осталось 251 день
 
Почему мало белорусского крахмала в сухом остатке

Почему мало белорусского крахмала в сухом остатке

В стране и миреВ мире
В Беларуси заканчивается уборка картофеля, который обеспечивает не только прилавки магазинов, но и нужды крахмальных заводов.

Как развивается этот сектор сельского хозяйства в стране, что мешает ему стать таким же эффективным, как в Европе? Деловой ресурс officelife.media разбирается в ситуации.

В Беларуси выращиваются столовые сорта картофеля с низкой и средней крахмалистостью. Понятно, что при работе с сырьем крахмалистостью 10% и 20% на выходе будет получаться совершенно разная экономика. Во всем мире есть разные агротехники, не говоря уже о использовании разных сортов, и картофель, выращенный по регламенту технического, никоим образом не попадет в пищевую сеть. Фермер не может его продать никуда, кроме как на перерабатывающий завод.

У нас, к сожалению, другая ситуация. Например, после модернизации «Рогозницкого крахмального завода», куда было поставлено новое импортное оборудование, его руководство попыталось внедрить новую модель взаимоотношений с сельхозпроизводителями. Завод централизованно закупил на семеноводческих станциях качественный посевной материал и снабдил им фермеров, которые заключили с ним договор на поставку высококрахмалистых сортов. Но тот год выдался неурожайным как в Беларуси, так и в России, и вся продукция ушла «на сторону» под видом столового картофеля. А завод ничего не получил, хотя и заранее контрактовал объемы и фактически кредитовал фермеров под покупку семенного материала. Приходится констатировать, что белорусские заводы по производству крахмала не застрахованы от подобных историй.

***

Парадокс еще и в том, что есть сорта белорусской селекции с содержанием крахмала 24-28% («Здабытак»). В свое время его вывезли на Запад и вывели на рынок под торговой маркой «Магнат». Он там широко распространен и демонстрирует хорошие результаты. У нас такие сорта, к сожалению, есть только на бумаге и в пробирках, а семенного материала нет. Как нет и разделения на технические и столовые сорта и способы их возделывания — то, что уже давно принято во всем мире. Возможно, нам также следует пойти по этому пути.

Картофель выращивать у нас боятся. Большая часть его производится в частном секторе на личных подворьях. А сельхозпредприятия считают его капризной культурой, чья урожайность сильно зависит от погодных условий. Периодически случаются недоборы урожая, как, например, в прошлом году (кстати, не только в Беларуси, но и по всей Европе). В итоге хозяйства предпочитают выращивать другие, более стабильные культуры. При этом если картофель и засевают, то лишь столовые сорта. И то, что не сдали для реализации в сыром виде, некондиционные остатки, потом поставляется на крахмальные заводы. Таким образом, крахмальная промышленность у нас рассматривается как место утилизации некондиционного столового картофеля.

В некоторых партиях на этапе входного контроля даже трудно определить содержание крахмала, которое составляет менее 10%. Это означает, что заводы перерабатывают практически воду, работают вхолостую, со средним показателем крахмальности 13%. Так что проблема обеспечения качественным сырьем наших предприятий сохраняется.

***

Какие есть варианты ее решения? Возможно, следует присмотреться к шведскому опыту, когда фермеры являются акционерами перерабатывающих предприятий. В свое время в Швеции были хорошо развиты традиции производства крахмала на многочисленных небольших сельских мануфактурах. Постепенно шел процесс укрупнения производств, и сейчас крахмалопроизводящий сектор Швеции представлен всего четырьмя заводами. Все они принадлежат одной корпорации, представляющей собой объединение около 400 фермеров. Они же владеют акциями заводов, между ними распределяются квоты по выращиванию картофеля. Фермеры заинтересованы произвести определенное количество картофеля определенного качества и, кроме гарантий сбыта своей продукции, имеют также дивиденды от работы заводов. Такая экономическая модель демонстрирует высокую эффективность. Чего нельзя сказать о белорусской модели, когда каждый участник рынка предоставлен сам себе.

***

В Беларуси изначально была идея сохранить все имеющиеся 18 производств крахмала. Если рассматривать это с точки зрения сохранения рабочих мест и социальной ориентированности — то да; но экономического смысла в этом мало: гораздо эффективнее оставить несколько крупных высокопроизводительных заводов. Стоимость оборудования сейчас критически зависит от его «начинки», а не размеров. Понятно, что количество автоматики одинаково для линии как на 15 т в час, так и в разы мощнее, как на современных европейских производствах. Тем более что, по западным меркам, приемлемым считается транспортное плечо доставки в радиусе до 100 км, поэтому с учетом территории Беларуси несколько крупных заводов с большими объемами производства смогли бы удовлетворить всех сельхозпроизводителей.

А тем временем многочисленные старые производственные площадки, получающие сырье низкого качества, в свою очередь не могут обеспечить качество конечного продукта, который бы удовлетворял спрос на внешних рынках. Добиться очистки уровня «экстра» из такого сырья на старом оборудования очень трудно.

***

Глобальный тренд — развитие безотходных технологий. На 75% картофель состоит из воды. Остальное — крахмал, стенки клеток, в которых он находится, а также белок. По технологиям предыдущих поколений после извлечения крахмала отжатую клетчатку увозили на корм крупному рогатому скоту, а сок частично сразу вносили на поля в качестве удобрений, а частично хранили в емкостях и использовали уже весной. При этом были проблемы с запахом таких удобрений и соблюдением дозировки.

Сейчас таких заводов в Европе вы уже не увидите — утилизируется все. Отбирается волокнистая структура, которая после очистки дает пищевую клетчатку, на которую есть спрос в пищевой промышленности, где требуются наполнители с хорошим влагоудержанием. Из сока выделяется белок, который очень ценится при выращивании скота. Оставшуюся фракцию можно выпаривать до состояния сжиженного минерального удобрения, которое можно использовать в органическом земледелии.

***

Перспективы отрасли можно связать с приходом частного капитала, выстраиванием новых отношений между сельхозпроизводителями и переработчиками, запуском программ модернизации. Также сохраняется надежда на появление новых предприятий «с нуля», которые имели бы связанные посевные площади и контроль за их использованиям для целей производства крахмала. В таком случае можно было бы говорить об устойчивой экономической модели в этом секторе сельского хозяйства Беларуси.

Другие актуальные статьи по проблемам развития различных секторов белорусской экономики и бизнеса читайте на деловом информационном ресурсе officelife.media.

Материал на правах рекламы

Вступайте в нашу группу Новости Кемеровской области в социальной сети Одноклассники, чтобы быть в курсе самых важных новостей.

Комментарии /2

13:5918-10-2020
 
1
Читатель
рооророророр

09:4224-10-2020
 
 
Читатель
захватывающий сюжет! Ну куда же, без частного то капитала?

Смайлы

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире