Алексей Серебряков: в театре я не нашел своего режиссера

Алексей Серебряков: в театре я не нашел своего режиссера

В стране и миреШоу-бизнес
Актер Алексей Серебряков - образ настоящего мужчины.

В числе его ролей - сотрудники правоохранительных органов, разведчики и пограничники. Новая роль Серебрякова - врач-анестезиолог в сериале телеканала "Россия" "Военный госпиталь". Врачу приходится работать в условиях вооруженного конфликта.

Клятва Гиппократа

Российская газета: Вы играете колоритного персонажа. Он - "неформальный анестезиолог", в оппозиции к другим врачам, со специфическим врачебным юмором.

Алексей Серебряков: На самом деле, он - обычный человек, который пытается выживать в предложенных обстоятельствах. Когда играешь персонажа, который периодически появляется на экране, а не прописан в сценарии из кадра в кадр, то нужно создавать роль, что называется, широкими мазками, чтобы героя зрители узнавали. Отсюда возник образ неформального человека с всклокоченными волосами. Очки ему придумал смешные, на веревочке. Юмора на самом деле в телефильме будет немного. Причина этого - слабый сценарий, а из врачебной темы можно было бы вытащить много всего интересного. Почему так получилось? На мой взгляд, у нас в стране есть одна большая проблема - люди не любят работать. Поэтому и мы на съемках используем только то, что успел сделать сценарист. То, что он захотел сделать или смог, а это не очень много.

РГ: Вы в людях, в своих героях, отмечаете в первую очередь достоинства или недостатки? К примеру, когда сценарий читаете.

Серебряков: Сценарий - это чертеж того здания, которое надо построить и в котором я - лишь отдельный элемент. Актер - это кирпичик, который должен стоять на своем месте, для того, чтобы здание было устойчивым и в нем можно было бы находиться, и на него приятно было бы смотреть. Что подмечаю в персонаже? Недостатки столь явно видны, что на них не стоит обращать пристальное внимание. Поэтому в герое пытаешься найти достоинства. Исходя из этого, и определяю, в какой картине буду сниматься. Недостатков в любом герое хватает, а если есть хоть какое-то достоинство, удается найти, - то на это с радостью откликаешься. К примеру, вот мой анестезиолог. Он не отрицательный персонаж. Он скорее странный.

РГ: И в чем его странность?

Серебряков: Он - циничный врач, который, с одной стороны, очень хорошо понимает, что такое клятва Гиппократа, с другой стороны - хорошо осознает ту измененную войной реальность, в которой находится. Вот он и пытается соединить одно с другим. В меру своих сил и способностей.

Благие намерения

РГ: В сериале пытаются обойти вопрос национальной принадлежности боевиков, которые орудуют в этой "горячей точке". Но понятно, что это Россия. Как вы относитесь к обострившемуся вновь у нас на родине национальному вопросу?

Серебряков: У нас воюющая страна. На мой взгляд, причина любой войны - это имперские амбиции государства. Это то, что приводит к войне в любой стране. Возьмите хоть США. Они воюют, и мы воюем. Обычных людей это вроде бы мало касается. Скажем, только на уровне выхода из аэропорта Домодедово. Но на самом деле я вижу, что мир распадается на части. Это неминуемо. Возраст человечества уже такой.

РГ: То есть вы не верите в ООН в глобализацию?

Серебряков: Кто-то глобализируется, а кто-то деградирует. Кто-то хочет работать и идти вперед, а кто-то работать не хочет, а желает только молиться. Человеческая природа такова, что мы пытаемся искать виновных не в себе, а вовне. Отсюда возникает желание мести, зависть, стремление найти и уничтожить виновного. Человечество уже давно не хочет жить ради жизни.

РГ: Разве "жить ради жизни" - это не основной принцип восточной философии?

Серебряков: Согласен, но вспомним, например, Камбоджу. В Камбодже во времена Пол Пота было истреблено бесконечное число людей и буддизм там никого не остановил. Везде случаются напасти. В глобальном смысле человек XXI века не думает ни о чем, кроме как об удовлетворении собственных потребностей. В таких условиях легко попасться на крючок. Стать марионеткой идеи, религии. Тогда и появляются люди, которые решают, что имеют право лишить других жизни. На мой взгляд, идеологией человечества должна быть терпимость, толерантность и доброжелательность.

РГ: Благие намерения, но вам удается так жить?

Серебряков: Я прожил достаточно, чтобы понимать, что именно эти принципы дают мне возможность спокойно существовать. Жить в мире с окружающими.

Издержки профессии

РГ: Если вернуться к вашей профессиональной деятельности, то вы не раз говорили, что хотите попробовать себя в режиссуре. Что мешает?

Серебряков: Степень ответственности, которая ложится на человека, говорящего "я - режиссер". Я перфекционист, поэтому хорошо понимаю эту меру ответственности и на себя ее возлагать пока не могу. Вижу много людей, которые декларируют, что они режиссеры, но из этого ничего не получается. Они не хотят снимать плохое кино. Этого никто не хочет. Но почему же плохого кино так много? Мой ответ, потому что в философии существования современного человека считается, что можно стать богатым, не работая, а просто отгадав слово, не думая и  не читая  перед этим книжки. Известным можно стать, показав свою беспомощность, а не усердно тренируясь. Самодеятельность насаждается во всем. Поэтому и количество профессионалов минимально во всех областях.

РГ: Как тогда вы воспитываете своих детей, если рисуете столь безрадостную картину действительности?

Серебряков: Ужас в том, что ограничить их свободу невозможно, а среда такова, что не дает им развиваться. Но существует Европа, Западный мир.

РГ: То есть перспектива - отдать их учиться в Оксфорд?

Серебряков: А почему нет? Для воспитания ребенка необходимо максимально раскачать маятник. Дать детям широкий спектр для выбора. Чтобы они жили на планете Земля и строили мост там, где он нужен, вне зависимости от того, на каком языке в этой части планеты говорят. Чтобы они понимали, что реализовывать свои возможности и таланты можно вне зависимости от границ.

РГ: То есть жить по принципу "Мое отечество - все человечество".

Серебряков: Так и нужно. Мы сильно бы продвинулись вперед, если бы это поняли. Например, в Интернете, если вы мало-мальски говорите по-английски, то можете найти связь с любым интересующим вас человеком. Общаться, развивать свои идеи.

РГ: И все-таки, если можно приложить усилие, собрать подходящую съемочную группу, которая бы вас устроила, что мешает попробовать сделать свое кино?

Серебряков: Я как актер получаю в десять раз больше, чем режиссер. И поскольку у меня растут дети, то для меня это главное. Материальная сторона моего существования для меня актуальна. Я не собираюсь покупать острова, яхты, самолеты, но обеспечить обучение и здоровье своих детей я обязан. Это, поверьте, очень дорого. Поэтому пока я работаю артистом. И у меня еще есть какое-то время для того, чтобы быть востребованным. Неминуемо мне придется поменять характер работы, наверное, это все же будет продюсирование, вряд ли режиссура. Но у меня еще есть лет пять в запасе. Сейчас я в основном играю друзей главного героя, наставника главного героя или его отца. Вот когда я стану играть дедушку главного героя, - значит, пора идти в продюсеры.

РГ: Не больше ли свободы вы могли бы найти на театральной сцене?

Серебряков: В театре я не нашел своего режиссера. От многих талантливых людей уходил: и от Табакова, и от Виктюка, и от Мирзоева. От людей мною уважаемых. Причина в том, что я не понимаю принцип существования актера, когда ты рисуешь одну и ту же картину каждый вечер. Снова и снова пишешь свою Джоконду, подстраиваясь под график, установленный начальником труппы. Из плохого спектакля не сбежишь, эту лямку надо тянуть, играть в том, что тебе не нравится. Я уже не в том возрасте, чтобы заниматься тем, что мне не нравится.

Особенности национального характера

РГ: Есть в мире точка, страна, в которой вы себя чувствуете наиболее комфортно?

Серебряков: Я хорошо и комфортно чувствую себя в западных странах. Хотя если бы я там жил, а не приезжал туристом, то, наверное, столкнулся бы с разными проблемами.

Знаете, что поражает, когда ты в Нью-Йорке идешь в толпе? Эта толпа излучает доброжелательность. Нет общего и всепоглощающего чувства агрессии, хамства, жлобства.

Они живут в другом мире, там комфортно, там хорошо. Принципиальная разница между русской ментальностью и западной заключается в том, что у нас долгое время правил мистер Кольт. Он решал вопросы справедливости и правды. Мистер Кольт плох одним - так можно всем оказаться мертвыми. И стоматологу, и парикмахеру, и овощеводу. И люди договорились соблюдать закон. А когда соблюдаешь закон терпимости и любви к ближнему, то все мы благоденствуем. Тогда осознаешь, что чем богаче ты лично, тем богаче те, кто рядом с тобой. Чем я лучше работаю и больше зарабатываю, тем больше оставлю чаевых официанту, таксисту. Всем живется лучше. В моем понимании только принципы доброжелательности на идеологическом уровне приводят к комфортному существованию всех.

Вступайте в группу Новости города Новокузнецк в социальной сети Вконтакте, чтобы быть в курсе самых важных новостей.

всего: 563 / сегодня: 1

Комментарии /0

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире