Закон и беспорядок

Закон и беспорядок

В стране и миреВ мире
В этом учебном году российская школа вошла в зону действия закона о введении обязательного полного общего среднего образования.
Трогательные выпускники и выпускницы с детской непосредственностью попросили президента Путина: «Введите, пожалуйста, такой закон». Президент пообещал и сделал. Закон был принят. Дети и депутаты были в восторге, женщины не могли сдержать слез. Однако перед парламентскими каникулами группа депутатов Госдумы и российских академиков обратились в Совет Федерации с письмом, в котором утверждалось: новый закон - это профанация. «Не существует ни концепции новой школы, ни представления о новом содержании общего образования, ни выделенных бюджетных средств», - отмечают авторы письма. Может, зря так разволновались депутат Госдумы Олег Смолин, академик РАН, нобелевский лауреат Жорес Алферов, народный учитель СССР Леонид Мильграм, академик РАО Эдуард Днепров, члены-корреспонденты РАО Александр Абрамов и Михаил Кузьмин, член Совфеда Анатолий Коробейников и президент Всероссийского фонда образования Сергей Комков, подписавшие это письмо?

Школьная «Угадайка»

Вот что рассказал «ПЖ» о своих тревогах президент Всероссийского фонда образования Сергей Комков:

«Закон связывает всеобщее среднее обязательное образование с введением ЕГЭ. На самом деле никакого ЕГЭ в России нет. Экзамен, который проводится под этим названием, - это обычное очковтирательство. Прежде всего потому, что в разных регионах министерство шкалирует (то есть оценивает результаты экзаменационных тестов) по-разному. Главные вузы страны тоже пересчитывают баллы, стоящие в сертификате абитуриентов, по своей шкале. Такой экзамен единым никак не назовешь. Не является он и государственным. Распечатку экзаменационных материалов, их тиражирование и рассылку осуществляют коммерческие структуры. Следствием коммерциализации ЕГЭ в этом году стала утечка информации, ответы на вопросы тестов загодя продавались в Интернете.

Но это еще не все. По новому закону с 2009 г. вся система среднего образования переводится на ЕГЭ. Для подготовки к нему в дополнение к каждому учебнику будет написано учебное пособие, как сдавать этот экзамен. Такая работа уже начата. Учебник в этом тандеме должен быть главным, но на практике все поменялось местами. Учебников в региональных школах нет, зато пособий - больше чем достаточно. Учителя скачивают их из Интернета, размножают и раздают детям, предпочитая учебнику краткое пособие, в котором четко изложены материалы для сдачи ЕГЭ.

Раньше подготовка к экзамену в школе строилась как система повторения пройденного и отработка решения задач. Теперь и то, и другое заменило натаскивание - тест такой-то, варианты ответов такие-то, детей учат не знать, а распознавать правильный ответ. Знания по предмету при этом им не нужны».

Мины ждут своего часа

Текст нового закона буквально нафарширован минами замедленного действия. Например, в Конституции РФ записано: обязательно 9-летнее образование. Поскольку менять Конституцию никто не собирается, новый закон об образовании поставил школу в двусмысленное положение. Разумеется, ее «выломают», в том смысле, что она будет действовать в соответствии с законом об образовании. Но если школа обратится к родителям потенциальных десятиклассников, не посещающих занятия, с призывом выполнять закон, те пошлют ее далеко и надолго: «по Конституции, хочу - учу своего ребенка, хочу - не учу, она главнее закона». Юридически они будут правы.

Вторая коллизия - у школы как социального института две функции: социальная и обучающая. С точки зрения социальной функции, всех детей надо учить по 11 лет. Понятно, что пока наш рынок еще базар, дети со средним образованием могут оказаться на улице. Поэтому чем дольше их учить, тем лучше для детей, их родителей и государства. На осуществление этой функции направлено нормативное финансирование российского образования. Деньги идут в школу за учеником, чем больше детей, тем лучше школе.

С точки зрения социальной функции, учительница, которая подбирает детей с улицы и учит их, справляется со своими обязанностями блестяще. Но ее поймают за руку при первой же проверке качества знаний, низкие результаты ЕГЭ сделают эту учительницу, как и школу, где она работает, самой плохой.

Опираясь на закон, министерство заманивает в школу всех детей без разбора: «Идите сюда, образование теперь обязательное». С другой стороны, оно же требует у школы: давайте высокое качество продукции. А качество в министерстве понимают примитивно - это количество учащихся на «4» и «5». Первый вице-премьер Дмитрий Медведев недавно публично выступил с инициативой поддержать такой подход - платить учителю не за количество уроков, а за качество. После этого вряд ли учительница захочет собирать у себя в классе детей с улицы и слабых учеников. Процессуальные показатели, такие как динамика роста, для образовательного чиновника не важны.

Совместить социальную и обучающую функции можно, вводя в школе коррекционные классы, но они (это 10-15 человек) финансово невыгодны. Тем не менее проблемных детей по-другому не обучишь. То есть, принимая новый закон, в стране нужно развивать вариативное образование, создавать классы разного уровня. И не оценивать труд учителей только по результату. Однако по инициативе министерства с начала 1990-х гг. вариативность в российской системе образования сокращается как шагреневая кожа.

От Адама до Потсдама

Список подобных неприятностей, заложенных в новый закон, можно продолжать до бесконечности. Вот что рассказал «ПЖ» доктор педагогических наук, директор Московского центра образования №109, заслуженный учитель РФ, академик Евгений Ямбург:

«Когда по закону об образовании обязательным было только 9-летнее образование, в министерстве всполошились: «Как это, дети выучат в школе историю только до Екатерины II? Давайте-ка расскажем им все - от Адама до Потсдама. А тем, кто пойдет в 10-й и 11-й классы, углубим эти сведения».

Такой подход называется в педагогике концентрической системой обучения. В отличие от линейной, где на каждой ступени учат весь материал целиком, чтобы в дальнейшем к нему не возвращаться.

Сервильные педагоги эту инициативу подхватили:

- Давайте и математику так построим.

- Нет, математику в таком виде дети не потянут.

- Историю-то тем более не потянут, - подумали про себя здравомыслящие педагоги.

Но промолчали. И политическая линия возобладала. Хотя в решении коллегии было записано: обучение можно организовать и так, и эдак, предприимчивые педагоги затребовали денег и взялись составлять концентрические учебники. Глядя на историков, по тому же принципу стали реорганизовывать химию и биологию.

В результате, как и предвиделось, дети истории не знают, и в этом не виноваты ни они, ни их учителя. На Великую Отечественную войну, например, в учебнике 9-го класса отводится всего шесть страниц, больше не получается. Книга по истории ХХ в. превратилась в абсурд. А как углублять изучение этой дисциплины в 10-м классе, если бегло все уже пройдено?

Закон об обязательном 11-летнем образовании де-факто положил конец концентрическому обучению. На возвращение к линейной системе отведено три года, но перейти к ней теперь непросто. Не в последнюю очередь для этого потребуется немало бюджетных денег. Да и родительских тоже. Вот что рассказал мне учитель из Смоленской губернии:

«Учебники по новейшей истории Запада и России вместе стоят 300 рублей. А зарплата скотника - 500 рублей. Мы ему выламываем руки и заставляем покупать эти книги. Когда дети окончат школу, они перепродают их за 250. Скажи им сейчас: бросьте эти учебники в помойку и покупайте новые - начнется социальный взрыв».

Школьная пирамида

Пагубным для нашей страны счел новый закон классик отечественного образования, ветеран войны, народный учитель СССР Леонид Мильграм. Вот что он расказал «ПЖ»:

«Любые масштабные реформы, а именно к таким я отношу закон о введении обязательного полного общего среднего образования, должны предварительно прорабатываться и апробироваться в нескольких вариантах. Чтобы после эмпирической проверки можно было выбрать из них оптимальный. Но, как это нередко бывает, и на этот раз министерство почему-то пошло иным, сомнительным путем. Альтернативных вариантов просто не было.

Между тем положенная в основу нового закона затея обучать всех детей одинаково столь же утопична, сколь вредна как для самих детей, так и для государства. В каждом классе всегда есть три-четыре человека, которые не могут либо не хотят учиться, это снижает успеваемость класса в целом.

То есть образование, на мой взгляд, должно строиться пирамидально. Сначала - учить всех одинаково, затем смотреть, кому из детей что ближе - техническое, гуманитарное или естественно-научное направление. И соответственно учить их в этом ключе, выделяя из числа одноклассников тех, кто в силу своих способностей может со временем войти в национальную элиту. Их следует учить в гимназиях и лицеях, воспроизводящих интеллигенцию.

У нас же прослеживается удручающее стремление к равнению на то, что происходит за океаном, хотя наши образовательные системы трудно сравнивать. Например, в американской школе детей лучше готовят к жизни. Я видел в Америке великолепные уроки истории, но в области естественно-научного образования - математики, физики, химии, биологии - лидерство пока еще за нами. Зачем же брать американцев за образец, как это делает новый закон?»

Вертолет для учителя

Закон - документ рамочный, он определяет только одно: кого и сколько лет обучать. Чему и как - это вопрос профессионального сообщества. В том числе, конечно, и Министерства образования. От ответа, который будет дан на этот вопрос, зависит, насколько выполним новый закон. Например, в российской глубинке.

В ряде европейских стран, например в Германии, для образования сельских детей создали сеть малокомплектных школ, уроки в которых ведут городские учителя. Приезжая туда на своих машинах, они дают два-три урока в одной школе, затем едут в другую, и дают два-три там. Такая поездка не отнимает много времени, бензин оплачивает государство. Вдобавок учитель получает компенсацию за амортизацию машины и затрату своих усилий в качестве шофера. А что делать, скажем, 15 детям села Калинкино Саратовской области, которое находится в 35 км от ближайшей школы?

В наших условиях учителю при его зарплате о машине и думать не стоит. К тому же, в отличие от Германии, Россия пока не покрыта сетью не замерзающих круглый год дорог. Зимой и в распутицу, чтобы добраться из города до малокомплектной сельской школы, педагогу потребовался бы вертолет.

Поэтому несколько лет назад Россия пошла по американскому пути. Детей стали собирать из трех-четырех деревень и возить автобусом до ближайшей школы. В результате страна тратит немереные деньги на закупку некачественных автобусов, требующих постоянного ремонта. На недавнем совещании, посвященном реализации программы «Школьный автобус», первый вице-премьер Дмитрий Медведев откровенно отметил: «Автобусы просто дрянь».

Об образовательных потребностях страны те, кто пролоббировал программу «Школьный автобус», не думали. Если же поставить во главу угла именно эту проблему, выход видится совсем не в том, чтобы сделать школьные автобусы комфортными, безопасными и высокопроходимыми.

России пора закрыть малокомплектные сельские школы. Обучение ребенка в них стоит в полтора раза дороже, чем в московской гимназии, а результат получается аховый. Квалифицированных учителей в такой школе не соберешь, в глухомани их нет. В качестве альтернативы государство дает школьникам бумажку с завышенными результатами ЕГЭ. Тем самым конечно же их стартовые возможности не уравнять с детьми, выученными в хорошей школе.

Посмотрим правде в глаза - если ребенок учится в хорошем интернате в крупном городе, у него больше шансов оказаться социально адаптированным к рынку труда в ХХI в. Именно туда, в крупные города, а не в ближайшие райцентры следует отправлять детей на выучку. Причем за те же деньги, которые тратит на них государство сейчас, можно одевать и кормить этих детей, обеспечив их современным медобслуживанием и внешкольным образованием. После окончания интерната, в котором следует собрать достойных учителей и необходимое оборудование, эти дети смогут поступить в хороший вуз, получить востребованную, хорошо оплачиваемую современную специальность.

Когда в стране начнет действовать экономика, основанная на знаниях, в селе, в зоне рискованного земледелия, на экономический успех рассчитывать не придется. Зачем же делать детей жертвами так называемого развития отечественного сельского хозяйства? Последнее пора перепоручить мигрантам. Развивать же традиционно русские регионы - Владимирскую, Тверскую, Рязанскую, Калужскую и другие губернии в качестве горожан, занятых квалифицированным трудом, могут наши коренные жители.

Даже те дети, которые в интернате не покажут хороших результатов в учебе, вернувшись домой, смогут стать организаторами производства, работать в местных органах власти, милиции.

А пока - школьные автобусы, малокомплектные школы, концентрические учебники и еще много-много всего, что далеко выходит за рамки этой статьи, приводят к тому, что российское образование можно уподобить печи, в которой горят ассигнации. Ведь мы - богатая страна?

Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе самых важных новостей. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке и нажать кнопку Join.

всего: 1095 / сегодня: 1

Комментарии /0

Смайлы

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире