Страсти втроем
Дуэт готов превратиться в треугольник. Марка-патриарх французского автопрома Panhard выбрана Peugeot-Citroen на роль своего будущего premium.

Концерн PSA Peugeot-Citroen вбросил в СМИ информацию о намерении возродить марку Panhard в качестве бренда для своей линии люкс. Последние полвека Panhard отмечался все больше в бронетехнике, хотя фирма имеет вполне легковые корни. Основанная в 1847 году, она стала автомобильной по воле инженеров Луи-Ренэ Панара (Louis-Rene Panhard, 1841 - 1908) и Эмиля Левассора (Emile Levassor, 1844 - 1897).

Они возглавили завод в 1886 году, а их автомобиль родился из любовного треугольника. Злые языки утверждают, что Эмиль Левассор неровно дышал к Луис, супруге коммерсанта Эмиля Сарацина, представителя Готлиба Даймлера в Париже. Инженер часто бывал в гостях у Сарацинов, и после смерти супруга в 1887 г. Луис стала женой Левассора. Согласно легенде, она и организовала рандеву Даймлера и Левассора, положившего начало выпуску 2-цилиндровых двигателей системы Даймлера на заводе Panhard-Levassor.

Сначала их ставили на чужие автомобили, в частности, Peugeot. Только с 1890 года даймлеровские игрушки поставили на собственные шасси, и франко-немецкий симбиоз дал блестящий результат: победа в исторических первых автосоревнованиях Париж - Руан 1894 года, победы в 1895, 1896, 1899 гг. А вскоре в блистающем, ищущем, шикующем Париже 90-х Эмиль Левассор предложил машину с передним расположением двигателя. Вместе с приводом на задние колеса и коробкой передач на шестернях это составило легендарную классическую компоновку.

Именно «парижская» компоновка от Левассора на полвека и стала эталоном.

Правда, уже тогда сложился и образ французской машины: шикарная, но хрупкая. Это било по экспорту, т.к. не все «француженки» сохраняли дееспособность за пределами парижских мостовых. Но шик Panhard-Levassor был столь заразителен, что прелести классической компоновки вдохновили немцев на создание симбиоза немецких и французских достоинств под женским именем, который стал известен как первый Mercedes. Правда, несмотря на столь эффектный старт фирма сравнительно быстро утратила инициативу - вероятно, сказалась смерть генератора идей Левассора в 1897 году.

В начале века Panhard-Levassor как и британский Daimler перешла на бесклапанные двигатели англичанина Найта. Довольно эластичные и бесшумные, но со своими «тараканами». До конца 30-х их ставили на все модели фирмы, которые в основном были грузовыми (ещё в 1893 г. на Panhard-Levassor построили на обычном легковом шасси первый грузовичок и с начала XX века именно тяжеловозы стали ведущим бизнесом фирмы).

Все было не плохо до перехода на дизели. Бесклапанные дизельные моторы оказались неработоспособными из-за слишком больших нагрузок на газораспределительный механизм, а фирма пестовала именно технологию Найта. Пришлось снова переходить на лицензионные двигатели. Драйв терялся.

Но именно в это непростое время Panhard выдал революционный хит - Dynamic 1936 года.

Мировой автопром тогда ударился в аэродинамику, но стилисты Panhard пошли дальше: они разглядели в новой технологии органичное растительное начало.

Колеса оказались, словно накрыты колокольчиками, рамы дверей - выгнуты как стебли, и, казалось, Dynamic родился на клумбе. Мало того, машина вышла очень парижской, переднее сиденье было сделано 3-х местным, причем водитель сидел в центре. Получалось идеальное решение для любовных треугольников. Авто словно строили для героев романа Миллера «Тропик Рака» или фильма Трюффо «Жиль и Джим» с их любовью втроем. Это было модно, так что строился Dynamic серийно. А ещё машину отличали центральная трубчатая рама, независимая торсионная подвеска всех колес, цельнометаллический кузов, зарешеченные фары, дополнительные окошки по бокам ветрового стекла. Рядный 6-цилиндровый двигатель (конечно, бесклапанный) в 70 л.с. позволял машине разогнаться до 120 км/ч.

Panhard продолжал выпускать легковые машины и после Второй Мировой, иногда вполне запоминающиеся как Panhard-Dyna. Но фирму клонило все больше к бронетехнике - партизаны как раз начали охотиться на французских колонизаторов.

В 1954 году Panhard заключил неравный брак с Citroen, а в 70-х и вовсе растворился в концерне PSA.

Последний грузовик был выпущен в 1966 году, последняя легковая машина - в 1967-м. С тех пор конструкторы сосредоточились на «милитари», а в 2005 г. появились сообщения, что бронеотделение продано фирме Auverland. До середины XX века Франция кишела роскошными авто под множеством марок: Hispano-Suiza и Bugatti, Renault и Delage, Delahaye и Delaunaye-Bellevile, Voisin, Unic, Hotchkiss... В шике пробовались все. После Второй Мировой, по экономическим, а не технологическим причинам, от всего этого остались малолитражки и семейные седаны, изредка разбавленные спортивными купе. И уже в 50-х роскошным во Франции считалось ездить на «бьюике», а президент спокойно обходился тюнинговым DS.

Кажется, конъюнктура есть, но французская затея может иметь свои проблемы. Последние полвека марка более известна коллекционерам и африканским мятежникам, которым французы на броневиках Panhard доставили немало хлопот. Но реклама это-то выправит. Труднее поправить то, что «французская машина» вообще не ассоциируется с высотами роскоши. Это - не немцы, британцы или американцы. В том, что у французов как и сто лет назад может получиться вещь ослепительная, как Версаль и пленительная, как Катрин Денев, сомнений нет. Не остановит галлов и слабый двигатель: рекордсмен по продажам, легендарная «богиня» DS, разошедшаяся числом в 1,5 млн., вообще ездила на движке родом из тридцатых.

Проблема может быть в том, что французы по-прежнему делают очень хрупкие и непрактичные вещи, которые трудно содержать и чинить.

Так, этой зимой в Москве мелькали французские пуховики: идеальное лекало, чистый хлопок, разумная цена. Увы, судя по бирке, вещь нельзя было ни мыть, ни стирать, ни чистить не одним способом. Продавцы стыдливо прятали глаза. Та же DS в Штатах совсем не пошла: говорят, ее гидравлику американские техники просто не брались чинить.

А как-то уже повелось, что premium - это в идеале надежность Rolls и Mercedes. В этом смысле характерно, что французы абсолютно не отметились и в жанре внедорожников. Хватит ли в альянсе Peugeot-Citroen сил и на Panhard покажет время, хотя в реанимации и экспорте французского люкс искренне хочется пожелать успеха. Правда, на языке вертится шутка из бессоновской комедии «Такси-2». Когда японскому министру с помпой презентовали французский бронелимузин для VIP-персон, у главного героя отвисла челюсть: «Вы хотите продать японцам «Пежо»!?

Вступайте в группу Город Новостей в социальной сети Одноклассники, чтобы быть в курсе самых важных новостей.

всего: 819 / сегодня: 3

Комментарии /0

Смайлы

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире