до юбилея
251 день
 
Полицейский - потерпевший по "Болотному делу" призывов к массовым беспорядкам не слышал

Полицейский - потерпевший по "Болотному делу" призывов к массовым беспорядкам не слышал

В стране и миреПолитика
Через два месяца после начала процесса по "делу двенадцати" в Мосгорсуде появился второй потерпевший — командир роты второго оперативного полка полиции Денис Моисеев. На стадии следствия говорилось о 82 потерпевших (75 физических и 7 юридических лиц), в суде прокуратура огласила другую цифру — 53.

6 мая 2012 года согласованная акция оппозиции переросла в столкновения с полицией, квалифицированные следствием как массовые беспорядки. По словам организаторов, это произошло потому, что люди не могли пройти на Болотную площадь из-за слишком узкого прохода, оставленного полицией. Силовики это отрицают. Тем не менее сначала была "сидячая забастовка", которую объявили Алексей Навальный и Сергей Удальцов, а потом уже прорыв полицейского оцепления. После столкновений начались задержания и аресты. Всего дела были возбуждены в отношении 27 человек, двое из них осуждены к лишению свободы, дела еще 12-ти объединены. В "деле двенадцати" Николая Кавказского, Леонида Ковязина и Владимира Акименкова обвиняют в участии в массовых беспорядках (ч.2 ст.212 УК, до восьми лет лишения свободы), Марию Баронову – в призывах к ним (ч.3 ст.212 УК, до двух лет лишения свободы), а остальных — Андрея Барабанова, Степана Зимина, Дениса Луцкевича, Ярослава Белоусова, Артема Савелова, Сергея Кривова, Александру Духанину и Алексея Полиховича – и в участии в массовых беспорядках и в насилии в отношении представителей власти (ч.1 ст.318 УК, до пяти лет лишения свободы).

В день акции Моисеев сначала обеспечивал порядок при проходе через металлоискатели на Калужской площади, а затем, пройдя вслед за основной колонной, вместе со своими подчиненными оказался сначала перед цепочкой ОМОНа на Малом Каменном мосту. Сам прорыв оцепления (произошел около 18:00) он видел уже из-за спин бойцов ОМОНа, перейдя через цепочку. "Начали происходить действия — массовые беспорядки, в сотрудников полиции начали кидать куски асфальта, бить флагами", — рассказывал Моисеев, однако после того, как адвокат Дмитрий Аграновский возразил, что факт массовых беспорядков еще не доказан, этот термин больше не употреблял.  

В отличие от ОМОНовца Андрея Архипова (тот хоть и получил камнем по подбородку, но посчитал себя потерпевшим "от событий 6 мая", а не от действий конкретных подсудимых), Моисеев своего обидчика – Сергея Кривова – назвал и на следствии (опознал) и в суде. В задержаниях на Малом Каменном мосту, где он оказался во время прорыва цепочки, Моисеев, по его словам, не участвовал — ограничился поддержанием цепочки, а когда решил помочь группе задержания, получил удар от подсудимого.

"[Кривов] пытался отбить задержанного, не получилось, я принял попытки отстранить группу задержания от всех, кто мешает группе. Группа задержания отходила от толпы, гражданин Кривов нанес мне удар в районе туловища (спереди). Когда он оттаскивал этого мужчину, я попытался отстранить его, он не послушал и нанес удар, — говорил полицейский. — Я не посчитал нужным обращаться за [медицинской] помощью, никаких экспертиз не проводилось". К следователю за статусом потерпевшего он также не обращался. "Он не проявлял инициативы, чтобы стать потерпевшим, его пострадавшая участь для него самого неочевидна", — сказал "Право.Ru" адвокат Вадим Клювгант в перерыве.

- Мы видели видео с человеком, похожим на вас, который применил физическую силу [Моисеев это отрицает, — Право.Ru] к задерживаемым гражданам [эпизод с участием мужчины, которого Кривов пытался освободить], вы, мягко говоря, касаетесь этих граждан, но говорите, что не было физического контакта. Почему вы говорите неправду? – спросил адвокат Кривова Вячеслав Макаров.

- Потерпевший неоднократно пояснял, что он видео не смотрел, — вмешалась председатель Замоскворецкого суда Наталия Никишина, которая слушает это дело в Мосгорсуде (только там нашелся "аквариум", чтобы вместить всех подсудимых).

- Мы-то смотрели.

- В данной формулировке вопрос снят.

Защитник Сергей Шаров очень долго пытался выяснить у потерпевшего, как именно Кривов его ударил (локтями, ладонями, сжатыми кулаками), но Моисеев только повторял, что "удар был нанесен двумя руками", после чего он "слегка пошатнулся".

- Кулаков и локтей я не видел, — наконец сказал тот.

- Ваша честь, прошу прощения, но это отказ от дачи показаний, — расценил такой ответ Шаров.

Слова Моисеева в целом согласовались с версией обвинения о насилии в отношении полицейских, в которых, как он говорил, со стороны митингующих летели куски асфальта и бутылки, а вот утверждение обвинения о том, что подсудимые, "поддавшись противоправным призывам, приняли участие в массовых беспорядках", его показаниями пока не подтвердилась. Отвечая на вопрос о лозунгах, которые он слышал на мосту, Моисеев упомянул только ругань участников акции, адресованную силам правопорядка, и "что-то, связанное с Путиным".

- Вы слышали призывы граждан "Пропускай"? — спросил его Макаров. На записях с Малого Каменного моста, показанных в суде, можно четко услышать эти призывы.  

- Не слышал, — заявил он. "Позор", — зашептались в зале. 

Показания Моисеева во многом пересекались со словами ранее допрошенного полковника полиции Дмитрия Дейниченко, отвечавшего за соблюдение порядка на Болотной площади. Моисеев повторил его версию о том, что тройное оцепление ОМОНа на подходе к Болотной площади выстроили не для того, чтобы преградить путь митингующим, как настаивает защита, а "чтобы указать людям, куда нужно проходить". Сотрудники полиции, по словам обоих полицейских, противоправных действий по отношению к митингующим не совершали и спецсредства в виде резиновых палок против них не использовали. Отвечая на вопрос Кривова (тот после каждого просмотра видео с Болотной площади обращал внимание суда на отсутствие жетонов у полицейских), Моисеев четко заявил, что все бойцы его роты и те полицейские, которых он видел, были с жетонами.

Защита настаивает, что людей, случайно прорвавших оцепление из-за натиска толпы, задерживали за сам факт прорыва и не давали им ни пройти к месту проведения согласованного митинга, ни уйти с моста. Денис Моисеев заявил, что это не так: "Если они вели себя неагрессивно, то проходили куда им было нужно, просто дальше".

- А куда? – спросил Макаров.

- Кто куда хотел пойти, тот туда и пошел.

Моисеева допрашивали чуть больше пяти часов, но вопросы к нему остались. Допрос возобновится во вторник.

Вступайте в группу Новости города Новокузнецк в социальной сети Вконтакте, чтобы быть в курсе самых важных новостей.
Алиса Штыкина
pravo.ru

Комментарии /0

Смайлы

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире