В нашу пользу
Новые соглашения, достигнутые в рамках ВТО, сулят России высокие прибыли.

Российские экспортеры получат десятки миллиардов рублей и нарастят объемы экспорта. Россия также станет полномасштабным экспортером сельхозпродукции. Такие выгоды сулит глава МЭР Алексей Улюкаев от принятия Балийского пакета соглашений странами-членами ВТО. Эксперты объясняют, какие именно решения, принятые на Бали, выгодны России.

Российские экспортеры получат значительные выгоды от принятия Балийского пакета соглашений в ходе завершившейся в субботу на Бали 9-й министерской конференции ВТО, заявил министр экономического развития Алексей Улюкаев на брифинге в понедельник в Москве.

«Для нас важны два первых блока (соглашение об упрощении торговых процедур, а также сельскохозяйственный блок соглашений). Упрощение торговых процедур означает существенное улучшение условий экспорта для наших компаний, в том числе экспортеров товаров с высокой степенью добавленной стоимости. Речь идет о химии, нефтехимии, целлюлозно-бумажной промышленности, машиностроении, металлообработке. Они получают очень неплохие шансы для закрепления на рынках, где наши позиции не так хороши», – заявил Улюкаев.

«Это, конечно, не автоматически реализуется, нужно работать довольно много и бизнесу, и федеральным органам исполнительной власти. Но это результат, который может измеряться десятками миллиардов рублей полученного дополнительного дохода и серьезного увеличения объемов экспорта», – добавляет министр.

Касаясь блока соглашений о сельском хозяйстве, Алексей Улюкаев заявил, что принятие этих документов, а также «открытие дороги к дальнейшему улучшению параметров международной торговли сельхозпродукцией в рамках Дохийского раунда, в том числе связанному с отменой экспортных субсидий, которые применяются прежде всего в США и ЕС, безусловно, являются для нас крайне важными в плане конкуренции товаров нашего сельскохозяйственного экспорта».

«Я надеюсь, Россия станет полномасштабным экспортером сельхозпродукции. Сейчас мы являемся экспортером таким периодическим, то есть в зависимости от урожая. Я рассчитываю, что в том числе с принятием этих документов (Балийского пакета, а также дальнейших соглашений в рамках Дохийского раунда ВТО) мы постепенно станем постоянным экспортером сельхозпродукции. Мы имеем для этого все основания», – заявил Алексей Улюкаев.

«Хотелось бы обмануться»

Далеко не все российские экспортеры указанных министром товаров могут на данный момент понять выгодность принятого странами-членами ВТО Балийского пакета соглашений. В НП «Русская Сталь» (объединяет ведущие металлургические предприятия) сказали, что пока изучают документы 9-й министерской конференции ВТО, прошедшей на Бали. В Национальном союзе экспортеров продовольствия признались, что у них пока нет доступа к тексту принятых соглашений.

Газете ВЗГЛЯД не смогли назвать выгоды также в Национальной ассоциации экспортеров сельскохозяйственной продукции и в Союзе машиностроителей России.

«Если бы упростили барьеры для нашего сельского хозяйства, открыли рынки, то это было бы выгодно. Но если бы хотя бы один барьер для сельского хозяйства был реально снят, нам бы уже это «отпиарили». Но этого не произошло. Поэтому, думаю, все эти новые соглашения сводятся к тому, что российский рынок будет еще более открытым для иностранных товаров. При этом интересы российских экспортеров никак не будут учтены. Хотелось бы обмануться, но мой опыт говорит так», – отмечает газете ВЗГЛЯД президент промышленного союза «Новое Содружество» Константин Бабкин.

«Я подозреваю, что это опять для России и российского машиностроения будет невыгодно. К словам Улюкаева я отношусь очень осторожно. На чем основаны мои ощущения? Увеличение экспорта и всякие блага для нашего сельского хозяйства обещали полтора года назад, когда втягивали Россию в ВТО. Результаты прямо противоположные. Сейчас нам обещают очередную порцию благ. Может быть, но верится с трудом», – говорит Константин Бабкин.

«Участие России в конференции в Индонезии было обставлено как вступление в ВТО. Позицию чиновники формировали в отрыве от тех людей, которые работают на земле и на производстве. В процессе формирования позиции России с нашей организацией «Росагромаш» никаких консультаций не проводилось, нас никто ни о чем не спрашивал. Чиновники же не видят и не знают всех нюансов, а в правилах международной торговли их очень много», – говорит Константин Бабкин.

«Международная торговля обставлена подводными и надводными барьерами. Например, мы экспортируем в ЕС новый комбайн. Чтобы начать его там продавать, нам пришлось его три года испытывать, гонять по полям. А три года – это большой срок для динамичного рынка. То же самое с нашим канадским трактором, который мы уже второй год испытываем в ЕС, чтобы получить сертификат и право его там продавать. Хотя, казалось бы, между Канадой и ЕС сейчас обсуждается зона свободной торговли. И таких вещей масса», – отмечает Константин Бабкин, добавляя, что жесткая сертификация используется ЕС для защиты своего рынка от импорта.

«На Бали подписывать соглашения поехали те же люди, что и втягивали нас в ВТО. А итоги вступления России в ВТО мы видим. Это продолжение деиндустриализации, недостаток денег в бюджете, наш рынок стал еще больше заполнен иностранными товарами, производство и количество рабочих мест сокращаются, ничего на российском рынке не дешевеет, экспорт из России и высокотехнологичной продукции, и сырьевой, за исключением нефти и газа, тоже сокращается. Поэтому я ничего хорошего от этого (Балийского пакета соглашений – прим. ВЗГЛЯД) не жду», – поясняет свои пессимистические ожидания собеседник газеты ВЗГЛЯД.

В чем реальная выгода

Россия выигрывает только от одного соглашения Балийского пакета договоров – от упрощения торговых процедур. «Это наиболее практически осязаемая выгода», – говорит газете ВЗГЛЯД профессор НИУ ВШЭ и ведущий научный сотрудник ИМОМО РАН Алексей Портанский.

По его словам, под упрощением процедуры торговли имеется в виду упрощение прохождения грузов в первую очередь через таможню. «Это сокращение времени прохождения формальностей, внедрение новых технологий на таможне, изменение регламентов по срокам, отводимым на прохождение процедур или на размещение товаров на складах», – объясняет Портанский.

Сейчас, по его словам, на прохождении многих таможенных процедур бизнес теряет время, плюс российская таможня напрямую нарушает принципы ВТО, касающиеся оценки товаров при исчислении таможенной пошлины.

«У нас в части таможенного администрирования работы еще много. И это соглашение, подписанное на Бали, серьезно подстегивает нашу таможню, чтобы эту работу делать», – говорит Портанский.

«Модернизация и упрощение таможенных процедур увеличат скорость торговых потоков, что приведет к росту объемов экспорта в годовом исчислении. Даже если останутся те же наименования товаров, все равно объем экспорта вырастет за счет снижения бюрократических препон», – объясняет выгоду для российских экспортеров Балийского пакета соглашений Алексей Портанский.

«Соглашение об упрощении торговых процедур стоит на первом месте во всем этом Балийском пакете соглашений, и мы, конечно, его поддерживали», – добавляет собеседник газеты ВЗГЛЯД.

Портанский уточняет, что это соглашение касается ослабления только таможенных ограничений, речи о других барьерах, например, демпинговых, административных, технических, фитосанитарных, не идет. То есть Балийский пакет соглашений не дает каких-либо преференций российским экспортерам для открытия закрытых сейчас для них рынков и наращивания экспорта за счет расширения географии продаж. Снятие таких ограничений по-прежнему надо решать путем консультаций и обращения в суд ВТО, в чем Россия пока не сильно преуспела.

Как констатируют в Российском союзе химиков, за год работы в ВТО не было снято ни одной антидемпинговой меры в отношении отечественных производителей химической и нефтехимической продукции. Также по-прежнему действует ряд пошлин, не соответствующих правилам ВТО. В частности, пошлины на российский каучук в Китае составляют до 38% для некоторых производителей, в результате чего происходит снижение экспорта каучука – до 7,4% в 2012 году. В Бразилии и Аргентине, например, действуют пошлины на импорт диамонийфосфата с низким содержанием мышьяка (до 6%) и т. д. 

При этом сейчас еще ВТО не оказывает губительного воздействия на отрасль. Президент Союза химиков Виктор Иванов ожидает, что резко негативное влияние на химический и нефтехимический комплексы ВТО окажет после окончания переходного периода.

«ВТО не создала юридической базы для продвижения российских товаров на мировые рынки. Балийский договор – это лишь первый шаг, который показывает, что индустриально развитые и развивающиеся страны могут найти компромисс. Однако на фоне слабого роста мировой экономики и набирающей популярность тенденции к протекционизму таких шагов Всемирной торговой организацией должно быть принято больше», – считает Виктор Иванов.

Сельскохозяйственный блок 

Что касается сельскохозяйственного соглашения, принятого на Бали, то его выгоды пока совсем не очевидны. Как рассказывает Портанский, на Бали не было принято соглашение о сокращении США и ЕС субсидий для своих сельхозпроизводителей, хотя это была изначально основополагающая цель Дохийского раунда переговоров членов ВТО. К слову, этот вопрос был главной причиной пробуксовки переговоров в предыдущие министерские конференции членов ВТО.

«Этот вопрос достаточно серьезный и сложный. Но сейчас речь была не об этом. Сейчас речь шла о продовольственной безопасности, а что касается сокращения поддержки, субсидий и тарифов, то этот вопрос остается в повестке дня, переговоры будут продолжаться. А Балийский пакет соглашений просто подстегивает и дает ускорение этим переговорам, которые были в тупике», – объясняет Портанский.

«На Бали не достигли той цели, которая была изначально поставлена на раунде. Там подписано новое соглашение по сельскому хозяйству вместо того, что было. Поэтому в сельском хозяйстве, скорее всего, выгоды на перспективу», – говорит Портанский.

Дело в том, что существующие правила ВТО позволяют развитым странам в широком масштабе субсидировать свое сельское хозяйство, в то время как только 17 развивающимся странам позволено делать то же самое, но речь в их случаях идет лишь о минимальных суммах субсидий. Такая ситуация приводит к тому, что страны третьего мира не могут выйти со своей сельхозпродукцией на мировой рынок.

Примером отрасли, пострадавшей от ВТО, является производство молока и молочной продукции. Так, субсидии ЕС в размере 1,7 млрд евро в год (по данным на 1999 год) своим производителям молочной продукции разорили крестьян – производителей молока в Таиланде, Индии, Ямайке и других странах, приводится пример в брошюре «Всемирная торговая организация. Что ждет Россию. Мировой опыт» от 2012 года. В итоге европейские производители молока устанавливают более низкие цены на молочную продукцию, которую экспортируют (благодаря субсидиям). Таким же образом США занимаются демпингом на большую часть зерновых культур, разоряя фермеров в развивающихся странах.

Большой объем субсидий ЕС сельскому хозяйству – это один из главных аргументов и российских сельхозпроизводителей, выбивающих господдержку. Особенно это важно для наиболее пострадавших от ВТО российских производителей молочной продукции и свиноводческих ферм.

Вступайте в группу Город Новостей в социальной сети Одноклассники, чтобы быть в курсе самых важных новостей.
Ольга Самофалова
vz.ru
Фото ИТАР-ТАСС

всего: 567 / сегодня: 1

Комментарии /3

13:1610-12-2013
 
 
Лида
Ольга Самофалова, давай всё тоже самое, но в кратце.

00:1911-12-2013
 
 
Читатель
Не, букаф много, ниасилил...

09:5611-12-2013
 
 
954
За державу обидно. Нам диктуют!

Смайлы

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире