Ухабистыми дорогами

Ухабистыми дорогами

Местные новостиДеньги
Вчера должна была завершиться многомесячная эпопея с выплатой зарплаты работникам обанкротившегося ООО "АТП КМК".

Жаль, что история едва ли не самого первого крупного предприятия Новокузнецка закончилась скандалом. Оно ведь возникло в 1928 году, когда и название "Кузнецкстрой" еще не было, а был "Тельбесстрой", куда прибыли две первые автомашины – легковая и грузовик... Но не будем сейчас углубляться так далеко в биографию автотранспортного цеха Кузнецкого комбината. Речь пойдет о последних и совсем не легендарных его летах - об истории банкротства предприятия.

Своим "трехколесным" статусом ООО "АТП КМК" обязано тотальной кампании аутсорсинга, проведенной "ЕвразХолдингом" в начале минувшего десятилетия при реструктуризации Запсиба и Кузнецкого металлургического комбината. Новоиспеченная компания, созданная в 2002 году на базе автотранспортного хозяйства КМК, была одной из самых последних евразовских "дочек" в ряду контор, отправленных им в самостоятельную жизнь. Эта жизнь, впрочем, неразрывно связана с деятельностью прародителя по той простой причине, что тот остается главным заказчиком сервисных служб. Как и в случае с АТП КМК, ориентированного прежде всего на нужды "Евраза".

Стоит, однако, заметить, что автопредприятие было весьма солидным партнером холдинга. 1200 работников - даже по российским меркам компания с такой численностью персонала считается крупной. И в первые пять-шесть лет АТП КМК так себя и позиционировало, обозначив свое присутствие даже на рынке ремонтных и таксоуслуг, в продаже запчастей. Это помимо традиционных грузовых и автобусных перевозок, остававшихся основным видом деятельности. В Интернете до сих пор можно отыскать старые рекламные объявления на сей счет. (Но, что примечательно, они часто сопровождались логотипом Евраза). Вероятно, уровень притязаний компании достиг своего максимума весной 2008 года. Ровно три года назад ее состав пополнился сразу шестью иногородними цехами - Гурьевским, Таштагольским, Мундыбашским, Казским, Шерегешским, Абагурским. Компания прибавила к своему парку без малого еще три сотни автомобилей.

Все поменял кризис, повлекший за собой падение объемов металлургического производства и рудной добычи, а следовательно, и грузоперевозок. Тут как-то сразу обнаружилось, что плата за аренду оборудования НКМК чересчур высока, а транспортные тарифы, наоборот, слишком низкие. Припоминаю по этому случаю профсоюзный пикет на автобусной остановке у площади Побед. То была болезненная реакция на попытку автотранспортников поднять стоимость проезда по маршруту, обслуживающему главным образом металлургов.

Дальше - больше. Мало того, что объемы транспортных заказов НКМК и "Евразруды" резко снизились, так они еще и платить за выполненную работу стали с большими задержками. Вот тогда АТП КМК и вырулило на весьма ухабистую дорогу, которая привела к банкротству. Именно с того времени начали накапливаться долги по зарплате.

И не только у автотранспортников. Точно такие же проблемы плюс сокращение персонала начались едва ли не во всех сервисных фирмах, созданных в порядке аутсорсинга на площадках Запсиба, НКМК и в "Евразруде". Областной совет профсоюзов стал забрасывать обращениями инстанции - от дирекции холдинга до Владимира Путина, в коих живописал катастрофическое положение трех с лишним десятков вспомогательных производств, прошедших в свое время процедуру то ли отлучения, то ли обретения хозяйственного суверенитета, но не ставших от этого менее зависимыми от своего главного заказчика - "Евраза". Между тем, как указывалось в обращениях, кадровая численность в этих организациях суммарно не намного уступает базовым предприятиям.

Но правительство в тот момент было куда больше озабочено мерами по спасению корпораций и в подобные мелочи не вмешивалось. Что до позиции "Евраза", то его менеджеры, отвечая на обвинения в уходе от ответственности перед вспомогательными службами, цитировали президента холдинга Александра Фролова: "Для нас стратегически важно добиться того, чтобы компания не распыляла свои ресурсы на те функции, которые не имеют прямого отношения к производству и в которых мы не являемся специалистами"... Ну и так далее – о целесообразности передачи не вполне профильных активов в руки третьих лиц, но, безусловно, профессионалов. От себя управленцы добавляли довольно туманные, но очень убедительные из-за обилия специфичных выражений рассуждения о безальтернативности проведенной реструктуризации для предприятия-экспортера, стремящегося отвечать международным стандартам менеджмента. Применительно к предприятию-банкроту (ООО "АТП КМК" было признано таковым решением Кемеровского арбитражного суда в феврале 2010 года) это означало, что, если управленческие ошибки и были, то виновато в них руководство самого автопредприятия. И никакой изначальной ошибки, напоминающей "родовую травму", процесс аутсорсинга в себе не таил.

Что конкретно привело АТП КМК к банкротству, судить не берусь, отмечу только, что налицо дежурный кризисный набор. Тут и исхудавший портфель заказов, и неплатежи по налогам (которые, к слову сказать, в разы превосходили долги по зарплате), и несвоевременные выплаты партнеров, и тарифные тиски, и ставшая неподъемной аренда. Что касается качества управления предприятием, то его в какой-то мере характеризует такая деталь: полгода назад бывший гендиректор АТП КМК Валерий Леонтьев был осужден на два года условного срока главным образом за то, что, пренебрегая налоговыми выплатами на доходы физических лиц, предпочел гасить в первую очередь кредит, за который отвечал собственным имуществом.

В прошлом году редкое заседание областного антикризисного штаба обходилось без деклараций по поводу выплаты долгов предприятия по зарплате. Они исчислялись десятками миллионов рублей и порой составляли чуть ли ни половину всей задолженности по области. Летом назначенный арбитражным судом конкурсный управляющий АТП КМК Евгений Седельников ответил по поводу этих требований, что он лишен возможности расплачиваться с коллективом, поскольку налоговая инспекция блокирует все банковские расчеты предприятия, если они не направлены на погашение задолженности перед бюджетом.

Примерно об эту же пору председатель Горно-металлургического профсоюза России Михаил Тарасенко и председатель комитета по труду и социальной политике Госдумы Андрей Исаев (депутат-единоросс) направили в парламент проект поправки к Федеральному Закону "О несостоятельности (банкротстве)". Суть поправки: долги банкротного предприятия по зарплате подлежат первоочередной выплате наряду с налоговой задолженностью.

За прошедшие полгода с лишним Госдума дважды принимала поправки к этому федеральному закону - в декабре 2010 года и нынче в феврале. Но ни та, ни другая не имеют отношения к упомянутому проекту. При том, что обычно законопроекты, инициированные единороссами, принимаются в оперативном режиме.

Как бы там ни было, история с долгами по зарплате в ООО "АТП КМК" разрешилась в конце концов благополучно. Не без помощи административного ресурса. И, что бывает совсем не часто, коллектив банкротного предприятия не выперли на улицу - большинство его работников, более тысячи человек, были приняты в компанию "Афганец+", которая унаследовал "бесхозную" часть автотранспортного рынка.

Похоже на хэппи-энд?

 

Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе самых важных новостей. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке и нажать кнопку Join.
Александр Денисов
"Кузнецкий рабочий"

всего: 1113 / сегодня: 1

Комментарии /3

09:4601-03-2011
 
 
Похоже на судьбу всех предприятий в Новокузнецке, прошлую, настоящую и будущую. Готовимся к отъезду. Хоть в тайгу, хоть к чёрту

18:1301-03-2011
 
 
нам седня на планерке (зсмк) открытым текстом сказали: не хотите работать - идите нах.. Придут люди с кмк, мы не испытываем недо

21:1701-03-2011
 
 
Читатель
А куда вас послать, если не хотите работать? В Курвашель, что ли?

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



Местные новости