до юбилея
252 дня
 
«Климат меняется, наводнения, ураганы и засухи будут еще более рекордными и частыми»

«Климат меняется, наводнения, ураганы и засухи будут еще более рекордными и частыми»

В стране и миреВ стране
Ученые обсудили катастрофические наводнения и меры борьбы с ними

Дальний Восток второй месяц под водой. Катастрофическое наводнение уже окрестили потопом, настоящим бедствие. Побиты исторические максимумы подъема воды в Амуре. Затоплено более 100 населенных пунктов, 5 тысяч жилых домов и свыше 10 тысяч приусадебных участков. Число пострадавших перевалило за 100 тысяч человек, более 20 тысяч эвакуированы. Ущерб оценивается миллиардами рублей.

Что явилось причиной аномального наводнения? Можно ли было его предсказать? Как научиться контролировать паводок? Как усовершенствовать систему оповещения? Можно ли было избежать ущерба? – эти вопросы обсудили гидрологи, метеорологи и энергетики, собравшиеся за круглым столом. Руководители Росгидромета Александр Фролов и Федерального агентства водных ресурсов РФ Марина Селиверстова впервые откровенно рассказали, как во время экстраординарного паводка взаимодействовали с китайской стороной.

«Мощный антициклон не дал пройти циклонам»

Подтопленцы, кому в срочном порядке пришлось упаковывать весь скарб в водонепроницаемые пакеты, жить на чердаках с козами и курами, с песнями «у границ земли дальневосточной броневой ударный батальон», возводить из мешков с песком баррикады и слышать постоянно: «Сохраняйте спокойствие, не бойтесь экстренного отключения электричества», теперь готовы сами спросить: «Откуда эти хляби небесные?» «Чего стоят долгосрочные прогнозы погоды?» «Что дали гидрологические станции?» «Можно ли было заранее сбросить воду из водохранилищ Зейской и Бурейской ГЭС, чтобы освободить место для большой паводковой воды?»

Ученые едины во мнении: «девятый вал», что прокатился по Амуру от верховьев реки до Приморского и Хабаровского края, запустила особая синоптическая ситуация.

-С июля по август в Приамурье и в Еврейской автономной области выпало больше годовой нормы осадков, - объясняет руководитель Росгидромета Александр Фролов. - Это огромные объемы, порядка 600 — 700 мм за два месяца. Что значит для площади водосброса Амура 600 мм? Амур ведь одна из самых крупных рек в Евроазиатском регионе, у нее площадь бассейна 1, 8 млн. квадратных километров. При выпадении только 100 мм осадков, если весь объем сразу попадет в сток, получится 18 кубокилометров воды. Это объем целого Зейского водохранилища. А тут было 600 – 700…

Ученый отметил, что обычно в этот период времени Амур дает 18 — 20 тысяч кубических метров воды в секунду. Измерения, которые специалисты сделали на пике паводка, 3 и 4 сентября, показали, что было 46 тысяч метров кубических в секунду. Объем воды увеличился более чем в два раза. Гидрологи считают, что такого количества воды сразу в районе Амура не собиралось еще ни разу за весь период наблюдения.

-Мы имеем дело с таким экстраординарным метрологическим явлением, которое даже трудно реконструировать, - говорит руководитель Федерального агентства водных ресурсов РФ Марина Селиверстова. - Если обычно пункты наблюдения, гидрологические посты, у нас находятся в самом водном объекте, и мы, в связи с изменением отметок понимаем, какие объемы там проходят, то сейчас эти осадки привели к массированным, площадным затоплениям.

Гидрологи и метеорологи уверенно говорят, что спрогнозировать ту синоптическую ситуацию, которая сложилась на Дальнем Востоке, было невозможно. То, что будут идти дожди, можно было сказать за две недели. Но насколько они будут продолжительными и интенсивными – метеорологи предсказать были не в силах. Долгосрочных прогнозов осадков не делается нигде в мире.

-Вероятность повторения такого события по расходам воды, - один раз в 200 — 300 лет. Это чрезвычайно редкое явление, поэтому и называется исторический или экстремальный паводок, - отметил Александр Фролов.

Метеорологи подробно рассказали, как все Приамурье оказалось в «дождевой ловушке».

-Механизм понятен. С одной стороны, это регулярный сезонный процесс, так называемый южно — азиатский муссон, с которым попадает очень влажный, тропический воздух. Этот муссон выходит, как правило, на юго — восток Китая, а потом уже проникает в виде циклонов на территорию России, - говорит Александр Фролов. – Этим летом к обычным муссонным дождям добавились циклонические ливни, причем рекордные по продолжительности. Виной тому стал блокирующий антициклон, который буквально «завис» над Тихим океаном. Он не давал циклонам продвигаться с запада на восток. Насыщенные теплым тропическим воздухом воздушные массы были будто привязаны, образовалась некая «ложбинка», по которой, как по рельсам, один циклон за другим два месяца подряд без передышки скатывались через Манчжурию и выливали на территории Амурской области, Хабаровского края, Якутии огромное количество осадков.

Руководитель Росгидромета отметил, что подобный блокирующий антициклон стоял над Москвой аномально жарким летом 2010 года.

В Приамурье дожди выпали не локально, как это было, например, в Крымске, а на огромной территории. Осадки продолжались длительное время, почва после снежной зимы и поздней весны была уже насыщена влагой и не могла впитать новые осадки. Наступил период, когда вода от дождей прямиком попадала в реку, затапливались прибрежные поймы и застроенные территории.

Первая волна паводка, по словам руководителя Росгидромета, началась с верхних притоков Зеи в середине июля.

-Поскольку этот паводок связан с осадками, то выпустить оповещение по данному региону можно было бы за 2 — 3 дня. Начиная со 2 июля Росгидромет начал выпускать штормовое предупреждение о сильных и очень сильных ливнях на территории Амурской области, - объясняет Александр Фролов. - 17 июля было выпущено предупреждение о подъеме уровня воды до опасных отметок на правых притоках реки Зея, после чего паводок и начал развиваться.

Руководитель Росгидромета напомнил, что есть система предупреждения чрезвычайной ситуации, есть распределение ролей:

-Росгидромет выпускает штормовое предупреждение об опасности того или иного явления, затем это система перерабатывается в оценку последствий. Это делает МЧС. Спасатели рассылают оповещения населению. Существует специальная региональная система оповещения, за это отвечает правительство на местах, лично губернатор. Это система сработала, было в запасе несколько суток, людей успели эвакуировать, где — то скот успели перегнать, где – то нет. Но жертв удалось избежать.

Далее пошло перераспределение воды в русле и на пойме. Предупреждение для Хабаровска было выпущено за 9 дней о достижении опасных отметок уровня воды, и за пять дней — о достижении исторических отметок. Это дало возможность построить защитные сооружения.

По оценке метеорологов, в настоящий момент на отрезке Амура в 1100 километров от Ленинского Еврейской автономной области до устья реки, превышены исторические опасные отметки на 1, 5 - 2 метра. Река до сих пор находится под влиянием паводка. Уровень реки в Комсомольске — на — Амуре перестал расти. Гребень паводка пройден. Сейчас идет медленный спад, который будет продолжаться до отметок ниже опасных значений еще 12 — 14 дней.

Александр Фролов отметил, что ситуация в Николаевске — на — Амуре осложняется тем, что в этом районе идут дожди, по всей долине реки дует ветер порядка 10 — 18 метров в секунду, который разгоняет волну до 30 — 40 см. Волна негативно сказывается на тех дамбах и береговых укреплениях, которые там сейчас возводят.

«Плюс 20 сантиметров воды пришло из Китая»

Специалисты отметили, что аномальные осадки наложились на гидрологические особенности местности и реки Амур, длина которой достигает 4 444 километров, а сток формируется в основном дождями.

-Амур — река трансграничная. Более 35% ее стока формируется на территории Китайской народной республики, а это очень большой вклад, - отметила Марина Селиверстова. - Во время аномального паводка мы все время находились в постоянном, ежесуточном информационном обмене с представителями соответствующих служб Китайской народной республики. Эта оперативная информация позволила нам выстроить тактику по установлению режимов сбросных расходов на Зейской и Бурейской ГЭС. Китайские коллеги очень просили нас насколько это возможно сдерживать сбросы, поскольку реки, образующие Амур, также, каждая со своего берега, создают некий подпор в основном русле. И очень важно было, чтобы этот подпор был равномерным, чтобы он не оказывал негативного влияния на сопредельные территории.

Скажу, что только на Сунгари, на китайской территории, расположено шесть гидроузлов. Мы совместно вели большую техническую работу по согласованию режимов, и смогли, насколько это было возможно, смягчить последствия паводка. Специалисты КНР выразили нам по дипломатическим каналам благодарность.

Руководитесь Росгидромета Александр Фролов был более откровенен:

-На самом деле, мы мало знали, что происходит на китайской стороне. Да, был налажен обмен по 14 постам, нам передавали уровни. У них зарегулирована только одна река — Сунгари. Но эти водохранилища работали, перехватывали воду только на начальном этапе. Потом гидроузлы уже не способны были сдерживать паводок. И фактически через их каскад уже к нам шел транзит. Сколько выпадало осадков, столько и шло на российскую сторону.

У китайской стороны огромное количество дамб, больше всех в мире, но многие из них не выдержали такого наводнения. Гибель людей, по моим представлениям, там как раз была связана с прорывом этих дамб и быстрым затоплением.

Нам передавали уровни, чтобы мы могли оценить время так называемого добегания воды. Была ведь ни одна волна паводка по Сунгари.

28 — 29 августа у них в окрестностях прорвало дамбу, и пошел поток не по Сунгари, а через диффузионный сток, большое количество рисовых чеков, которые регулируются своими дамбами. И вот этот сток попал на участки от Ленинского в Еврейской автономной области до Хабаровска. Огромный приток к нам поступил как раз на пике паводка. Плюс 20 сантиметров уровня воды по нашим оценкам пришло из Китая.

«Вопросы сбросов на ГЭС решала Правительственная комиссия»

Руководитель Федерального агентства водных ресурсов РФ Марина Селиверстова рассказала, как строится современная система защиты населения и территорий от такого рода паводков.

-Есть ряды наблюдений, когда, в какие годы, сколько, какие объемы воды прибывают при наводнении. На базе этих наблюдений формируются строительные и инженерные требования, требования по безопасности проживания населения. Сегодня те гидрологические параметры, которые мы наблюдаем, в этот ряд не встраиваются. Более того, они на несколько порядков превышают наблюдаемые ранее параметры на этих водных объектах. Это говорит о том, что, конечно, они не могли быть учтены при проектировании и строительстве. Сейчас у нас возникает новая задача, нам нужно эти новые значения осознать и сформировать новые требования и к условиям безопасности, и к инфраструктуре, и к устойчивости и безопасности гидротехнических сооружений, как напорных, так и защитных.

На «круглом столе» была дана оценка Зейской и Бурейской гидроэлектростанциям, которые изначально проектировались как комплексные гидроузлы, помимо выработки электроэнергии играющие важную роль в борьбе с наводнением. Было отмечено, что, имея регулирующие водохранилища, обе ГЭС сдержали значительные объемы воды.

-Эти два напорных гидротехнических сооружения оказались в самом эпицентре паводка. Они оба максимально выполнили свою функцию, значительно ослабив последствия наводнения, - отметила Марина Селиверстова. - Водохранилище Бурейской ГЭС смогло аккумулировать около пяти кубокилометров воды, а Зейской гидроэлектростанции — около восьми.

На пике паводка, 31 июля, когда был зафиксирован максимальный приток в Зейское водохранилище – 11 700 кубических метра в секунду, Зейская ГЭС сбрасывала вниз в 10 раз меньше воды, чем поступало. Если бы не было этой гидроэлектростанции, уровень воды у Зеи был бы на 6 метров выше.

Много упреков звучало в адрес энергетиков, мол, тянули, не сбрасывали ранее воду, чтобы к зиме выйти с большим объемом в водохранилище, чтобы получить максимальную прибыль и премии.

-Зейское и Бурейское водохранилища были подготовлены к приему муссонного паводка в соответствии со всеми правилами и регламентами работ, - заявил начальник Департамента управления режимами ОАО "РусГидро" Тимур Хазиахметов. - С середины июля до второй декады августа, когда у нас были притоки по 9 - 11 тысяч кубов, у нас сбросы начались только 1 августа. Технологически мы можем сливать воду через водосбор только при достижении отметки 317, 5, что и было достигнуто к 1 августа в соответствии со всеми нашими положениями и правилами.

-Каждый шаг гидроэнергетиков в эксплуатации станций очень жестко регулируется и контролируется государством: режимы наполнения и сработки водохранилищ, пропуск паводков на ГЭС устанавливает Федеральное агентство водных ресурсов. У этого ведомства в регионах существуют территориальные подразделения - Бассейновые водные управления, которые и определяют работу каждой расположенной в регионе гидроэлектростанции, - объясняет начальник отдела по надзору за гидроэлектростанциями и ГТС Растехнадзора Владимир Пиминов. - Территориальное БВУ согласует свои предложения по режиму работы ГЭС с территориальными органами МЧС, Минсельхоза, Россельхознадзора, Росморречфлота, Росстроя. Режимы работы ГЭС изменяются только после полученных указаний Бассейнового водного управления. При определении режимов работы ГЭС специалисты ориентируются на разработанные правила, в которых четко оговорено, когда и до каких уровней нужно заполнять водохранилище, а в каких ситуациях сбрасывать воду и в каком объеме. Во время аномального паводка, когда значительно возросла нагрузка на водохранилища, вопрос регулирования режимов Зейской и Бурейской ГЭС был рассмотрен на заседаниях Правительственной комиссии по предупреждению и локализации чрезвычайных ситуации.

Карты Дальнего Востока рассекретят

В 2001-м смыло Ленск, в 2012-м - Крымск, в 2013 под воду ушло все Приамурье… Во всем мире для участков рек, на которых есть населенные пункты, разрабатываются так называемые карты опасности. В них указано, какие будут затоплены территории, если вода поднимется на метр, два, три, а также как надо защищаться, какой высоты строить дамбу.

Ранее заведующий лабораторией гидрологии и гидрологических наук Института водных и экологических проблем Дальневосточного отделения РАН Сергей Сиротский рассказал «МК», что когда при аномальном паводке потребовалось изучить рельеф местности, выяснилось, что невозможно достать простой топографической карты.

Волонтеры также отмечали, что карты имеются только у военных, и они засекречены.

-Но мы с чем — то ведь работаем! – парировала Марина Селиверстова. - Есть карты разного разрешения и доступности. Те, кому положено, имеют их в своем обиходе. Теперь поступило соответствующие поручение службе картографии актуализировать все картографические материалы. Чтобы минимизировать ущерб, надо понять, где можно селиться, а где — нельзя. Карты должны быть, главная их цель — формирование на их основе схем территориального планирования.

Резонно прозвучал вопрос: «Можно ли было вообще избежать ущерба?»

-Мы должны трезво смотреть на вещи, - откликнулся Александр Фролов. - Риск складывается из трех составляющих. Во– первых, это опасность самого природного явления, насколько оно выдающееся, насколько мы готовы к таким явлениям. Конечно, в рядах наблюдения не было таких событий, никто, в том числе и проектировщики не закладывались на такое аномальное экстраординарное событие. Теперь надо пересматривать подходы, надо разрабатывать новые рекомендации к защитным и инженерным сооружениям. В том числе строить регулирующие емкости, защитные сооружения на притоках Амура.

Вторая проблема — это экспозиция, как долго действует опасное природное явление. Это чрезвычайно важный фактор по ущербу. Сейчас два месяца продолжается наводнение, и конца еще ему не видно. Представляете дом, здание, которое два месяца стояло в воде? Что там останется? Это колоссальный ущерб. Также ущерб нанесен сельскому хозяйству. Мы имеем показатели по взвешенным веществам в составе воды, в июле, до начала паводка, они были порядка 140 микрограмм на кубический дециметр. Сейчас это количество в три раза уменьшилось. Это значит, что паводок промыл почву. Придется столкнуться с проблемой по восстановлению плодородия почвы.

И третий вопрос — это уязвимость всех сооружений. Почему дома стоят в пойме реки? Постоянно слышу, что так исторически сложилось. Но можно ли там жить? Большая часть рельеф Амура с нашей стороны - это низменность. Поэтому, когда поднимается вода, она растекается на огромные территории.

Главное, если мы хотим этими рисками управлять, надо развивать систему наблюдения и оповещения. При этом мы должны понимать, что людей спасти можно, но дома — то с места не сдвинешь.

«Надо строить ступени, каскады и водохранилища – накопители»

Было отмечено, что наводнение выявило старую проблему – низкую точность гидрологических прогнозов, которые должны давать информацию о высоте паводка, его пике, скорости прохождения воды.

-Начиная с 1986 года, количество метеорологических постов сократилось на 40%, - объясняет Александр Фролов. - Сейчас в бассейне Амура у нас всего 266 постов. Это, если считать от истока до устья. Конечно, этого количества не достаточно. Мы придумали как можно и нужно эти посты модернизировать. У нас до сих пор измерения расходов воды проводятся вертушкой вручную. Люди на лодке пересекают реку, опуская прибор измерения. Сейчас по реке Уссури мы сделали пилотный проект. Там стоит 72 метеорологических поста, из них 44 - мы оснастили автоматическими измерителями. Теперь появилась возможность каждые 15 минут видеть метеорологическую обстановку. Эти данные доступны губернатору, и всем тем, кто должен принимать решение. Конечно, это помогает более оперативно, более точно давать прогнозы.

Главная проблема, которую нам предстоит решить, это необходимость измерять расходы. Даже если мы поставим автоматы, которые меряют уровни воды, расход воды без людей пока измерить нельзя. Можете себе представить, 266 постов, их должны обслуживать 2 — 3 человека, не считая тех, кто будет поддерживать связь и так далее. То есть, это довольно затратная вещь. Но мы в этом направлении движемся. Есть федеральная целевая программа развития водно — хозяйственного комплекса России до 2020 года. В ее рамках запланирована в том числе и автоматизация постов. Мы сейчас изучаем новые приборы, профилографы, с помощью которых можно будет, буксируя за лодкой, автоматически получать расходы воды. Во время наводнения все это применялось. Для этого у нас есть лаборатория на колесах.

Подводя итоги, руководитель Федерального агентства водных ресурсов РФ Марина Селиверстова сказала:

-Любое наводнение нуждается в детальном, системном и глубоком изучении. Потому что есть определенная типизация. Нужно все это закрепить в технической и руководящей документации. Далее, мы должны понимать, что если у нас на реке есть несколько продуктивных с точки зрения гидрологии притоков, то они должны получить некое регулирование стока. То есть, надо строить ступени или каскады, чтобы выглаживать эти периодически случающиеся экстраординарные гидрологические всплески. Безусловно, это касается и инженерного обустройства территории.

Те действующие гидротехнические и инженерные сооружения, что есть на территории Дальневосточного округа, имеют определенный класс капитальности. Сегодня они выполнили свою функцию, но произошло переливание, поскольку их уровневые отметки не отвечали фактическим расходам, которые произошли. Это говорит о том, что их нужно тоже реконструировать. И нужно создавать некий запас прочности, запас надежности с учетом уже тех критериев, тех новых гидрологических параметров, которые мы наблюдали.

Когда прозвучал упрек, что, мол, все защитные сооружения были построены еще во времена Советского Союза, Марина Селиверстова парировала:

-Основная часть капитальных сооружений инженерных защит городов, таких как Хабаровск, Благовещенск, была построена в период, начиная с 2005 года по 2012 год. А всего в Дальневосточном округе в этот период было построено порядка 40 объектов, часть из которых 1 и 3 класса капитальности. До 2020 года только на одном Амуре будет возведено 7 объектов.

Глава Федерального агентства водных ресурсов отметила также, что требуется актуализировать и руководящие документы в области правил использования водных ресурсов водохранилищ. Потому что большие объемы воды, которые аккумулировали водохранилища ГЭС в период аномального паводка, в силу определенных технических особенностей, подлежат более плавной сработке.

Например, для Зейской ГЭС эти правила были утверждены 30 лет назад и явно нуждаются в изменениях с учетом накопленного опыта.

В завершении «круглого стола» руководитель Росгидромета Александр Фролов призвал готовиться к новым рекордным наводнениям, засухам и стихийным бедствиям:

-У нас есть статистика: на 6 — 7 % в год возрастает количество опасных метеорологических явлений, сюда входят и наводнения. Климат меняется, стало гораздо теплее, стало больше выпадать дождей и осадков. В прогнозах мы опираемся на факты. Надо готовиться к серьезным испытаниям.

Вступайте в группу Город Новостей в социальной сети Одноклассники, чтобы быть в курсе самых важных новостей.
Светлана Самоделова
mk.ru

Комментарии /3

17:1917-09-2013
 
2
Читатель
это конец

08:2118-09-2013
 
 
Читатель
Комментарий удален модератором за нарушение Правил комментирования(ненормативная лексика)

08:4018-09-2013
 
 
Читатель
Многа букаф. Ниасилил....

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире