до юбилея
338 дней
 
Ярославский «Локомотив» погиб из-за неслаженности экипажа Як-42

Ярославский «Локомотив» погиб из-за неслаженности экипажа Як-42

В стране и миреПроисшествия
На вопросы суда в Ярославле ответил один из экспертов, проводивших летную комплексную экспертизу по уголовному делу о крушении самолета с хоккеистами возле ярославского аэропорта «Туношна».

По словам члена президентской комиссии по развитию авиации общего назначения Юрия Сытника (налетал 24 тысячи часов на разных типах самолетов, но на Як-42 не летал), одним из решающих факторов, повлиявших на исход полета, стала неслаженность действий экипажа самолета. В частности, бортмеханик Сергей Журавлев не произнес в нужный момент команду «Рубеж».

— Есть такое понятие «Рубеж», когда командир корабля принимает решение, продолжать взлет или прекращать, — говорит Юрий Сытник. — Эта команда летчикам, которые не очень смотрят на прибор скорости, выдерживают направление перед собой и знают о набираемой скорости по докладу бортмеханика. В этом полете такой команды не было, что говорит о том, что экипаж был чем-то очень отвлечен во время взлета. Напряжение было таково, что бортмеханик не дал такую команду.

Почему — можно только гадать. Как признался эксперт, поначалу он думал, что «их выгоняли с аэродрома», потому что в Ярославле проходил политический форум.

— Там было правительство, был саммит, — объяснил он. — Я участвовал в таких полетах и знаю, что всех остальных в таких случаях гонят с аэродрома. Но в предполетных разговорах членов экипажа я спешки не нашел.

Кроме того, что не прозвучала нужная команда, кто-то из членов экипажа — скорее всего тот же Журавлев — в решающий момент самостоятельно перевел двигатели на малый газ.

— Там просматривается установление малого газа без команды КВС, самостоятельно, — продолжает эксперт. — Двигатели пошли на малый газ, а затемкто-то из летчиков резко снова поставил их во взлетное положение. Начался помпаж двигателей и обратная потеря скорости. Как может бортмеханик без команды КВС вмешаться во взлет и поставить двигатели на малый газ?! Это нонсенс. Раздается вопрос: «Че ты делаешь-то?!», а потом неоднократная команда командира: «Взлетный! Взлетный!» Бортмеханик не отвечает, командир не понимает, то ли на номинальной скорости самолет, то ли уже на взлетной и почему скорость не нарастает. Бортмеханик не выполнил свои прямые обязанности.

Эксперт полагает, что если бы двигатели не были неожиданно переведены на малый газ, возможно, катастрофы бы не случилось и самолет смог бы взлететь. Почему этому предшествовало подтормаживание, которое экспертная комиссия объяснила непроизвольным обжатием тормозных педалей кем-то из членов экипажа, эксперт в суде исчерпывающего ответа тоже не дал.

— Сказать со стопроцентной уверенностью, что именно так и было, что кто-то притормаживал, я не могу. Я там не был. Но других объяснений падения скорости у меня нет, — резюмировал он.

При этом у эксперта именно к Журавлеву не оказалось никаких претензий в связи с его профессиональной подготовкой. Он сделал вывод, что только Журавлев имел право находиться в кабине самолета, поскольку командир Андрей Соломенцев не прошел проверку на соответствие занимаемой должности, а второй пилот Игорь Жевелов не закончил переобучение на тип самолета Як-42 — документов, подтверждающих обратное, эксперт Сытник не нашел. Сторона защиты, доказывавшая, что все документы есть, попросила суд представить в заседание летную книжку Жевелова, однако копии ее в деле не оказалось, а оригинал находится в так называемом первом деле о крушении Як-42, в рамках которого должно быть установлено, виновен экипаж в катастрофе или нет. То дело до сих пор находится в производстве СКР, а рассматриваемое сейчас в Ярославском районном суде было из него выделено. Оно касается организации летной работы в компании Як-Сервис.

На вопрос потерпевших, могло ли на экипаж оказываться воздействие извне, эксперт ответил утвердительно.

— Вывести из строя пилота легко, психотропное оружие никто не отменял, но как это доказать? — задал ответный вопрос Юрий Сытник. Однако воздействовать на самолет, по его мнению, было невозможно.

— Существуют две логики в построении самолетов, — пояснил он. — На самолетах российского производства главный — командир воздушного судна. А, например, на французских лайнерах главный — компьютер, — объяснил Сытник. — По последней катастрофе в Альпах у меня есть подозрение, что хакеры могли вмешаться в электронику этого самолета и изменить ему маршрут, заглушить радиостанцию. Тут все возможно. Но Як-42 — чисто механическая машина. Там хоть какую станцию ставь — можно будет воздействовать только на мозги экипажа и пассажиров. В механику невозможно вмешаться.

Напомним, единственный подсудимый по рассматриваемому делу, бывший заместитель гендиректора по организации летной работы авиакомпании «Як-Сервис» Вадим Тимофеев, обвиняется в том, что допустил экипаж самолета к выполнению рейса Внуково — Ярославль — Минск 7 сентября 2011 года с грубейшими нарушениями правил безопасной эксплуатации воздушного транспорта.

Вступайте в группу Новости города Новокузнецк в социальной сети Вконтакте, чтобы быть в курсе самых важных новостей.

всего: 861 / сегодня: 1

Комментарии /2

19:3226-03-2015
 
1
Читатель
Вы с заголовками то поаккуратнее, я уж подумал снова

21:0526-03-2015
 
 
Читатель
Что толку людей уже нет.

Смайлы

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире