до юбилея
283 дня
 
Изобретатель "флешки" Дов Моран придумывает вайфон

Изобретатель "флешки" Дов Моран придумывает вайфон

В стране и миреСеть и ПК
Израильский предприниматель Дов Моран один раз уже добился успеха. Он изобрел «флешку» и потом продал свою компанию за $1,6 млрд в 2006 году.

Но изобретатель не успокоился и с головой ввязался в новый проект — модульного мобильного телефона. В октябре он представил свою последнюю новинку, самый легкий телефон с сенсорным экраном в мире Modu T. Моран рассказал Forbes, что страсть к изобретательству у него наследственная.

Мой дедушка сам был серьезным изобретателем и предпринимателем. В начале 20 века, где-то около 1910 года он разработал концепцию водного насоса. Несколько лет назад я был в Польше, там первый насос назвали в честь дедушки как его изобретателя. 70-90 лет назад, когда путешествие за пределы родного города случалось нечасто, мой дедушка объездил всю Европу. Чтобы наладить производство серебряных изделий — ложек, вилок и так далее, он привез в Польшу оборудование из Италии. В Австрии он изучал управление промышленным оборудованием, а из Англии привез технологии для производства масляных насосов. Так что в моей семье много занимались предпринимательством, инновациями и творчеством. Первые 18 лет жизни я жил с дедушкой и, надеюсь, унаследовал у него эти черты, это большая честь для меня — быть похожим на него.

А ваш отец занимался предпринимательством?

Нет. Это отдельная история. Моему отцу было 18 лет, когда он вместе с родителям попал в Россию в 1939 году — они бежали от захвативших Польшу немцев. Шесть лет в России оказались очень трудными, было сложно выживать в Сибири. Вообще у моего деда было семь сыновей, но в Россию с ним поехал только мой отец. Остальные не захотели уезжать, у них в Польше были семьи и родственники. После возвращения в Польшу дед хотел найти здесь детей или уже внуков. Многие евреи во время войны, зная, что умрут, сдавали детей в церкви, в другие общественные организации, иногда просто отдавали другим людям, чтобы те выжили. Поэтому дед искал внуков в церквях и у приемных родителей. Он сумел найти 17 детей евреев, но среди них — ни одного своего внука. А мой отец все это время активно поддерживал создание независимого государства Израиль. Однажды его арестовало Министерство общественной безопасности (МОБ) — польский аналог КГБ — и его посадили в тюрьму. Мой дед уже потерял шестерых детей, а тут его единственный выживший сын тоже исчез. Власти утверждали, что не имеют понятия, где тот находится, возможно, сбежал. А отец в это время находился в тюрьме МОБ. Камеры там были под землей, заключенных содержали в ужасных условиях. Через 40 дней после задержания его вызвали и зачитали обвинение: поддержка нелегальной партии. Тогда это было то же самое, что обвинить в шпионаже на другое государство или в деятельности против правительства и компартии. Наказание — смертная казнь.

Через месяц после ареста отца моя бабушка умерла от разрыва сердца. А через год власти неожиданно отпустили отца, и он сразу уехал в Израиль. Он приехал без денег, ему снова пришлось выживать. Я думаю, существует очень близкая взаимосвязь между выживанием и предпринимательством: люди, привыкшие выживать, по своей натуре бойцы, им приходится много бороться.

То есть его стартапом стал Израиль?

Да, он приехал сюда без денег, встретил здесь мою мать. Мой отец до сих пор жив, все еще работает. Он говорит, что никогда даже не мечтал об этом: не думал, что сможет дожить до 30, а дожил до 90. Для нас это трудно даже представить: в тюрьме МОБ в Польше ему обещали, что он никогда вновь не увидит солнечного света.

Когда вы осознали, что у вас легко получается изобретать?

Прежде всего, изобретать не просто. Я должен был много и напряженно работать, чтобы чего-то добиться. Израиль — особое место. Здесь все служат в армии. Но перед армией дают возможность получить образование и потом на службе приметить свои знания. Если ты хочешь в армии работать по своей специальности, например, как инженер, тебе нужно служить не 3 года, а 6 лет. И я так и поступил. Я учился в университете Technion — это очень хороший технический университет в Израиле, один из лучших в мире в разработке электроники и программировании. После него я пошел в армию, точнее, в ВМФ, попал в подразделение по микропроцессорам. В те дни микропроцессоры были очень новыми.

Я пришел на службу в ВМФ в 1976 году, а закончил служить в 1985 — тогда я уже возглавлял департамент микропроцессоров. Это те самые годы, когда Intel начал продавать процессоры с архитектурой 8080, а на базе процессора 8086 выпустили первые персональные компьютеры. Я работал с этими технологиями с самых первых дней их появления. Мне повезло, я вовремя родился. Это удивительно: я, как и Стив Джобс, Стив Боллмер, Ларри Эллисон, многие другие лидеры отрасли высоких технологий — все родились в 1955-1956 годах. Мы были очень везучими — молодые инженеры выучились как раз во время появления технологий, сегодня играющих важную роль в жизни каждого человека.

После окончания службы я решил основать свою компанию, хотя в самом начале у меня не было ясного понимания, чем она и как она будет заниматься. Это сейчас можно пойти получить MBA, и тебя научат, как основать компанию и сделать ее успешной. В 1985 году учеба менеджменту по программе MBA и запуск своего бизнеса были крайне редкими. Тогда это удавалось немногим. Нам пришлось много работать и выживать без ресурсов, без зарплаты, мы даже голодали. Это оказалось выживанием даже для меня. В это время мы многое выучили и приобрели новых друзей, а без вы не сможете добиться успеха.

Мы больше узнали о том, как привлекать финансирование, как выпускать новые продукты, и это привело к созданию компании M-Systems в 1989 году. Мы решили работать с флеш-памятью, и наш бизнес стабильно рос каждый год. Емкость флеш-памяти стабильно росла, ее характеристики улучшались. Мы «придумали «флешки» и другие, менее известные, но также успешные продукты. В результате мы продали компанию за $1,6 млрд.

Как вы привлекали инвестирование в восьмидесятых?

В годы службы в армии я совершенно не понимал роль венчурного капитала. Я думал так: сделаю продукт, предоставлю услугу, заработаю деньги! С этой точки зрения продавать акции компании совсем не нужно. Потом мы поняли, что главное — добиться успеха. Если ты добьешься успеха, неважно, сколько процентов компании тебе принадлежит — 80% или всего 20%. Не надо зарабатывать деньги, надо быть успешным, а успех позволит заработать.

Поначалу идея была не в том, чтобы привлечь деньги. Мы просто создали компанию M-Systems, которая была сфокусирована не на поиске разных технологий — с самого начала, еще в 1989 году мы решили работать с флеш-памятью. Мы верили, что твердотельные накопители без механически вращающихся деталей (в отличие от жестких дисков – Forbes) превратятся в большой бизнес. Я ожидал, что это произойдет через пять-шесть лет, когда появится множество компьютеров без жестких дисков. Тем не менее, жесткие диски существуют до сих пор.

Тем не менее, если взять современный телефон — это тот же компьютер, и в нем есть аналог жесткого диска: твердотельная флеш-память. В персональных компьютерах остались жесткие диски, но многие используют флеш-память для резервного архивирования информации или переноса ее с одного компьютера на другой.

Потребовалось много лет, чтобы довести идею до практического исполнения. Такова индустрии технологий. В ней, если ты хочешь преуспеть, нужно быть впереди всего рынка. Но ты должен понимать, что, даже если у тебя действительно замечательная, уникальная, новая идея, потребуется много времени, прежде чем рынок ее поймет, а сама идея за это время также успеет изменить форму. Требуется немало терпения, чтобы ждать, расти и изменяться вместе с рынком. И на это вам понадобятся деньги.

Почему вы занялись мобильными телефонами?

В 2006 г. я продал свой бизнес компании Sandisk за $1,6 млрд. А потом понял, что не хочу прекращать работать и изобретать, и учредил компанию Modu. Основная идея — модульный телефон, который можно легко подключить к другим устройствам вокруг него. Когда мы создавали компанию, мы видели, как непрактична изоляция телефона от пульта телевизора, от компьютера, от машины, и что должен быть легкий путь их к нему подключить. Мы хотели сделать маленький телефон, который можно легко подключать к другим устройствам, и стали разрабатывать телефон Modu 1. Компанию учредили в 2007 году, а телефон собирались выпустить в 2008. Во время кризиса мы тоже столкнулись с финансовой катастрофой. Обанкротился наш главный субподрядчик, который должен был разработать программное обеспечение для телефона. Мы выкупили у него программы и с титаническими усилиями завершили проект. Но Modu 1 вышел позже и без той экосистемы вокруг него, которую мы надеялись выстроить с помощью других компаний, пока мы сами разрабатывали телефон.

А в это время рынок развивался в направлении смартфонов «все в одном». Потом мы решили работать дальше, сказали себе: «давайте забудем про Modu 1 и выпустим Modu T, который будет отчасти смартфоном со многими возможностями, но при этом оставаться по-прежнему очень маленьким устройством, простым в использовании». Мы хотели сделать что-то элегантное и удобное, но не очень сложное. Работали под девизом «маленький, насколько это возможно, умный, насколько вы этого хотите». На самом деле это самый легкий и маленький телефон с сенсорным экраном в мире, так он и попал в книгу рекордов Гиннесса. Мы его выпустили в середине октября. Он вызвал огромный интерес, это уникальный телефон. Он удобен для тех, кто еще не решился на покупку смартфона, но уже хочет купить что-то современное, и при этом не очень дорогое. С ним легко работать, он высококлассно передает голосовую связь. Мы считаем передачу голоса ключевым свойством телефона. Иногда люди забывают, что первая задача телефона — звонить. Качество связи, возможно, самая важная характеристика телефона.

Когда мы начали продавать Modu T через наших партнеров во всем мире, телефон вызвал огромный интерес. Мы уверены, что этот телефон будет успешным. Следующая модель — похожий телефон на базе операционной системы Android (ее используют обычно в смартфонах – Forbes). Но это будет wi-fi аппарат без сотовой связи, его даже телефоном в обычном смысле этого слова назвать нельзя. Назовите его вайфоном. Во всем мире растет покрытие wi-fi, так что рынок для вайфона уже есть. Это не замена обычному телефону, а, скорее, дополнительный бюджетный телефон для недорогой связи. Мы считаем, что компьютерный рынок будет двигаться в этом направлении. Таблеточные компьютеры с сенсорными экранами без клавиатуры займут значительную долю рынка, а это устройство станет компаньоном для таблеточного компьютера. Как мы и думали с самого начала: телефон взаимодействует с компьютером, точнее с компьютером будущего — таблеточным компьютером.

Мы рассчитываем стать одним из лидеров этого рынка. Рынок телефонов гигантский, его объем превышает $130 млрд в год. Нам много не надо, 1% рынка станет замечательным показателем,. Но я рассчитываю занять и больше 1%, хотя это долгосрочная задача. Для нее потребуется много работать, на этом пути будет много разочарований и трудностей. Но способность выдерживать трудности и выживать отличает тех, кто добивается успеха.

Cколько стоят ваши телефоны?

Мы хотим делать телефоны для обычных людей и не собираемся работать в премиальном сегменте. Мы выпускаем телефоны по доступной цене для обычных людей. Речь идет о цене на Modu W от $100 до €100 и на Modu T в границах €120-130. Мы на это ориентируемся.

Чтобы люди покупали телефоны Modu T, нужно сделать для них доступной покупку дополнительных модулей: фотокамеры, спортивного модуля со встроенным GPS и других подобных. Вы ищете партнеров?

Чтобы преуспеть в этом бизнесе, необходимо найти правильных партнеров, и работать глобально, а не локально. Местный рынок в Израиле очень-очень маленький. Но мы налаживаем партнерские связи, мы тесно работаем с операторами сотовой связи. Мы стараемся найти оператора-партнера в каждой стране и договориться с ним так, чтобы у него были стимулы продавать наши телефоны. Это дает нам преимущества перед производителями обычных телефонов: те обычно не добиваются внимания операторов и не стимулируют желание тех продавать аппараты, потому что тогда с ними не будут заинтересованы работать другие операторы-конкуренты. В нашем случае мы можем работать с оператором эксклюзивно и договориться об исключительных условиях, уникальных услугах и наладить с ним хорошее партнерство.

Пару лет назад вы договорились с «Вымпелкомом». Что случилось потом?

Партнерство строится на личных взаимоотношениях и у нас были замечательные отношения с людьми из «Вымпелкома». Но, пока мы переносили выпуск Modu 1, некоторые сотрудники из этой компании ушли и мы, к сожалению, потеряли связь с «Вымпелкомом». Мы открыты для бизнеса в России и очень хотим здесь работать. Это восхитительный рынок, на котором можно хорошо зарабатывать. Мы открыты для сотрудничества с «Вымпелкомом», МТС или любой другой компанией в России. Я с нетерпением жду, когда мы заработаем в России и в Москве, ведь это очень красивый город. Вы же из Москвы звоните?

Да

Москва — очень красивый город, хотя москвичи обычно не замечают его красоты.

Вступайте в группу Новости города Новокузнецк в социальной сети Вконтакте, чтобы быть в курсе самых важных новостей.

всего: 1146 / сегодня: 1

Комментарии /0

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире