На Камчатке топят печь крабами

На Камчатке топят печь крабами

В стране и миреВ стране
С 18 декабря на Камчатке заработало предприятие по уничтожению конфискованной деликатесной морепродукции.

В печи должно быть  сожжено 40.000 кг высококачественных конечностей королевского краба, пригодных в пищу.

В апреле 2007 г. бывший президент В. ПУТИН распорядился всю конфискованную продукцию из крабов, креветок, гребешков, трепангов, лососевых и осетровых, в т.ч. икру, уничтожать путем сожжения. Чтобы пресечь жульничество и коррупцию вокруг конфиската, и чтобы деликатесы не доставались никому. Даже нельзя перерабатывать в рыбную муку. За уничтожение конфиската, его хранение государство платит немалые деньги. А сжигание валютоемкой, качественной продукции не иначе как дурью, нелепостью назвать нельзя. Все это можно продать с выгодой с аукционов, как делают в нормальных странах, или на худой случай раздать социальным, детским учреждениям, воинским частям, малоимущим. Но у нас даже свиньям нельзя отдать это на корм.

 Впереди нас ждет новогодний стол. Многие ли из вас захотят приобрести крабовое мясо, стоимость которого перевалила за 2000 руб/кг? На складах Петропавловска-Камчатского скопились сотни тонн конфискованных крабов, красной икры и рыбы лососевых пород. Все это предстоит сжечь благодаря мудрому руководителю ПУТИНУ.

 «Спасибо партии и правительству, которые решили уничтожать, а не продавать рыбный конфискат, - иронизирует один из заводских рабочих, занятый в утилизации крабов. – Я последние несколько дней питаюсь только крабами. А до этого пробовал их два-три раза в жизни. Специально вчера сходил на рынок - мясо краба сейчас стоит от двух тысяч рублей за килограмм».

В пятницу, 16 декабря, на рыбоперерабатывающем заводе ООО РПК «Дальинторг», где уничтожают ценнейших членистоногих, побывал корреспондент  «КП». Зрелище, конечно, не для слабонервных. Горы краба (сырого и варено-мороженого вперемешку) валяются под ногами. Рабочие ходят по нему в сапогах, закидывают лопатами в огромную мясорубку, которая превращает содержимое в фарш. Затем высушивают фарш в туковарке и сжигают в специальной печи. Сначала крабов пытались сжигать целиком, замороженными брикетами прямо в ящиках, но они, как выяснилось, плохо горят. Тогда их стали перемалывать, высушивать и бросать в топку в виде муки.

   «Никогда не думал, что мне доведется крабами топить печку, ведь это все равно, что деньгами», - говорит машинист рыбомучной установки 70-летний Анатолий Курцов.

 Сгорают крабы в печи немецкого производства. Хозяин предприятия Валерий Кожушок купил ее за два миллиона рублей с учетом таможенной пошлины и доставки. Однако в накладе они не останутся. По договору, за сжигание 40 тонн краба государство заплатит им около 6 миллионов.

 Конструкция печи мне показалась примитивной. Большая бочка, куда вмешается около тонны крабов. Плотная крышка и форсунка для солярки. Почему такое «высокотехноличное» изделие не смогли изготовить в России? Оказывается у нас как всегда куча препон в виде сертификатов экологических, ветеринарных, туча разрешений и согласований и за все надо платить и терять время.

   В прошлом году государство выставляло на конкурс лот 248 т крабов за сжигание которых должно было заплатить 36 млн. рублоей (145 руб/кг). Аукцион выиграла хабаровская фирма, но его отменили по требованию прокуратуры. Хабаровчан заподозрили в  неладном. Не «испарятся» ли по пути до дальневосточных портов, а потом по дороге в Хабаровск деликатесные крабы.

 Уничтожение морепродукции – выгодный бизнес. Камчатская компания «Дальинторг» выиграла последний тендер с большим трудом. Предыдущий тендер она проиграла - и краба должны были везти на утилизацию в Хабаровск.  

 Подобная схема распоряжения дорогостоящим конфискатом путем сожжения – российское ноу-хау. За границей конфискованную продукцию, если она хорошего качества, продают с аукционов. Так поступали и в Советском Союзе, и в России до 2007 года. Ведь арестованный краб нельзя назвать контрафактом. Его не подделывают под известные бренды. Это качественный продукт, просто добытый незаконным путем. Другие государства получают от реализации  конфиската прибыль, а наше - несет колоссальные убытки. Хотя желающих купить эту продукцию хоть отбавляй. Только свисни и выстроится очередь. А у нас решили сжигать как будто это опасные наркотики.

 В России браконьерскую продукцию начали уничтожать под флагом борьбы с коррупцией три года назад. В 2007 году Владимир Путин подписал соответствующий указ. А потом внесли изменения в закон о животном мире, и правительство разработало порядок уничтожения – только в печь на сожжение. 

 Раньше, когда арестованных лососей и крабов продавали с аукциона, выявлялись многочисленные нарушения, сговоры чиновников и предпринимателей. Самым распространенным видом афер было то, что  конфискованную продукцию оценивали в камчатской Торгово-промышленной палате (ТПП) за копейки, а потом продавали по рыночной цене. К этому были причастны и милиция, и спецслужбы, и работники прокуратуры. Каждый имел свой кусок хлеба с маслом и икрой. Но государству все равно хоть что-то перепадало. Даже эти копейки с каждого килограмма. Теперь не перепадает ничего, а наоборот государство тратится на утилизацию, а  жульничество с конфискатом по-прежнему продолжается. Сама же бывшая председатель ТПП Алла ПАРХОМЧУК перебралась на ПМЖ в Испанию, где загодя обзавелась с мужем роскошным домом.

 Нарушений с конфискатом не стало меньше и сегодня. Масштабы браконьерства таковы, что на Дальнем Востоке просто нет мощностей, способных уничтожить весь конфискат. Зачастую продукцию закапывают, топят или сжигают только на бумаге, а в реальности легализовывают и сбывают в Корею, Китай или Японию по сниженной цене. Правоохранительные органы выявляли случаи, когда одну и ту же продукцию «уничтожали» несколько раз. Хотя в документах было указано, что на полигон вывозили разные партии. В камчатских газетах в последние годы периодически появляются объявления: "Куплю некачественную икру и краба". Предприимчивые жители региона подменяют тухлятиной качественный конфискат, который в достатке хранится на складах.

 Есть данные, что сегодня только в Петропавловске-Камчатском скопилось 400 тонн деликатесной крабовой продукции, изъятой у браконьеров, около 50 тонн лососевой икры, свыше 300 тонн лосося. Все это добро подлежит сожжению.

Хотя специалисты, занятые в рыбной отрасли, давно называют все происходящее абсурдом, дурью. Из-за непродуманного закона страна ежегодно теряет многие миллионы долларов.  

 «Мы давно сотрудничаем с предпринимателями из Кореи, - рассказывает камчатский рыбопромышленник. – Конечно, они понимают, что с рыбной отраслью в России не все в порядке. Их сложно чем-то удивить. Но когда наши партнеры узнали, что у нас сотнями тонн уничтожают конфискованного краба, они все же сильно удивились. И покрутили пальцами у виска…»

На первую партию привезенную для сжиганию в немецкой печи РПК «Дальинторг» прибыло поглазеть десятка два чинов «Роспотребнадзора», «Росельхознадзора», милиции, ФСБ, депутаты. Все грустно смотрели на это варварство, матерились и ругали правительство. Каждый мысленно подсчитывал  деньги, которые можно было выручить от продажи деликатеса. Но никто из законодателей Камчатки, Дальнего Востока не осмелился забить в набат и достучаться до г-д ПУТИНА, МЕДВЕДЕВА, ГРЫЗЛОВА, чтобы остановить сжигание ценной крабовой продукции годной хоть сейчас на царский стол. Просто есть реальные механизмы взятия под более строгий контроль процедуры продажи конфиската.  И государство получит прибыль, сможет рассчитаться за хранение, перевозку, выгрузку, разгрузку конфиската.  И оставшихся денег хватит, чтобы пустить их на какие-нибудь благородные цели.

 СЖИГАЕМ НЕ ПО-ДЕТСКИ

 Подобной дикости, что происходит у нас, я думаю, нет ни в одной стране мира. Фактически власть расписалась в собственном бессилии, что не может создать механизм реализации ценного конфиската. И решила чтобы он никому не доставался ни свиньям, ни людям, ни себе. Но сжигание не панацея. Ведь краб все равно тырят. Я думаю, что нет никакой гарантии, что полностью в печи будет сожжена вся партия в 40 т. Поскольку уже в городе появился краб из этой партии. Недавно снова состоялись электронные торги, на которых конкурс по утилизации партии конфискованного краба выиграла какая-то московская фирма. Причем в условиях сказано, что уничтожение должно производиться на территории Камчатского края.

 Порой натыкаешься на объявления, размещенные на камчатских сайтах, в газетах примерно такого содержания: «Помогите собрать … тысяч рублей на операцию ребенку…». таких объявлений полно по всей России. И в это время государство сжигает продукции на десятки, сотни миллионов. Сжигает деньги не по-детски. Эти крабы можно продать и раздать родителям вот этих детей, чтобы они не унижались и не клянчили как нищие на паперти деньги на операции своим детям, на дорогие лекарства. Можно найти много целей, куда потратить вырученные деньги. Пока происходящее говорит о том, что те, кто посоветовал ПУТИНУ пойти на такой шаг и принять решение об уничтожении конфиската либо люди с нечистой совестью и сами жулики, либо люди, оторванные от действительности, как и сам премьер. Считаю, что власти Камчатки,  депутаты, политические партии должны достучаться до президента и премьера и отменить существующий порядок. И выработать прозрачные механизмы оценки и продажи конфиската.

Вступайте в группу Новости города Новокузнецк в социальной сети Вконтакте, чтобы быть в курсе самых важных новостей.

всего: 701 / сегодня: 1

Комментарии /2

20:0721-12-2010
 
 
серж
Россия Щедрая душа,а у народа ни шиша.

20:2321-12-2010
 
 
Читатель
действительно, дурь полная...

Смайлы

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире