до юбилея
341 день
 
Профнепригодные

Профнепригодные

В стране и миреПолитика
Глава Федеральной службы по контролю за наркотиками (ФСКН) генерал Виктор Иванов с офицерской мужественной прямотой поддержал борца с наркотиками Евгения Ройзмана. В эфире «Эха Москвы» он заявил:«Я по сути поддержал Ройзмана и Егора Бычкова с точки зрения того, что, конечно, деятельность такого рода необходима».

На следующий день ФСКН с той же мужественной прямотой заявила, что Виктор Иванов Ройзмана не поддерживал.

Я давно и с неослабевающим интересом наблюдаю за деятельностью этого замечательного ведомства — ФСКН. Если вы помните, оно создавалось в 2003-м в совершенно другую геологическую эпоху, когда осведомленность первого лица обо всем, что происходит в государстве, поддерживалась с помощью войны различных кланов силовиков (а не с помошью парламента и СМИ, как во всяких гнилых демократиях).

Собственно, с этой целью, по моему глубокому убеждению, и было создано ФСКН, отданное под начало Виктора Черкесова, он же генерал Крюк. Никаких других функций (мое личное оценочное суждение) это почкование спецслужб не имело, потому что сотрудники ФСКН набирались в основном из упраздненной налоговой полиции, и понятно, что люди, привыкшие перебирать бумажки и терроризировать бизнесменов, в принципе не знали, как сидеть по засадам в наркопритонах — не говоря уже о том, что с наркотиками, в рамках общих задач, лучше справлялась милиция. Зато генерал Бульбов успешно справился с прослушкой кого надо.

Думается, что налоговым, переведенным с тучных пастбищ бизнеса на скудную ниву наркомана, было обидно: как так, их коллеги-менты нереально круты, а тут что? Нарков по притонам ловить?

И они замутили дивную штуку: законодательно приняли поправки к закону о наркотиках, в которых приравняли к наркотикам прекурсоры, а в прекурсоры (то есть вещества, из которых получают наркотики) в нарушение законов химии записали вещества, которые могут быть задействованы в производстве наркотика.

Вообще-то в производстве наркотиков могут быть задейстованы в том числе бензин и вода, но подчиненные генерала Крюка почему-то ограничились такими опаснейшими веществами, как серная и соляная кислота, ацетон, толуол и пр.

После этого с отчетностью у ФСКН стало все в порядке. Уже в 2005 году, согласно отчету ФСКН, аж из 138,7 тонн изъятых «наркотиков и приравненных к ним веществ» опий составлял 1,5 тонны, а героин — 4,6.

Если учесть, что только серной кислоты в России производится 11,5 млн тонн, ясно, что горизонты открывались космические. Заодно ребята из ФСКН законодательно приняли поправки в закон о наркотиках, позволяющие сотрудникам ФСКН не уничтожать и перевозить изъятые наркотики. Действительно, это ацетон надо изымать, а героин можно и перевозить.

И тут, на взлете этой мечты, когда казалось, что ФСКН вот-вот заколбасит за производство наркотиков или приравненной к ним серной кислоты и «Норникель», и Рязанский НПЗ, генерала Крюка сняли. И его преемником, в силу присущей В.В. Путину тонкой любви к людям, стал его злейший враг Виктор Иванов.

Можно было надеяться, что хотя бы в силу личного антагонизма практика улучшения антинаркотической отчетности путем приравнивания к наркотикам того, что ими не является, сойдет на нет. Увы, уже при Иванове был принят новый уникальный документ, ничем не уступающий в своей химической самобытности документу о прекурсорах.

Дело в том, что есть такой товар — семена мака. С ними пекут торты и булочки. Годовая потребность России в семенах мака для тортов и булочек — примерно 17 тыс. тонн. В семенах мака не содержится наркотических веществ, но такие вещества содержатся в соке и стеблях, и некоторая их часть по техническим причинам всегда оказывается в любой, даже самой чистой партии семян.

Наркоторговцы знают это, поэтому повадились ввозить в Россию из Турции смесь семян и соломки и торговать ей рядом с огурцами на рынках. Это реальная проблема, и она стоит не перед одной Россией. Решают ее во всем мире просто: устанавливают разумно допустимый минимум содержания примесей в семенах — например, 3%.

Ведомство генерала Иванова, разумеется, решило эту проблему с истинно чекистской сообразительностью: установив норму в 0%. Булочки с маком исчезли из продажи, а ФСКН получило возможность вместе с реальными наркодилерами брать, например, эксперта Ольгу Зеленину, которая осмелилась написать, что из 42 тонн сверхчистого мака, завезенного в Россию бизнесменом Шиловым и содержащего, по сведениям самой же ФСКН,0,00069% морфина и 0,00049% кодеина, наркотики можно получить только в лабораторных условиях.

Бизнесмен Шилов тоже, разумеется, попал, причем попали не только будущие булочки с маком, но и все остальное добро на складах у Шилова.

При этом, например, сотрудники г-на Иванова не пресекают импорта из Китая курительных смесей. Ну, понятное дело: курительная смесь, от которой крыша едет с первого раза, — это вам не семена мака и не страшный ацетон!

Но больше всего мне в господине Иванове нравится простота высказываний.

Вот, например, в интервью Первому каналу об уже упомянутом Шилове было сказано дословно следующее: «Они обеспечивали годовое содержание 100 тыс. наркоманов». Напомню, Шилов ввез в Россию 42 тонны сверхчистого мака, содержавшего 0,00069% морфина, или 504 г чистых наркотиков, которые нельзя выделить иначе как в лаборатории.

Опустим тот факт, что завозить наркотики в таком виде — все равно как заниматься контрабандой золота в виде морской воды. Допустим, Шилов — сумасшедший агент Госдепа, который с целью дебилизации населения России ввез в нее 42 тонны сверхчистого мака и потратил еще полмиллиарда долларов на оборудование, с помощью которого добыл из этих тонн 504 г морфина. Чего не сделаешь, если ты воплощение зла!

Но даже 504 г составляет, по российской же официальной классификации, 10 тыс. разовых доз. Неужели этим можно обеспечить «годовое содержание 100 тыс. наркоманов»?

Другой пример. В интервью газете «Известия» генерал Иванов заявил про Таисию Осипову, что «изъятые у нее наркотики содержат несколько тысяч разовых доз».

Тут надо сказать, что лично я, Юлия Латынина, изучив обстоятельства дела, не сомневаюсь, что Таисия Осипова торговала или, скорее, приторговывала наркотиками, о чем я много раз и говорила, вызывая негодование либеральной общественности.

Вот только оперативники нашли у Осиповой 5 пакетиков с героином общим весом 9 граммов. В Дании наркоман, не опасаясь попасть в тюрьму, может хранить дома 25 граммов, считается, что это на его личное потребление. Но даже если считать по нормам самой ФСКН, которая теперь определяет дозу в 0,1 грамма, там было, все-таки, 90 доз, а не несколько тысяч разовых доз.

Вывод: уровень некомпетентности ведомств, созданных в рамках борьбы кланов в разваливающемся государстве, не способен падать. Он способен только расти.

И люди, которые, как Ройзман, действительно делают дело, воспринимаются системой как враги не потому, что они борются с системой (Ройзман не борется с системой, он борется с наркотиками), а потому, что система несовместима с профессионализмом, не говоря уже о порядочности и чести.

Вступайте в группу Новости города Новокузнецк в социальной сети Вконтакте, чтобы быть в курсе самых важных новостей.
ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА
ej.ru

Комментарии /2

15:0821-11-2012
 
 
Пурген
Наша Власть (вся без исключения) борется как раз с порядочностью и честью. При чем здесь борьба с наркотиками? Она только на бумаге, как и борьба с коррупцией, преступностью и пр.

15:4221-11-2012
 
 
Читатель
Пурген прав!

Смайлы

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире