Долг отечества

Долг отечества

В стране и миреВ мире
Государство все чаще игнорирует даже решения судов о денежных обязательствах перед гражданами

В первых числах июня вступит в законную силу решение Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), которое обязывает российские власти выплатить 12 военнослужащим в общей сумме около 260 тыс. евро. В своей жалобе военные утверждали, что они принимали участие в миротворческой операции на территории бывшей Югославии, но суточного довольствия не получили. Вооруженный конфликт закончился еще в далеком 2001 году, а свои честно заработанные деньги люди получат только этим летом. За последнее десятилетие практика неисполнения денежных обязательств государством перед гражданами, по мнению экспертов, стала обычным делом. А чтобы получить уже определенные судом компенсации морального и материального вреда за незаконные действия должностных лиц или смерть родственника в больнице, людям приходится ходить по столоначальникам годами.

Несколько военнослужащих и две вдовы пытались взыскать причитающиеся им «суточные» в российских судах в 2001–2003 годах. Их исковые требования были удовлетворены, однако компенсаций заявители так и не получили. Позже кассационная инстанция – президиум Московского окружного военного суда – отменила решения судов первой инстанции о выплате денежного довольствия. Отчаявшиеся военные обратились в Страсбургский суд, который 6 марта 2012 года признал, что российские власти нарушили права истцов на справедливое судебное разбирательство (статья 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод) и на защиту собственности (статья 1 протокола 1 к конвенции). Правозащитники отмечают, что практика неисполнений судебных решений по выплатам гражданам распространена в России повсеместно, поэтому наши соотечественники зачастую ищут защиты от произвола властей в Европейском суде. «Каждое пятое–седьмое решение суда касается того, что кто-то кому-то не заплатил», – говорит «НИ» руководитель межрегиональной правозащитной ассоциации «Агора» Павел Чиков.

Процесс пошел

Около двух недель назад в редакцию «НИ» обратились правозащитники из Казани. Они сообщили, что бывший солдат Данис Закиров, которого во время службы в армии переехал бронетранспортер, уже пять месяцев не может получить у Министерства обороны РФ моральную компенсацию. Абсурдность ситуации заключалась в том, что у молодого человека есть на руках соответствующее решение Верховного суда Татарстана. После выхода в «НИ» материала «В ответ тишина» (номер от 13 марта 2012 года) с юристами Казанского правозащитного центра связалась прокуратура Северной Осетии. «Они курируют военную часть в Южной Осетии, – говорит «НИ» пресс-секретарь правозащитного центра Булат Мухамеджанов. – Нам объяснили задержку по выплате компенсации тем, что в Минобороны РФ присланные документы потерялись. Сейчас мы в суде запросили новые оригиналы решений, чтобы по второму разу отослать их в министерство. В общем, дело растянется еще на два-три месяца».

«Проблема с Минобороны в большой степени деланая и надуманная, – уверяет «НИ» Павел Чиков. – Потому что не надо подавать иски к Минобороны, если можно обратиться в Министерство финансов России. Если ваша цель не «наказать» Минобороны, а получить деньги, причем как можно скорее, тогда ответчиком надо выбирать финансовое учреждение. Опыт показывает, что этот путь наиболее эффективный». Наш собеседник объяснил, что по закону люди имеют право выбирать ответчика, когда подают иски, связанные с незаконными действиями должностных лиц. Они могут обратиться в профильные ведомства (Минобороны РФ, МВД РФ), но там «не любят исполнять решения суда», а могут в Минфин. Павел Чиков подчеркнул, что если Минобороны является вашим работодателем, как, например, в деле с 12 миротворцами в Югославии, то такого выбора нет. «Во всех делах, в которых ответчиком является Минфин РФ, проблем с исполнением решений нет. В случае если все документы в министерство поданы правильно, – отмечает правозащитник. – Эти проблемы были примерно до 2007 года, но под руководством бывшего министра финансов Алексея Кудрина с этим справились».

В пресс-службе Минфина «НИ» сообщили, что в 2000-е годы в России активно формировалась нормативно-правовая база по вопросу исполнения судебных актов о взыскании в пользу граждан денежных компенсаций. «Вопросы длительного исполнения судебных актов национальных судов были в том числе связаны с происходившей реорганизацией федеральных органов исполнительной власти. С 2007 года вопрос своевременного исполнения судебных актов взят на особый контроль», – заявили «НИ» в пресс-службе Минфина России. Неисполнение судебных актов приняло длительный характер и стало основанием для обращений граждан в ЕСПЧ. По информации пресс-службы, комитетом министров Совета Европы на заседании в ноябре-декабре прошлого года была положительно отмечена работа российских властей по этому направлению. В результате Европейский суд исключил из своих списков дел более 700 жалоб граждан РФ на длительное судопроизводство или исполнение судебных актов.

В апреле 2010 года в России был принят Федеральный закон №68 «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок». «Одной из главных составляющих данного закона является бюджетная гарантия. Ежегодно в законе о федеральном бюджете на текущий год предусматривается 15 миллиардов рублей на исполнение решений судов за счет средств федерального бюджета. Этот резерв почти в три раза превышает фактическую потребность по итогам за 2011 год. В настоящее время проблемы длительного исполнения Министерством финансов России судебных актов не существует», – констатировала пресс-служба ведомства.

Проблемы локального масштаба

Однако, по словам Павла Чикова, сложности с выплатами возникают, когда должником является не Минфин, а какие-то иные органы. Например, региональные или муниципальные управления финансов. Наглядной иллюстрацией стало дело, перекликающееся с нашумевшими пытками в полиции Казани.

Двое сотрудников полиции забили до смерти задержанного в городе Азнакаево Республики Татарстан. Один из осужденных был оперативник, а другой – участковый. Первый получал зарплату из федерального бюджета, второй – из средств района. Иск родственников погибшего был направлен одновременно по двум направлениям: к Минфину России и администрации Азнакаевского района. Суд распределил компенсацию по долям между ответчиками: по 120 тыс. рублей матери и отцу погибшего должны были выплатить из федерального бюджета и по 30 тыс. рублей – из муниципального. «Сумма поделилась таким образом, потому что суд выяснил, что роковой удар нанес именно сотрудник, финансирующийся из федерального бюджета, – сообщил «НИ» руководитель Казанского правозащитного центра Игорь Шолохов. – В итоге федеральное министерство заплатило в срок, а «непуганое» муниципальное образование в Азнакаево сказало родителям погибшего, что у них на этот год подобные расходы не предусмотрены в бюджете». Тогда правозащитники обратились в суд Азнакаевского района. И суд разъяснил администрации, что они, мягко говоря, не правы.

«Что у них там в бюджете, никого не волнует. Есть решение суда, которое должно быть исполнено», – объяснил свою позицию г-н Шолохов. «Понятно, что каждый муниципальный район России не выделяет ежегодно сумму на компенсацию морального вреда за незаконные действия своих должностных лиц. Это было бы трудно представить. В отличие от Минфина России, где на это отведена отдельная строка. Но этот факт не дает муниципальным управлениям права игнорировать решения суда», – подвел черту Павел Чиков.

Патовая ситуация

Ждать годами компенсаций за незаконные действия полицейских и доказывать в суде, что решения суда надо исполнять, – это, как оказалось, еще не самое страшное. На прошлой неделе Нагатинский суд Москвы приостановил на время разбирательство по искам пострадавших от пуль бывшего главы ОВД Царицыно Дениса Евсюкова. Трагедия случилась в конце апреля 2009 года, когда майор милиции Евсюков открыл стрельбу по людям в столичном супермаркете «Остров». Погибли два человека, еще семь получили ранения. В феврале 2010 года Мосгорсуд приговорил Евсюкова к пожизненному заключению, однако пострадавшие до сих пор не могут получить ни моральную компенсацию, ни денег на лечение. Жертва преступления Илья Герасименко по сей день ходит с пулей под сердцем, а Луиза Салихова не может сделать себе пластическую операцию, чтобы убрать послеоперационные шрамы на лице. Судебное производство продолжится, когда медицинская экспертиза оценит стоимость необходимого лечения.

Суть проблемы даже не в том, что пострадавшие уже три года не могут получить средства на операции, а в том, что, даже если суд вынесет по искам положительное решение, денег они все равно не увидят. Согласно данным из ГИБДД, Росреестров Москвы и Московской области, на Евсюкова не зарегистрировано ни автомобилей, ни недвижимости, а его супруга владеет только половиной квартиры на улице Домодедовская в столице. «В Конституции прописано, что каждый пострадавший имеет право на компенсацию причиненного ему вреда. Вот в данном случае эта правовая конструкция не работает, – комментирует ситуацию «НИ» адвокат пострадавших Людмила Айвар. – На сегодня имущества, на которое можно было бы обратить взыскание, нет. А он в колонии, где отбывает пожизненное наказание, не работает. Если даже Евсюков будет трудиться, то с мизерной зарплаты он будет перечислять потерпевшим по три рубля в месяц».

Г-жа Айвар отметила, что подать иск о компенсации против Евсюкова как гражданина, а не как майора милиции потерпевших вынудила судебная система. «С нашей точки зрения, Евсюков в момент преступления являлся действующим сотрудником правоохранительных органов, даже если он отработал смену и пошел домой, – говорит адвокат. – Мы дважды подавали иски. Первый иск был к Федеральному казначейству, но нам отказали, аргументировав решение тем, что он совершил преступление не в рабочее время, поэтому в данном деле он должен восприниматься не как страж порядка, а просто как гражданин».

Тогда потерпевшие подали второй иск к МВД, так как Евсюков стрелял в людей в супермаркете из патронов, которые находились на балансе МВД. «Патроны и оружие являются источниками повышенной опасности. По закону за вред, причиненный источником опасности, отвечает владелец, то есть МВД России, – разъясняет Людмила Айвар «НИ». – Ведомство на суде представило документы о том, что хищения или утраты патронов в подразделении не было. В связи с чем им непонятно, как у Евсюкова оказались эти патроны. Так МВД отстранилось от ответственности с помощью судебной системы, поэтому других вариантов, кроме как обратиться лично к Евсюкову с иском о возмещении вреда, у нас не осталось».

На этот шаг пострадавшие пошли, чтобы при положительном решении и его неисполнении обратиться как в Конституционный суд РФ, так и в ЕСПЧ. Людмила Айвар уверена, что если Конституция гарантирует право на возмещение морального вреда, то государство должно его обеспечивать. Однако пока по этой проблеме нет никаких правовых актов. «Если виновное лицо не в состоянии выплатить, то должны платить либо родственники, либо его наследники, либо те, чьим он наследником является, в конечном счете – государство, если оно не может обеспечить преступнику такой труд, который бы позволил ему рассчитаться, – считает юрист. – Потому что у нас сейчас получается патовая ситуация. Вред здоровью причинен, бесплатно операцию не делают, так как эта услуга не подпадает под бесплатное медицинское обслуживание, добровольную материальную помощь государство пострадавшему тоже не оказывает. Вот и ходит мальчик с пулей у сердца. А государство посадило «стрелка» и расписывается в своей некомпетентности».

Со схожей проблемой столкнулся и Вахид Гусейнов. Весной 2008 года он был незаконно задержан и доставлен в ОВД подмосковного Ступино, где замначальника отдела, майор Виталий Бабкин, вынуждал его подписать пустой бланк протокола об административном правонарушении. За отказ Гусейнова избили в кабинете Бабкина бейсбольной битой и стулом. В своем иске потерпевший просил взыскать с Минфина РФ компенсацию материального и морального вреда в размере 300 тыс. рублей. «Тверской суд Москвы, где рассматривается это дело, отказал в удовлетворении иска, – сообщила «НИ» директор правозащитного фонда «Общественный вердикт» Наталья Таубина. – Объяснив решение тем, что потерпевшего избивали не по поручению государства, а значит, и выплачивать компенсацию гражданину должно не государство. Суд посоветовал нам обратиться за возмещением вреда непосредственно к милиционеру, который отбывает наказание в колонии общего режима». Правозащитница добавила, что сейчас решение по иску Гусейнова готовится к обжалованию.

Ошибка бесценна

Проблемы с выплатами компенсаций морального вреда возникают не только в силовых ведомствах. За смертоносные ошибки врачей тоже платят не в срок. В 2006 году в московский роддом №36 поступила женщина на 22-й неделе беременности с диагнозом внутриутробная погибель плода. Родить сама женщина не могла по медицинским показаниям. Но врачи стимулировали у нее роды. Только спустя неделю они поняли, что сама она не родит, и провели операцию по выемке из ее тела мертвого ребенка. Со смерти плода на тот момент прошло девять дней, за это время в матке женщины пошел инфекционный процесс. Однако медики, вместо того чтобы удалить в этой ситуации матку с ребенком, забрали только тело малыша. Через час у женщины начался сепсис (заражение крови). Через сутки она умерла. Правозащитники из Лиги защитников пациентов шесть лет вместе с мужем погибшей пытались возбудить уголовное дело по части 2 статьи 124 УК РФ «Неоказание помощи больному, повлекшее по неосторожности смерть больного», но восемь раз им было отказано.

«Когда уже истекли все сроки давности, мы пошли в гражданский суд, – говорит «НИ» президент Лиги защитников пациентов Александр Саверский. – Два года назад Измайловский районный суд Москвы присудил мужу 300 тысяч рублей моральной компенсации. С решением суда мы направились в городскую клиническую больницу №36, но там нам ответили, что денег нет, и отправили в Департамент здравоохранения Москвы. В департаменте нас отправили обратно в больницу. В конце концов мы обратились в Департамент финансов Москвы. Там молча заплатили». В итоге на хождение по столоначальникам муж погибшей потратил около года. «300 тысяч рублей за смерть – это, конечно, насмешка, – добавляет г-н Саверский. – Но все относительно в этом мире. В 2004 году несколько похожих исков по факту смертей мы закончили с выигрышем в 4–5 тысяч рублей. Причем тогда это было нормой».

«Мы – аборигены»

«НИ» отправили официальные запросы в Минобороны РФ и в Департамент здравоохранения Москвы, чтобы узнать, с чем связаны столь длительные задержки по выплатам компенсаций героям нашей публикации. Однако на момент выхода материала в печать ответ получен не был. Когда «НИ» спросили у лидера движения «За права человека» Льва Пономарева, почему зачастую государственные органы не хотят платить по счетам, правозащитник ответил: «Это связано с полным пренебрежением чиновников к простому человеку. И полной безнаказанностью любого госслужащего. Для чиновников мы – аборигены, поэтому к нам и соответствующее отношение. Аборигена можно убить, изнасиловать, но деньги ему платить – это слишком».

НА УКРАИНЕ ГЛАВНЫЕ ЖЕРТВЫ ГОСУДАРСТВА-НЕПЛАТЕЛЬЩИКА – «ДЕТИ ВОЙНЫ»

По официальным данным, 80% выигранных украинскими гражданами исков к государству и соответствующих решений судов не исполняются. 14 января 2011 года Кабинет министров Украины внес на рассмотрение парламента разработанный Министерством юстиции проект закона «О гарантиях государства относительно исполнения решений суда» №7562. Однако, как выяснилось, название документа не совсем соответствовало его содержанию. Большинство предложенных изменений в законы Украины преследовали одну цель – ограничить или отменить социальные гарантии для определенных категорий жителей Украины. В частности, для ветеранов войны, граждан, пострадавших вследствие чернобыльской катастрофы, детей войны, ветеранов труда, граждан преклонного возраста, жертв нацистского режима. В итоге прошлогодние акции протеста «чернобыльцев» и «афганцев», а также предпринятый ими штурм Рады привели к тому, что законопроект был снят с рассмотрения. А проблема систематического неисполнения судебных решений осталась. Это признал даже Европейский суд по правам человека, который в одном из вердиктов констатировал, что на Украине «право на суд является иллюзорным». Яркий пример такого рода – судебные тяжбы «детей войны» (так называют тех, кому на момент окончания Второй мировой было меньше 18 лет), которым в соответствии с принятым в 2004 году законом были положены социальные льготы и выплаты. Однако деньги на эти цели в бюджете выделить забыли, и до 2007 года «дети войны» не получали никаких льгот. С тех пор многие из них обивают пороги судов. Иски, поданные к государству «детьми войны», удовлетворяются довольно часто, но вот деньги по ним до сих пор получают лишь единицы.

Яна СЕРГЕЕВА, Киев

Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе самых важных новостей. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке и нажать кнопку Join.
АНАСТАСИЯ МАЛЬЦЕВА
newizv.ru

Комментарии /0

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире