубного юмора в настоящее время проходит буржуазно-демократический мейнстрим, со всеми своими церемониями и корпоративами. Раз тут по сценарию положено стебать звезд — извольте стебать по форме. Содержание заменяется хамством, оно-то всегда доступно. Все мы, так или иначе, потомки библейского Хама, у каждого в арсенале есть прадедушкино средство.

И сразу видно, что медийное хамство — извод ветхозаветного: там обнажали наготу отца, тут не жалко отца ради красного словца.

Поскольку краснословие для телеконферансье иногда единственный источник заработка, отказываться от ведения корпоративов и частных вечеринок им не приходится. Этот тяжелый хлеб, ради которого они часто вынуждены иметь дело с кем попало, усугубляет привычку относиться к публике с некоторым презрением.

Но причины, побуждающие хамить, не так интересны, как причины, вынуждающие это сносить.

Я об адресатах, о тех, кто стоит под прицелом камеры, сидит в студии, выходит на сцену под шквальным юмором ведущих.

Наверное, у кого-то такой прочный наружный слой, что легкое похамливание для них вообще незаметно, а интенсивное ощущается как массаж. Но не все же такие. Большинство из нас к хамству очень даже чувствительны и в трамвае реагировали бы на него совсем иначе.

Один из участников пресловутой церемонии MTV в своем блоге — не важно, шутя или всерьез, — благодарит обстебавших его ведущих за пиар. То, что известные люди громко назовут не столь известное имя, видимо, делает контекст не важным. Чаще, правда, мишенью для стеба становятся вполне знаменитые люди, но пиар им тоже не лишний. Полив со сцены — вроде интенсивной спа-процедуры: не самые приятные ощущения, может даже случиться покраснение кожи, но зато каким упругим делается реноме!

Вполне логично предположить, что гости и зрители подсознательно воспринимают ведущих как вышестоящих. От ведущего ведь зависит очень многое. Во время передачи или концерта он как капитан во время плавания — власть. И все ему позволено.

Конечно, можно и обобщить, сказав, что ТВ обладает возможностью хамить всем сверху вниз — всему миру. Как власть — подвластным, вышестоящий — нижестоящим. Гость, герой, зритель здесь всегда слабые стороны.

Но взять прошлогодний скандал на «Пятом канале». Высокопоставленный чиновник, гость одной из передач, позволил себе оскорбительные высказывания в адрес ведущих и зрителей. Пусть и за кадром, ведущая возмутилась и написала жалобу. Рассмотрев ее, руководство чиновника заставило его принести извинения. Ведущая их не приняла, продолжая настаивать на его отставке, после чего была отстранена от эфира. Вот кто тут вышестоящий и кто слабая сторона?

Я же говорю — сложно.

Ну и главное. Непонятно, как вообще с хамством быть.

Оно вызывает шок. Оторопь. Вышибает из колеи. Заставляет глупо улыбаться, не верить своим ушам. «Хамство тем и отличается от грубости, наглости и нахальства, что оно непобедимо, что с ним невозможно бороться, что перед ним можно только отступить», — говорит Довлатов.

Не все с этим согласятся. Многие даже среди психологов считают, что хамству следует давать отпор. Твердо парировать. Отвечать в том же духе. Не совсем, правда, ясно, в чем тут отпор: ты, наоборот, умножаешь хамство, спускаясь на уровень хамящего. И кто знает, где вы оба остановитесь.

Реагировать на хамство медийное, особенно шутейное, обидой или возмущением считается дурным тоном. Не можешь парировать тем же — смейся. Считай за шутку. Покажи, что чувство юмора у тебя есть — хотя бы в пассиве.

Вступайте в группу Город Новостей в социальной сети Одноклассники, чтобы быть в курсе самых важных новостей.

всего: 522 / сегодня: 2

Комментарии /0

Смайлы

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире