ЭРОТИКА НА ЭКРАНЕ. Бертолуччи заставлял ЭТО делать по-настоящему... (Кадры их фильмов)

ЭРОТИКА НА ЭКРАНЕ. Бертолуччи заставлял ЭТО делать по-настоящему... (Кадры их фильмов)

В стране и миреКультура

   «Эротическая энергия – вечный источник творчества», – писал философ Николай Бердяев в начале прошлого века. И как ни прекрасны духовные, платонические порывы, без секса любовь все равно кажется неполноценной и не совсем состоявшейся. А вот актеры относятся к съемкам эротических сцен по-разному. Кто-то воспринимает их как часть работы, кто-то категорически отказывается. «Я не признаю дублерш для секс-сцен, – заявила актриса Холи Хантер, «игравшая любовь» с Харви Кейтелем в картине «Пианино». – Что за ерунда! Если не хочешь играть в таких эпизодах, не нужно браться за роль. Харви и я даже не обсуждали такой возможности. Любовные сцены в «Пианино» настолько органичны, что, согласившись на дублершу, я бы просто перестала ориентироваться в действии». А вот Натали Портман была очень недовольна, когда ей на съемках «Звездных войн» приходилось целоваться с Хейденом Кристенсеном, игравшим юного Дарта Вейдера. Позднее она признавалась, что чувствовала себя как проститутка, когда режиссер указывал ей, как надо целовать партнера.

Не большой любитель подобных эпизодов и актер Майкл Дуглас. Еще бы! Представляете, как он устал, когда в течение шести дней снимался в постельных сценах с Шэрон Стоун в «Основном инстинкте»?! Актеры были совершенно измучены, у них болело все тело, ведь им приходилось принимать различные возбуждающие позы и находится в постоянном напряжении. После фильма Майкл Дуглас, известный своим буйным темпераментом, проходил в клинике курс лечения от сексуальный «наркомании». Говорят, он получил слишком большую дозу секса на съемках. Но врачи не помогли, и вскоре его жена Диандра подала на развод, не выдержав постоянных измен. 

«Целоваться с Микки Рурком – то же самое, что целовать набитую окурками пепельницу!» – эта фраза Ким Бэсинджер, произнесенная ею после съемок в фильме «Девять с половиной недель» стала чуть ли не крылатой. Отношения актеров, изображавших на площадке сумасшедших любовников, в жизни были далеки от идеальных. По воспоминаниям очевидцев Ким ненавидела и даже слегка боялась Микки, который был с ней весьма и весьма строг. Актеры не общались за пределами съемочной площадки и даже не разговаривали в перерывах между дублями. Доходило до абсурда – Ким и Микки отказывались ехать в одном лифте. «По-моему, он сознательно держал ее на расстоянии, и эта отчужденность между актерами хорошо сработала на экране», – считает режиссер картины Эдриан Лайн.

Эрик Мабиус, партнер Сэлмы Хайек по телесериалу «Дурнушка Бетти» (американская версия «Не родись красивой»), ненавидит эротические сцены совсем по другим соображениям. Черноволосая красотка притащила на площадку целую свору своих собак, и вместо того чтобы сконцентрироваться на изгибах прекрасной мексиканки, Эрик опасался, как бы его кто-нибудь не укусил. «У нее очень много собак, – жалуется актер. – И когда все они носятся вокруг – это вовсе не сексуально, а больше напоминает суматоху уличного движения». А вот актрису Джеймс Кинг («Кокаин») такие сцены очень веселят. Когда она снимается в эротических эпизодах, то с трудом сдерживает смех. Действительно смешно: лежишь в постели с малознакомым мужчиной, горит ярчайший свет, вокруг толпится огромное количество народу, да еще строгий дядька-режиссер кричит в мегафон: «Мотор! Начали!»

Бывают задачи и посложнее. Леонардо ДиКаприо на съемках картины «Полное затмение» пришлось играть любовные сцены с… Дэвидом Тьюлисом, поскольку фильм рассказывал о непростых взаимоотношениях французских поэтов Артура Рембо и Поля Верлена. «Я бы не назвал это сексом, – говорит Лео. – Мы занимались любовью. Рембо и Верлен были очень близки. На мой взгляд, даже чересчур. Пришлось много целоваться. Дэвид держался молодцом, и постепенно мы к этому привыкли. Но в первый раз меня чуть не стошнило. Я смотрю на него и должен сейчас его поцеловать, а желудок говорит мне: «Я не хочу!»

Актриса Дженнифер Джейсон Ли, в свою очередь, как-то разоткровенничалась о своих партнерах по эротическим сценам: «Среди них немало хороших «любовников». Отличными исполнителями были братья Болдуин – Алек и Билли. Играя с Алеком, чувствуешь себя, как во время катания на американских горках. Он завораживает тебя, полностью раскован, без всяких комплексов, и ему можно довериться. Это один из тех редких случаев, когда ты действительно веришь, что твой партнер именно тот, кого он играет. Мы, конечно, не занимались любовью по-настоящему, но наши любовные сцены выглядели, как настоящие. Случалось и наоборот. В фильме «Бурные времена в средней школе Риджмонт» актер Роберт Романус был со мной очень суров. Он даже не смотрел на меня и во время поцелуев жевал жвачку. Если между эпизодами я дотрагивалась до него или гладила, он вздрагивал. И я поняла, что он, как и я, сам был страшно напуган, хотя на самом деле любовные сцены не должны вызывать такого эффекта».

35 лет назад Бернардо Бертолуччи взорвал общество фильмом «Последнее танго в Париже». (В России просмотр этой драмы по видео приравнивался чуть ли не к уголовному преступлению.) По словам Марлона Брандо, режиссер хотел, чтобы он и Мария Шнайдер занимались сексом по-настоящему. Актриса после съемок жесткой эротической сцены плакала от боли и унижения, а Брандо после этого фильма 20 лет не разговаривал с Бертолуччи. (Последний, впрочем, уверяет, что это из-за того, что режиссер сорвал с него маску актерской школы Ли Страсберга.) «Как бы то ни было, оргазм все же лучше взрыва бомбы!» – заявил Бертолуччи, когда ему надоело слушать упреки в аморальности.

Испанский режиссер Педро Альмодовар, в свою очередь, считает, что «постельные сцены только замедляют повествование. Поэтому я почти никогда их не использую. В мое намерение входит просто сказать: они переспали друг с другом, а поскольку то, что должно произойти, и так достаточно очевидно, это опускается».

Но есть и другое мнение. «Для меня в искусстве запретов не существует», – заявляет Катрин Брейа, режиссер предельно откровенного интеллектуального кино. Достаточно уже одного факта, что на роли в картинах «Романс» и «Порнократия» она пригласила порнозвезду Рокко Сиффреди. «Смогли бы мы в своей жизни отказаться от сексуальных переживаний? – задает риторический вопрос Катрин. – Конечно, нет. Так почему же я должна отказываться от них в кино и лишать себя возможности показать то, чего еще никто не видел?»

В советские времена секс на экране, мягко говоря, не жаловали. Даже намек на предполагаемую близость между мужчиной и женщиной считался недопустимым. Сейчас это звучит нелепо и смешно, но в свое время сценарий картины «Еще раз про любовь» Эдварда Радзинского госчиновники на полном серьезе называли «пошлым и аморальным». «Разве может советская девушка в первый же вечер знакомства поехать к мужчине домой?!» – вопрошали они.

Первой сексуальной ласточкой отечественного кино, безусловно, стала «Маленькая Вера». Картина, где впервые в нашем кино герой и героиня не только целовались, но и прямо в кадре занимались любовью, имела грандиозный успех. В кассы кинотеатров выстраивались очереди. Правда, выходя после сеанса, зрители думали уже не о сексе. Слишком сильное впечатление производил фильм, который показал суровую советскую действительность. Как известно, с этой картины в нашем кино начался период, который принято называть «чернухой». После «холодного душа» «Маленькой Веры» уже несколько легче восприняли «Интердевочку» Петра Тодоровского. Кстати, для съемок сцены, где «интердевочка» Таня отдается клиенту-японцу, понадобилось целых шесть мужчин. Елена Яковлева лежала, а мужчины раскачивали кровать. Сам японец в эпизоде вообще не участвовал.

Сейчас сексом в нашем кино уже удивить сложно. Причем случается этот секс порой в самых неподходящих условиях. Например, в картине «Лифт» герои Ольги Родионовой и Игоря Верника занимались любовью в кабине лифта среди крови и трупов. «Вы представьте себе такую ситуацию, когда стресс, вокруг трупы и вы поняли, что это последние минуты вашей жизни, – говорит автор сценария Роман Доронин. – Есть катарсис. Мужчина и женщина занимаются сексом даже не из-за привязанности, а чтобы сбросить напряжение». Актерам, между прочим, на съемках этого эпизода пришлось нелегко. Игорь Верник был весь расцарапан, Ольга Родионова – в синяках.

Неприятная история другого рода произошла с Лидией Вележевой на съемках фильма «Половые щетки». Как-то актрисе пришлось на два дня отлучиться, а по возвращении она с удивлением узнала, что в ее отсутствие режиссер дописал несколько эротических сцен и снял в них дублершу. Причем при заключении контракта о подобных эпизодах речь не шла. Лидия возмутилась, подала в суд и процесс выиграла. Продюсеру фильма пришлось выплатить ей компенсацию и принести извинения. «Я считаю, что все должно быть оправданно, как, скажем, в фильме «Девять с половиной недель», – говорит Лидия Вележева. – А у нас зачастую эротические сцены вставлены в картину неизвестно для чего. Я не против того, чтобы показать чуть-чуть тело, если это действительно нужно. Но когда это все так обнаженно, возникает ощущение гадливости».

Наши актеры пока что в большинстве своем подозрительно относятся к участию в откровенных эпизодах. Отговариваются тем, что все должно быть обязательно снято красиво и со смыслом. В общем, переводят стрелки на режиссеров. А пока своих мастеров эротики, вроде Эдриана Лайна и Залмана Кинга, наше кино еще не взрастило. Но будем надеяться, все еще впереди.



ДЕДУШКИ ЭРОТИКИ

Первым эротическим эпизодом в кино принято считать сцену поцелуя в картине, которая так и называлась – «Поцелуй». Этот фильм был снят в 1896 году, и публика, пришедшая на киносеанс, испытала, наверное, не меньший шок, чем зрители люмьеровского «Прибытия поезда». Можно себе представить, что творилось в зале, когда в 1915 году демонстрировался фильм «Сэндвич на траве», где впервые актеры не только целовались, но и позволили себе нечто большее!



РЕЖИССЕР И ПРОДЮСЕР ЛЮК БЕССОН ОБ ЭРОТИЧЕСКИХ СЦЕНАХ:

– В жизни есть множество тем, которые мне хочется раскрыть на экране, но ни нагота, ни секс к ним не относятся. Мне кажется, что это слишком интимные вещи, которые гораздо лучше пережить самому, чем сто раз увидеть. Все, что предшествует «постели», интересует меня гораздо больше. Объяснение в любви – это игра, в которую можно играть бесконечно. Сцену знакомства Ромео и Джульетты можно перечитывать тысячу раз, но без любовной сцены между ними вполне можно обойтись.

 
















Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе самых важных новостей. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке и нажать кнопку Join.

всего: 13655 / сегодня: 2

Комментарии /3

16:1729-08-2007
 
 
guest
интересно когда бездельничаешь, может быть.

19:5805-01-2010
 
 
марго
бред питт самый сексуальный мужчина на земле, как бы я хотела..

18:2615-06-2010
 
 
оля
просто супер

Смайлы

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире