Афера со сроком годности

Афера со сроком годности

В стране и миреПроисшествия
Светлана Кувшинова раскрыла преступление, в котором жертва и преступник, как говорится, нашли друг друга

Юристом, а тем более следователем старший лейтенант юстиции Светлана Николаевна Кувшинова в детстве становиться не собиралась. Жила себе в родном Заводском районе, училась в 102-й школе. После ее окончания в 1988 году поступила в медицинское училище, работала фельдшером в бригаде "Скорой помощи". Дежурила по суткам: сутки дежуришь - трое отдыхаешь. Четыре года отработала фельдшером, а потом ее словно озарило: то, чем она занималась до сих пор, совсем не то, что ей нужно. А нужно ей быть юристом. Подумано - сделано. И Светлана стала студенткой-заочницей Томского экономико-юридического института. Заочницей потому, что уже вынашивала дочь. Эти четыре года беременности и декретного отпуска ушли на учебу. Так что, когда потребовалось вновь выходить на работу, Светлана Кувшинова уже была дипломированным юристом.

Она пришла в Заводской РОВД, в следственный отдел. Начальник отдела Надежда Анатольевна Дорофеева долго беседовала с будущей коллегой, после чего сделала вывод: "Эта наша". Первые дела, которые доверили новоиспеченному следователю - это так называемые дела без преступника. То есть преступление есть, а его автор не выявлен. И его нужно вычислить. Из бесед с подозреваемыми, свидетелями, собственных умозаключений. Дела эти очень ответственные, важные, ведь преступника нужно выявить во что бы то ни стало. Обычно преступник в результате следственных мероприятий обнаруживается, и тогда дело получает дальнейший ход. То, что Дорофеева доверила такое дело новенькой, говорило о многом.

Потом пошли дела с преступниками. Серьезные и не очень. Иногда просто курьезные. Вроде этого, о краже ботинок из приквартирных тамбуров.

...Ночь, улица, подъезд, тамбур. Преступный свет крохотной лампы. В руках у 35-летнего вора Андрюши портативная "фомка". Легкий нажим на рукоять, и тяжелая тамбурная дверь раскрывается. У Андрюши наготове мешок, в который он аккуратно складывает выставленную в тамбур обувь. Мужские сапоги, женские сапожки, детские сапожата - "джентльмен удачи" ничем не брезгует. На дворе зима, и его товар по сотне-две за пару на "ура" расходится среди рыночных торговцев. Торговцы Андрюшу любят: в магазинах цены на зимнюю обувь кусаются, а у него и товар качественный, и цены доступные - неси, Андрюша, еще! Андрюша и рад стараться. Что ни ночь, он с мешком на промысел. Старался, правда, недолго. Обкраденные граждане обратились в милицию, милиция начала розыск, и вскоре Андрюша был задержан.

Когда дело о краже обуви из подъездных тамбуров оказалось на столе у Светланы Николаевны Кувшиновой, она взялась за голову. Одних вещественных доказательств собралось несколько мешков. А ведь каждую украденную пару нужно было идентифицировать, найти ей владельца, определить, когда и при каких обстоятельствах была украдена.

Выручил, как ни странно, сам Андрюша. У него оказалась великолепная память, он до мелочей помнил каждый эпизод своей обувной эпопеи и все без утайки рассказал следователю. Ущерб, нанесенный гражданам, составил около десяти тысяч рублей, семь из них Андрюша покрыл, что значительно облегчило его участь, хотя срок с отсидкой он все-таки получил.

А мешки с обувью еще долго стояли в кабинете следователя, мешая проходу и вызывая улыбки у посетителей. Владельцы не спешили разбирать криминальные сапоги и ботинки, объясняя это тем, что "в ношенную чужим человеком обувь нога не лезет".
А недавно Светлана Николаевна расследовала преступление, в котором жертва и преступник, как говорится, нашли друг друга. Мы их имена изменили - не будем лишний раз напоминать жертве о глупости, а злодею об алчности. Дело было так. Молодой выпускник СибГИУ Иван Механизаторов решил устроиться на хорошую работу на Запсиб. Рассуждал новоиспеченный дипломированный специалист так: нас - соискателей хлебных мест - много, а искомых мест - мало. Поэтому надо подойти к решению проблемы нестандартно, творчески.

И он написал объявление в газету "Франт": "Молодой специалист просит помочь с трудоустройством на Запсиб". За плату, разумеется, Есть спрос - есть и предложение. Газета с объявлением выпускника Механизаторова попалось на глаза дважды судимому Карену Мараканяну, который, прочтя его, подумал: "Ай-яй-яй, такой молодой, такой умный - и без работы!" и с готовностью откликнулся на объявление.

Они сошлись. Жулик излучал уверенность и благожелательство успешного бизнесмена, соискатель теплого места являл готовность исполнить любое его условие. Мараканян попросил три тысячи рублей предоплаты. Дескать, у нас, у бизнесменов, так принято. Вчерашний студент смог предложить только две. Закрепляя установившееся доверие, Мараканян выдал Механизаторову расписку, а также показал удостоверение личности.

Ну а дальше Мараканян, как опытный дояр, начал "доить" своего подопечного: тысяча рублей за составление заявления о приеме на работу, тысячу пятьсот за фиктивные подписи на нем... Надо сказать, что и жулику не был чужд творческий подход: так, для придания документу достоверности, Мараканян наклеил на него штрихкод, вырезанный с ценника какого-то пищевого продукта и обозначающий срок годности, и герб России, скопированный с двухрублевой монеты.

Таким же образом были изготовлены медицинская карта и поддельный пропуск. А апофеозом сделки явилась запись в трудовой книжке Механизаторова о том, что он принят помощником прокатчика. В целом весь спектакль, в котором Механизаторов сам избрал роль жертвы, обошелся ему в 5700 рублей. А сценой послужили крыльцо и коридоры настоящего отдела кадров ЗСМК.
Впрочем, не все дела у старшего следователя Светланы Николаевны Кувшиновой такие курьезные. Сейчас она расследует факт хищения на ремонтно-механическом заводе металлопроката на сумму более двух миллионов рублей. Дело это - серьезное и интересное.

Вообще, быть следователем Светлане Николаевне Кувшиновой нравится. "Это такая работа, - говорит она, - на которой не считаешь время. Кажется, вот только вошел в кабинет, взял в руки дело, а уже вечер, пора домой идти". Домой, впрочем, по окончании официального рабочего дня, редко удается уходить. Гораздо чаще приходится на работе задерживаться. Хорошо, что дома терпеливые и понимающие люди: муж Дмитрий Валерьевич и дочь Ксения. Они и дождутся, и ужином накормят, и поддержат, когда трудно. Поэтому в семье Кувшиновых никогда не возникает разговора на тему: а кем бы мама стала, если бы не была следователем? Мама уже выбрала однажды свою профессию, вполне ей соответствует и менять не собирается.

Вступайте в группу Город Новостей в социальной сети Одноклассники, чтобы быть в курсе самых важных новостей.

всего: 1161 / сегодня: 1

Комментарии /0

Смайлы

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире