Обязанные хотеть, ушибленные сосулей

Обязанные хотеть, ушибленные сосулей

В стране и миреПерсона
Письма президенту Александра Минкина

Г-н президент, вот мы и увидели, как ЭТО происходит. ТВ показало кино про выборы по знаменитому сценарию Путина “Сядем и решим”. На экране были вы и Матвиенко. Вы предложили ей стать председателем Совета Федерации (хотя не имели на это никакого права), а она сперва немного поколебалась, а потом согласилась (хотя не имеет на это никакого права).

Она отнекивалась: мол, еще не всё сделано в Питере… Но ведь всё уже было ясно, правда? Ведь если б она отказалась (по-настоящему), это был бы не отказ от должности, а отказ ПРЕЗИДЕНТУ.

Президенту (у которого каждое слово в граните отливается) не отказывают. Если ему можно отказать, значит, он просто человек. А ведь это не так, а?

Если б она всерьёз отказалась, кто бы это по телевизору показал?

…Главная ваша работа называется “гарант Конституции”. Там так и сказано: “Президент РФ является гарантом Конституции”. А в ней есть 101-я статья: “Совет Федерации избирает из своего состава Председателя”.

Понимаете? Председателя избирает СФ и из своего состава. А выбрали вы и сбоку. Но с той минуты, как вы ей сделали предложение, все уже считают ее председателем СФ. Вы таким образом ее назначили. Больше всего это похоже на тот самый правовой нигилизм, с которым вы боретесь. Как юрист вы это понимали и делали надлежащие формальные оговорки. На вашем официальном сайте висит этот красноречивый разговор:

“28 июня 2011 года, 16:00 Москва, Кремль.

МЕДВЕДЕВ. Здравствуйте, Валентина Ивановна. Как настроение?

МАТВИЕНКО. Настроение рабочее, Дмитрий Анатольевич… Но у меня такое двойственное состояние, Дмитрий Анатольевич. С одной стороны, я, безусловно, чувствую свою ответственность перед городом [Санкт-Петербургом], перед тем доверием, которое мне горожане оказывали, и поддержку. С другой стороны, я понимаю, что это огромная ответственность — работать в Совете Федерации… Поэтому приехала к Вам за советом.

МЕДВЕДЕВ. Если говорить предельно серьёзно, Валентина Ивановна, то я действительно считаю, что Ваша работа в должности губернатора Петербурга была и остаётся весьма востребованной и успешной. Говорю это не по долгу службы, как Президент страны, а как человек, который родился в Ленинграде, который вырос в Ленинграде и Петербурге, и могу сказать, что за время вашей работы город очень существенно изменился. Просто стало приятно смотреть на улицы, здания, дворы (в Петербурге много дворов, поэтому неудивительно, что президент видел какие-то другие. — А. М. ). Поэтому я считаю, что эта работа была очень и очень серьёзной, и именно с этим я и связываю эту инициативу, которая прозвучала во время встречи у меня в Горках от губернаторов. Причём они с воодушевлением, надо признаться, говорили о Вашей кандидатуре (вот бы поглядеть на воодушевлённых губернаторов! А то всё какие-то неодушевлённые. — А. М. ). Во-первых, они Вас уважают просто как коллегу, как губернатора, как человека, успешного в этой должности. Во-вторых, что на самом деле немаловажно, всё-таки среди губернаторского корпуса существует ощущение, что потенциал Совета Федерации, вот именно федеративный потенциал, потенциал палаты регионов, может быть, недовостребован. Или, во всяком случае, мог бы использоваться лучше. И эти надежды они связывают с приходом нового Председателя. Я вот так это всё понимаю. Поэтому это, конечно, очень серьёзная, очень весомая позиция в государстве — Председатель верхней палаты парламента. Я Вам прямо скажу: я считаю, что для государства было бы благо, если бы Вы возглавили верхнюю палату парламента — Совет Федерации. Но решение по этому вопросу принимает не Президент. У Президента огромные полномочия в нашей стране, но это не мои полномочия”.

Последняя фраза какая-то неудачная. Хотя, как можно догадаться, вы хотели сказать, будто председателя выбирают сенаторы, но язык не повернулся.

Когда Путин на вопрос о следующем президенте отвечает, что он с вами “сядет и решит”, некоторые возмущаются: мол, решать должен народ. По Конституции оно, конечно, так. Но в реальности… Бездельники, воры, алкоголики, наркоманы, взяткобратели и взяткодатели, насильники просто и насильники, избивающие и мучающие сотни тысяч собственных детей, стрелки из травматики и бросатели бананов, проститутки, бомжи, бандиты — и вот им доверять выборы президента России?! Нет, пусть лучше Путин.

А теперь оказывается, даже сенаторам нельзя доверить выборы ихнего председателя. Вдруг они себе выберут не того?

Но если даже на это они не способны, то что они там (в СФ) делают?

Есть мнение, будто они там делают деньги из своего служебного положения. И ради такого положения они готовы покорно принять любое положение, в том числе коленно-локтевое. Это понятно. Непонятно другое: зачем мы платим им большую зарплату? (С нашей точки зрения она большая, в десятки раз больше, чем у врача, а для них это так, на булавки. ) Это они нам должны платить за такое своё выгодное служебное положение. Скажем, каждому гражданину России ежемесячно по 10 долларов от Думы и по 10 — от СФ. Если из населения страны вычесть чиновников и нелегальных мигрантов, нас останется примерно 100 миллионов. По 20 долларов каждому — выйдет 2 миллиарда в месяц. Вот на какую маленькую часть сократится то, что они вывозят на Запад.

…Г-н президент, у вас не должно быть сомнений. Все чиновники, с которыми вы разговариваете, хотят власти. Они просто обязаны этого хотеть, потому что должны брать с вас пример…Г-н президент, у вас не должно быть сомнений. Все чиновники, с которыми вы разговариваете, хотят власти. Они просто обязаны этого хотеть, потому что должны брать с вас пример.

Перед тем как вы выбрали Матвиенко председателем СФ, вас очередной раз спрашивали, пойдете ли вы на второй срок. Это было интервью газете Financial Times. Ваш ответ (по-прежнему уклончивый) содержал, однако, некоторое необычное признание. Вот оно:

МЕДВЕДЕВ. Я вам скажу одну вещь: я считаю, что любой руководитель, который занимает такую позицию, как президент, он просто обязан хотеть баллотироваться. Другой вопрос, будет ли он для себя это решение принимать или нет, вот это решение несколько отстоит от его желания.

“Обязан хотеть”? Невольно возникает мысль о супружеских обязанностях; для многих мужчин — семейная каторга, пашут как рабы на галерах. Эта обязанность, вы правы, нередко “отстоит от желания”, даже, можно сказать, лежит в стороне. “Супружеские обязанности” (ужасное выражение) — это признание в нелюбви к объекту. Да и не за что его любить, этот вечно недовольный, неблагодарный народ.

Вот, например, ваши питерские. Можно ли на них положиться? Утверждают, будто вы меняете там губернатора не столько потому, что некому возглавить СФ, сколько потому, что опасаетесь за результаты декабрьских выборов в Думу.

Вы, г-н президент, сказали “предельно серьезно”, что работа Матвиенко в Питере “была и остаётся весьма востребованной и успешной”. Допустим, что горожане по отношению к ней делятся 50 на 50. А вы её у них забираете. Те, кто был за Матвиенко, обидятся на власть и будут голосовать против. А те, кто был против Матвиенко, — неужели они такие наивные, что побегут голосовать за нового (но опять-таки вашего) ставленника?

А за Валентину Ивановну можно только порадоваться. В Совете Федерации её не заденет ни одна сосуля (в смысле, сосулька).

Вступайте в группу Новости города Новокузнецк в социальной сети Вконтакте, чтобы быть в курсе самых важных новостей.
Александр Минкин
mk.ru

всего: 705 / сегодня: 1

Комментарии /0

Смайлы

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире