до юбилея
345 дней
 
Медведев уже проиграл Путину

Медведев уже проиграл Путину

В стране и миреПолитика
Если действительно призвал крупный бизнес определяться, кого тот поддержит в 2012 году

Если правда, что на встрече с предпринимателями Медведев в том или ином виде предложил им (как о том сообщила газета «Ведомости») выбрать между двумя курсами – его и Путина, и, соответственно, между двумя возможными кандидатами (а разные участники встречи по-разному передают соответствующий фрагмент его выступления) в президенты, то это – не самый удачный его политический шаг. Особенно если он действительно готов к конкуренции с Путиным – публичной, в ходе избирательной кампании, или кулуарной, на этапе определения общего кандидата.

 Не самым удачным этот шаг является сразу по нескольким причинам.

 Во-первых, просто потому, что Медведев сделал столь определенный шаг (или дающий основание толковать его как таковой) первым. В подобной ситуации, при подобной игре нервов, проигрывает тот, кто делает ход первым.

 Во-вторых, о чем уже говорят многие, он предложил им сделать свой выбор до того, как сам объявил о том, что этот выбор сделал. Он предложил людям, по большому счету, очень уязвимым на сегодня в России в отношениях с политиками, первыми ввязаться в политическое противостояние. Ему, конечно, было бы удобнее говорить о том, что он будет выдвигаться на пост президента, если бы та или иная значимая общественная группа активно его об этом попросила. Только он, очевидно, не понимает, что для этой конкретной группы такая просьба, с одной стороны, содержит в себе риск, а с другой – означает ставку в игре без всяких гарантий того, что эта игра действительно будет вестись. И что сам попросивший о поддержке кандидат действительно будет в нее играть.

 В-третьих, он предложил бизнесу вступить в политическую борьбу, притом, что больше десятилетия эту социальную группу приучали к неучастию в политике. Мало того, им наглядно продемонстрировали, что может быть с теми, кто этого не понимает. А тут этих людей публично стимулируют к тому, чтобы они не просто включились в борьбу, но и ее начали. С одной стороны, это для бизнеса вообще не вполне функционально, с другой – не слишком эффективно. Просто потому, что бизнесмены – это не только не самая популярная социальная группа, но и не самая любимая в обществе. Кроме того, электорально эта группа – далеко не самая значимая. И если бы они всерьез рискнули и сказали: «Выдвигайся, ты – наш кандидат!», Медведев сразу же стал бы «кандидатом богачей». В известной терминологии – «кандидатом буржуазии», тем более крупной. И даже больше – «ставленником олигархов».

 При желании в ответ Путин без труда ответит столь же традиционным: «Трудящиеся, объединяйтесь! No Pasaran!». Кстати, в тех же США Обама выиграл кампанию 2008 года во многом за счет апелляции к «рабочим Америки». А одним из лозунгов массово поддерживавших его профсоюзов был «Дадим пинка (имелось в виду – республиканцам) за рабочий класс!». Никуда эти понятия из сегодняшнего мира не ушли. И взятое из 1930-х гг. название «Народный фронт» тут придется куда как кстати. И когда «блок реакционной буржуазии» был бы разгромлен в марте будущего года каким-нибудь «Общенародным фронтом трудящихся» во главе с Владимиром Путиным, Медведев потеряет лишь возможность продолжить свою президентскую карьеру, но выдвинувшие его бизнесмены рискуют в этом случае потерять куда больше, причем под возгласы общенародного одобрения. Правительство и так гадает, чем пополнять будущий бюджет, – а тут просто в глаза будет бросаться, за чей счет это можно будет сделать. Причем даже на добровольной основе: бизнес-застрельщиков кампании Медведева просто «вежливо попросят» проявить патриотизм и социальную ответственность, выкупив свои политические грехи.

 В-четвертых, Медведев, если он все-таки действительно обращался с таким призывом, явно имел перед глазами ситуацию 1996 года, когда при явном лидерстве Зюганова Ельцин сумел, опершись на будущих олигархов, получить их активную поддержку и всеми доступными способами обеспечить себе конечную победу на выборах. С одной стороны, Путин – не Зюганов: ни по волевым качествам, ни по контролируемым ресурсам. С другой, сами ситуации просто противоположны. В 1996 году Ельцин мог сказать новому крупному бизнесу: «То, что у вас есть, вам дала моя политика. Если победит компартия, у вас всё отберут». Это, в общем, было не вполне правдой, но выглядело правдоподобно. И олигархи стали драться насмерть – и потом, победив, в оплату потребовали власть.

 В нынешней ситуации Медведев обращался к тем, кто все получил не от него, а скорее от Путина, причем как состояние, так и определенные гарантии его неприкосновенности, и ту самую «стабильность». И само по себе возвращение Путина им особо ничем не грозит. В худшем случае – сохранением известных накопившихся неудобств, которые, в общем-то, не смертельны. Т. е. они знают, что будет, если вернется Путин: в худшем случае – ничего страшного.

 Если вернется (точнее, останется) Медведев – еще очень непонятно, что будет. Не то прорыв, не то дефолт... Неизвестно. Но явно не будет стабильности, которая, кстати, в первую очередь бизнесу и нужна. Именно она, а не многопартийность, демократия и митинги на площадях. Тем более что у Медведева, кроме громких и не всегда внятных планов, за спиной особых достижений нет. Т. е. для бизнеса вообще не факт, что курс Медведева в самом деле намного лучше курса Путина. Медведев вообще производит много шума, а, как известно, «деньги любят тишину».

 К тому же абсолютно нет гарантий, что Медведев победит. Его возможный избирательный рейтинг пока почти в два раза отстает от путинского. А при намечающемся втором туре даже гадать не нужно, как проголосуют избиратели Зюганова и Жириновского – да еще и «Справедливой России».

 Т. е. даже если проекты Медведева и могут показаться бизнесу более привлекательными, чем реальности Путина, последние известны и риска в себе не несут. А первые туманны и несут двойной риск: что будет с поставившими на Медведева в случае его поражения (или отказа от участия), и что будет, если курс окончится новым 1992 или 1998 годом.

 В-пятых, Медведев, предложив выбирать (если он это предлагал, оговорюсь еще раз), сыграл на своего рода разделение. На противопоставление. При желании Путин отбивает этот шаг, даже не вступая в противостояние на данном этапе. Точнее, противопоставляя, но асимметрично. Т. е., с одной стороны, противопоставляя призыву к выбору успокоительное предложение ничего не выбирать. Иными словами, Медведев предлагает бизнесу вступить в политическую схватку, Путин же просто может предложить в нее не вступать. Как под предлогом того, что еще рано и нужно думать о другом (например, о парламентских выборах), так и заявив, что он не хочет принуждать бизнесменов к какому-то выбору и непременному занятию той или иной стороны в этой схватке. В этой ситуации окажется, что Медведев требует политической мобилизации бизнесменов, а Путин их от этой мобилизации освобождает. Медведев предлагает риск с неизвестными шансами и неясными перспективами, а Путин дает возможность не рисковать. Надо ли доказывать, «что бизнесмену нужно»?

 С другой стороны, Медведев обрисовал два варианта и два проекта развития. Путин, судя по его политической стилистике, просто предложит совместно работать над выработкой общего проекта (собственно, он уже призвал к этому на встрече с учеными в Академии наук). Медведев рисует свое видение и говорит: «Присоединяйтесь!». Путин предлагает обществу (и, скорее всего, предложит бизнесу) «вместе создать новый план развития», но «исключающий риски катастроф и те или иные авантюры».

 В-шестых (это – не главное, но тоже по-своему важное), Медведев своим призывом начинает этап противостояния раньше, чем этого ждали основные элитные группы. Они рассчитывали, что относительная политическая тишина и спокойствие продлятся до середины-конца августа, и можно будет расслабиться и отдохнуть перед осенне-зимней схваткой. В данной ситуации становится очень похоже, что все начнется значительно раньше и в самую «жару». Т. е. Медведев лишает их этого отдыха и заставляет напрягаться раньше ожидаемого. А какие эмоции вызывает человек, объявивший в казарме: «Подъем!» за полтора часа до положенного времени, наверное, очевидно. Как и то, какие вызовет тот, кто в ответ скажет: «Спите-спите, он перепутал»...

 Михаил Хазин, комментируя сложившуюся ситуацию, заявил, что у Медведева – очень слабые советники. Это очень, очень мягко сказано. Либо они очень сильные. Только цели имеют несколько отличные от публично декларируемых...

Вступайте в группу Новости города Новокузнецк в социальной сети Вконтакте, чтобы быть в курсе самых важных новостей.
Черняховский Сергей
km.ru

всего: 957 / сегодня: 1

Комментарии /1

23:1414-07-2011
 
 
nadyazyk5527
Конечно другие цели, если его самый главный помощник этот получеченец Сурков обьявил Путина богом, что еще можно говорить.

Смайлы

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире