С ним живут, его побеждают — что надо знать о раке, как не допустить, распознать и преодолеть

С ним живут, его побеждают — что надо знать о раке, как не допустить, распознать и преодолеть

Местные новостиЖизнь
Главный принцип онкологов: сохранить органы, качество жизни, эстетику тела и душевный покой пациента.

Рак ближе, чем мы порой думаем, но не так страшен, как нам часто кажется. Наука не стоит на месте, благодаря более ранней выявляемости онкологические заболевания успешно лечатся, и даже в запущенных случаях порой из разряда смертельных переходят в разряд хронических, с которыми можно полноценно жить долгие годы, десятилетия. О том, что в наших силах сделать, чтобы не пропустить болезнь, и что делать, если она уже обнаружена, рассказал Сергей Петрович Шевченко – профессор, доктор медицинских наук, онколог, эндокринолог, хирург новосибирской «Клиники Пасман».

Профессор, доктор медицинских наук, онколог, эндокринолог,
хирург со стажем работы почти 35 лет Сергей Петрович Шевченко

Все, что в наших руках

— Сергей Петрович, врачи говорят: главное — вовремя обратиться. Но что это «вовремя» означает? Вот я живу, у меня ничего не болит, что я должна сделать, чтобы упредить, например, рак желчного пузыря?

— Каждый человек должен знать, что раз в год он должен пройти УЗИ брюшной полости, почек, мочевого пузыря, ФГС. Мужчины должны пройти уролога и сделать УЗИ простаты, женщины — пройти гинеколога, сдать мазки, сделать гинекологическое УЗИ и регулярно осматривать молочные железы самостоятельно. Флюорографию необходимо всем проходить раз в два года, если вы не медработник, не работаете в тюрьме, полиции или другой сфере, связанной с рисками, — там раз в год. Все! Это несложно.

Выполнив эти обследования, мы закрыли практически 90% возможной онкологии. Поскольку у нас на первом месте рак легкого, у мужчин рак желудка с раком почки и раком простаты конкурируют, у женщин — рак шейки матки и рак молочной железы. Это наиболее частая онкология.

Главное, что надо знать: если у человека в семье был рак, надо пристально за собой смотреть — не бояться, а контролировать состояние своего здоровья. Если есть какие-то опасения, подозрения — не паниковать, а идти к профильным специалистам-онкологам. Помните, что время дорого.

Рак — не смертельное заболевание?

— А если все-таки диагноз — рак, это приговор?

— Нет! Наука движется вперед, с внедрением новых методов исследования и подходов к лечению с каждым годом врачи добиваются лучших результатов. Совершенствуются методики выполнения оперативных вмешательств. Постоянно появляются лекарственные препараты, более эффективные, с меньшим токсическим эффектом. Мы применяем таргетные (целевые) препараты, которые прерывают сигнальные пути в опухолевой клетке, а особый класс препаратов — бисфосфонаты — позволяет пациентам даже при поражении костей метастазами жить многие годы и нормально себя чувствовать: возвращаться в привычную среду, успешно работать — жить полной жизнью.

Даже если пациенты по каким-то причинам вовремя не посетили онколога (боялись, пытались как-то иначе лечиться), и болезнь развивалась — даже в этих случаях можно проводить эффективное лечение. В такой ситуации задача онколога — перевести распространившееся заболевание в болезнь хроническую, которую можно лечить, с которой можно жить, как, например, с сахарным диабетом, ишемической болезнью сердца, гипертонической болезнью и многими другими.

Многие онкологические заболевания перестали быть смертельными.

Мы в зоне риска, но узлы — не повод для паники

— Регионы Сибири, севера как-то выделяются среди прочих по проблемам со щитовидной железой?

— Конечно, эти регионы в зоне умеренного йододефицита. Эндокринологи это прекрасно знают и теперь стали профилактировать йодонедостаточность. Раньше, к сожалению, этого не было, из-за чего проблемы со щитовидной железой у нас нередки, а это способствует в какой-то мере развитию фона, на котором могут появляться узловые образования. Но сам по себе узел — не приговор, это не патология, требующая срочной операции. Далеко не все узлы подлежат хирургическому лечению. Это надо знать, чтобы пациенты не боялись идти к специалисту, чтобы вовремя и правильно диагностировать изменения, которые уже есть в этом узле.

Мы выполняем любые операции любого объема, которые делаются в мире. Это и операции на самой щитовидной железе, и на тех зонах лимфатических узлов, которые необходимо удалять в случае, например, рака щитовидной железы, и требуется не просто вмешательство на органе, пораженном опухолью, но и на зонах регионарного метастазирования.

Еще один пример того, насколько продвинулось развитие онкологии за последние десятилетия: если раньше лечение рака щитовидной железы считалось абсолютным противопоказанием к дальнейшему вынашиванию беременности, то сейчас у нас уже больше сотни наблюдений, когда молодым женщинам после проведенных операций при раке щитовидной железы после комбинированного лечения с использованием радиоактивного йода, после доказанной стабилизации состояния разрешали рожать, и они спокойно вынашивали и рожали, и воспитывали нормальных здоровых детей.

Операции под контролем УЗИ увеличивают точность нахождения патологического процесса и уменьшают травматичность операции, что уменьшает процент осложнений и ускоряет сроки восстановления после операции.

Есть, конечно, агрессивные формы рака, никто не отрицает, есть проблемы в онкологии, которые тоже никто не отрицает. Но говорить, что сам по себе онкологический диагноз фатален, я бы не стал.

С чем еще успешно борются врачи

— С какими видами рака можно обратиться за помощью в вашу клинику, и за какой?

— Мы оказываем всю необходимую помощь по онкологии: от диагностики до лечения (химиотерапия, гормональная терапия, лучевая терапия, операции) и восстановления, в том числе с помощью пластической хирургии, а также проводим дальнейшее наблюдение.

Команда опытных хирургов-онкологов «Клиники Пасман»

Наши онкологи лечат рак языка, ротовой полости, щитовидной железы, околоушной и подчелюстных слюнных желез, онкологические заболевания тимуса (вилочковой железы), опухоли орофарингеальной зоны — опухоли языка, лейкоплакию языка, опухоли паращитовидных желез. Выполняют операции на лимфатическом аппарате шеи — как первичные опухоли, которые могут быть в лимфатической системе, так и операции по поводу метастатических измененных лимфатических узлов.

Помогаем при раке молочной железы, ЖКТ: желудка, поджелудочной железы, гепатобилиарной зоны (печень, желчный пузырь, протоки) — это редкие опухоли, которые мы оперируем и лапароскопически, и с помощью открытых операций в зависимости от стадии заболевания. Оперируем опухоли толстого кишечника. Лечим опухоли почки — с удалением, с частичным сохранением; опухоли лоханки, мочеточника, мочевого пузыря, рак простаты, гинекологические раки: матки, шейки матки, яичников.

При раке мочевого пузыря мы делаем все, чтобы сохранить орган. Но если заболевание обнаруживается на поздних стадиях, и приходится удалять мочевой пузырь, это не повод для отчаяния: мы выполняем операции Штрудера — удаляем орган и заменяем его на искусственный мочевой пузырь, выполненный из тонкого кишечника пациента, который подшивается к уретре и функционирует как обычный: люди ходят в туалет сами, никаких трубок и мешков — человек живет как прежде. Операция выполняется лапароскопически, без разрезов.

Также мы успешно помогаем при различных онкологических заболеваниях губы, при опухолевых и неопухолевых заболеваниях кожи, которые локализуются на лице и шее. Если у девушки базалиома на щеке, она может больше не волноваться по поводу того, что ее лицо будет обезображено шрамом в результате хирургического лечения. Мы можем выполнить эстетическое иссечение образования с наложением косметических швов, а можем и обойтись без операции в ситуации, если в этом случае применима лучевая терапия или ее более щадящая альтернатива — лазерная фотодинамическая терапия, и другие варианты противоопухолевого лечения.

Ключевая особенность нашей клиники — опытные врачи, ученые-практики с мировым именем. Это и профессор д. м. н. заслуженный врач России — онколог, маммолог, пластический хирург Сергей Васильевич Сидоров, профессор д. м. н. — хирург, онколог Сергей Данилович Никонов,

- И, конечно, вы, профессор!

- У нас работают и опытнейшие врачи, и их лучшие ученики, например, ученица профессора Сидорова — онколог-маммолог Екатерина Сергеевна Ногайцева. У нас работают прекрасные онкологи-урологи Павел Андреевич Гаврилов и Артём Юрьевич Рощупкин, виртуозно выполняющие сложнейшие операции, отличный онколог-гинеколог высшей категории с опытом работы более 13 лет — кандидат медицинских наук Сисакян Вираб Гегамович выполняет органосохраняющие гинекологические операции,. А также у нас работает прекрасная команда опытных пластических хирургов, которые занимаются эстетическим восстановлением онкологических больных. Ведь наша задача — чтобы пациент ушел от нас радикально пролеченным, красивым и довольным.

Главное, что надо знать в связи с раком

— Что вы как врач хотели бы донести до обывателей о проблеме рака?

— Во-первых, не надо бояться слова «онкология», об этом я уже сказал — это не приговор.

Во-вторых, не надо пренебрегать возможностями российских врачей и российского здравоохранения. Почему-то часто у наших людей возникает ощущение, что в нашей медицине все плохо. Да, в нашей сфере есть проблемы, но и много хорошего, чего не рассказывают по ТВ: ни об открытиях, ни о блестящих операциях, после которых люди живут долго и счастливо. Об этом важно знать.

По специфике своей работы мы с коллегами общаемся с представителями других стран и никогда не испытываем чувства неловкости, что у нас что-то запущено или отстало. Наоборот, они приглашают наших специалистов для участия в международных конференциях, конгрессах. Наши профессора, ученые-практики, оперирующие хирурги, онкологи каждый год выступают на них с докладами. И в России проводятся многие значимые международные конгрессы.

В-третьих, не надо поддаваться слухам и мифам. Например, о том, что те или иные манипуляции вредят. До сих пор в народе бытует мнение, что стоит сделать пункцию — «проколоть иголкой» — и все, последует распространение или развитие рака. Это неправда. Цель и задача пункции — получить какое-то количество клеток, чтобы определить, что там за процесс происходит, и назначить правильное лечение. В онкологии много манипуляций, направленных на постановку диагноза, их не надо бояться, надо понимать, что все они направлены на то, чтобы оказать пациенту правильную и своевременную помощь. Это в нашем деле основное.

Поэтому, в-четвертых, не надо тянуть время — человек порой мучается в сомнениях: идти — не идти, и теряет драгоценное время — наш самый ценный ресурс.

В-пятых, главный принцип современной онкологии — сохранить органы, качество жизни, эстетику тела и душевный покой человека. Хирурги заботятся о здоровье и жизни пациентов: проводят малоинвазивные вмешательства, удаляют новообразования без шрамов и рубцов. Делают онкологические и реконструктивные операции за одну процедуру (например, устанавливают имплантаты при мастэктомии). В клинике работает специалист, который помогает пациентам сделать первые шаги к осознанию и принятию диагноза, снизить уровень тревоги и страха. Психолог поддерживает, помогает адаптироваться к новой ситуации, заново расставить жизненные приоритеты. Врачи и медсестры опекают человека на всем пути лечения и восстановления, понимая, как важен душевный покой и поддержка тех, кто рядом.

Специально для иногородних пациентов у нас есть бесплатные предварительные Skype-консультации. Записаться на очную или дистанционную консультацию к профильному онкологу «Клиники Пасман» можно по телефону: +7 (383) 284-30-53. Или по номеру персонального менеджера Анастасии: +7 (913) 910-96-98 с 9:00 до 18:00 (время по Новосибирску) – она согласует удобное время и дату консультации.

«Клиника Пасман»
г. Новосибирск,
ул. Карамзина, 92
тел.: +7 (383) 284–30–53
Pasman-clinic.ru
Instagram

Лицензия ЛО-54-01-006086 от 11.11.2020.

ИМЕЮТСЯ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ.
НЕОБХОДИМА КОНСУЛЬТАЦИЯ СПЕЦИАЛИСТА

Материал на правах рекламы

Чтобы быть в курсе самых важных новостей, подписывайтесь на нашу группу в Инстаграм: @cityn.ru



Местные новости