до юбилея
345 дней
 
В России участники боевых действий годами не могут доказать факт своего присутствия в горячей точке

В России участники боевых действий годами не могут доказать факт своего присутствия в горячей точке

В стране и миреВ стране
А чиновники получают соответствующий статус за однодневную командировку

В России участники боевых действий годами не могут доказать факт своего присутствия в той или иной горячей точке, даже если получили там увечья. Между тем чиновники получают соответствующие удостоверения и право на льготы лишь за участие в ознакомительной командировке в Чечню. С жалобами на подобную несправедливость в общественный фонд «Право матери» сразу трое жителей южноуральского города Сатки.

Как сообщили корреспонденту «Нового Региона» в фонде, минувшим летом пришло письмо с просьбой о помощи от Альфреда Ибрагимова, который уже 15 лет безрезультатно пытается доказать факт своего участия в первой чеченской войне. «В военкомате г. Сатки (...) делают только запросы в разные военные части, в которых я не был, а насчет Чечни говорят, чтобы я сам туда своим ходом съездил. В нашей семье работаю только я (у меня двое детей: мальчик 6 лет и девочка 7,5 лет – инвалид, с которой ездит на операции и сидит дома моя супруга), мы едва сводим концы с концами и поэтому у меня нет лишних средств – ездить в Чечню. Никаких денег я не получал: ни боевых, ни пенсию ветерана боевых действий. У меня даже нет никаких льгот. Очень прошу помочь мне и моей семье в сложившейся ситуации».

Документы Альфреда (дубликат военного билета и боевая награда с документами на нее), по его словам, сгорели в бронетранспортере. Когда после лечения в госпитале (осколочное ранение в ногу) он вернулся с войны, через полгода ему выдали военный билет. Без отметки об участии в боевых действиях. «Получается, я не был ни на какой 1-ой Чеченской войне» – говорит Альфред Ибрагимов. «В подтверждение его слов в наш Фонд написал боевой товарищ Альфреда, Борис Сахибов: «Я проходил воинскую службу в в/ч 18938, откуда был командирован в г. Владикавказ в в/ч 29438 с 30.12.1994 по 20.06.1995 г. Со мной в одном взводе принимал участие в разоружении незаконных вооруженных формирований Чеченской Республики Ибрагимов Альфред Раисович. Мы взводом держали оборону в цирке г. Грозный. Сержант Халик написал список на награждения. Наградили Ибрагимова Альфреда Раисовича – медаль «За Отвагу» и еще человек пять-шесть. Ибрагимов Альфред Раисович надел медаль и был очень горд». К сожалению, со слов Альфреда Ибрагимова, его медаль тоже сгорела в БТРе. За 15 лет военкомат не смог сделать в интересах ветерана боевых действий нужные запросы и получить ответы на них. В результате, человек, действительно, вроде как и «не был» на войне. Ни льгот, ни документов, ни награды», – возмущаются в фонде.

Осенью 2012 года на Саткинский военкомат пожаловались сразу две матери погибших солдат:

«Я, Хажимарданова Фания Рахматуллиновна, мама Терещенкова Юрия. Мой сын участвовал в боевых действиях в Чечне в 1995-1997 гг., а в 1998 году, после службы, его убили в г. Сатке. Я обратилась за помощью – на его похороны – в горвоенкомат. Там документы (паспорт, военный билет с отметкой об участии в боевых действиях) забрали, а в помощи мне отказали. Я дважды обращалась в Саткинский военкомат, чтобы сына включили в список участников боевых действий и выдали справку, что мой сын принимал участие в боевых действиях. Мне «командир» (по табличке на дверях) сказал, что я зря хожу, сын в Сатке умер, что он служил по призыву и многие там были. Что он хотел мне этим объяснить, я не знаю. Где-то через два года я снова обратилась в горвоенкомат. Меня приняла на втором этаже женщина. Она сказала, что Юра не успел при жизни статус участника боевых действий оформить, поэтому «ничем не могут помочь». Недавно я встретила знакомую, она мне дала адрес Фонда «Право Матери». Я прошу Фонд «Право Матери» получить какие-либо документы на восстановление для моего сына статуса ветерана боевых действий».

Второе письмо – от Татауровой Варвары Федоровны. Ее сын Данила Чайкин погиб в армии 29 января 2012 года. «В июне месяце я позвонила в военкомат и спросила, положены ли мне какие-то выплаты за сына? Мне сказали, приехать для оформления. Специалисты военкомата начали оформлять мне единовременное пособие, убедив меня, что это и есть страховые выплаты. В конце сентября из страховой компании пришло письмо, там написано, что я неправильно заполнила заявление, оформление на единовременное пособие сделали на выписке из приказа на страховые выплаты. В это же время мне пришла газета из Вашего Фонда «Право Матери» с советами юриста. (…) Я сделала новый запрос командиру части на страховые выплаты и единовременное пособие. Я до этого как слепой котенок тыкалась и никто, нигде мне не помог, никакой информации».

Во всех трех случаях люди не просили у военкомата денег. Люди просили содействия в оформлении документов. Вместо военного комиссариата Сатки, которому положено заниматься подобными делами и которому на подобную деятельность выделяются деньги из бюджета, с обращениями саткинцев работает общественный фонд «Право матери». «Устроит ли нового Министра Обороны такая отвратительная работа подведомственных ему военкоматов?» – вопрошают в фонде.

Отметим, два предшественника Шойгу – Иванов и Сердюков интересовались работой военкоматов исключительно с точки зрения выполнения плана по призыву. При этом, по некоторым данным, при Сердюкове вплоть до его отставки удостоверения ветеранов боевых действий получали чиновники отдельные военных и околовоенных ведомств, съездивших в Чечню в ознакомительную командировку на 1-2 дня.

Вступайте в группу Новости города Новокузнецк в социальной сети Вконтакте, чтобы быть в курсе самых важных новостей.
Павел Зварзин
nr2.ru

Комментарии /2

13:5812-11-2012
 
 
Читатель
У меня товарищ который воевал в Афганистане только в 2009 году получил удостоверение Участника БД. А до этого он был никто. ВОТ ТАК.

21:4712-11-2012
 
 
Тайга
Стыдно перед такими людьми

Смайлы

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире