до юбилея
346 дней
 
Танцуют все!
Главы из книги Вячеслава ВОДЯСОВА «НЕИЗВЕСТНЫЙ ГОРОД N»: 1938-й
Планета продолжала бурлить и клокотать - каждую секунду во всех даже самых укромных ее уголках вершилась история. В канун Второй мировой на ее поверхности не осталось ни одного квадратного сантиметра, на котором ничего бы не происходило тревожного и волнующего. В далекой Мексике генерал Седильо устроил фашистский переворот, Япония и Германия поставили под ружье население, достигшее призывного возраста, Венгрия присоединила к себе Словакию и часть Закарпатской Украины, а апофеозом 1938 года стало мюнхенское расчленение Чехословакии. Сталинцы тем временем ударно варили чугун, строили дома, искореняли последнюю неграмотность, глазели на умных слонов дедушки Дурова...
...писали доносы...
Без дела никто не сидел.
Начало года и в России получилось богатым на события: 1 января был образован комиссариат по военно-морским делам. По сему поводу в городе, в самом центре материка Евразия прошли массовые гуляния. Несмотря на то, что ближайшее к Сталинску море - Аральское, в нескольких тысячах километров, это никого особенно не смутило. В первый январский день открылись первые школьные базары (сейчас их устраивают ближе к 1 сентября, но наши недавние предки делали это зимой). А ближе к вечеру в ДК металлургов состоялся новогодний всегородской вечер танцев под радиолу. Руководству КМК Дед Мороз преподнес чудный подарок - в Сталинск на товарном поезде прибыли два новеньких лимузина «ЗИС». Не стоит ломать голову и гадать, кому они предназначались, и кто на них ездил.
На январь пришлась годовщина смерти Ильича. В скорбный морозный день дети собрались у школы №26, развели огромный костер и провели беседу «14 лет без Ленина - ленинским путем». В заключении мальчики и девочки спели хором «Замучен тяжелой неволей» и «Ты умер, товарищ», после чего разошлись по домам.
Научили читать 250 казахов-кузнецкстроевцев. Неграмотность среди нацменов была полностью ликвидирована. Разнорабочий Кошкумбаев сообщил: «Теперь я грамотный! И хочу у себя в землянке собрать личную библиотеку. Полное собрание сочинений Ленина я уже купил».
Пришла весна - пригрело солнышко, в Берлине прокатились еврейские погромы, а на местном базаре пионер 18-й школы Вася Тлинов нашел кошелек с 200 рублями и отнес находку в милицию. Зима осталась позади, но в магазины Союзмехторга завезли горжеты, беличьи, кротовые манто и шкурки лисы всех видов, на всякий случай, наверное, Сибирь все-таки. Вот еще интересный пример - в Сталинске единственный магазин по продаже культтоваров находился на Кирова,27. Рояли и бильярдные столы в магазинные двери не влезали, поэтому ими торговали с вокзального склада, но «широкие массы даже и не подозревали, что таковые товары имеются в наличии». Уже тогда отечественная торговля являла собой загадку, как для населения СССР, так и для его гостей.
18 апреля городские пожарные отметили свое 20-летие, проведя при большом скоплении народа показательные маневры на доме №4 по улице Кирова. Вечером в Театре металлургов директор КМК тов. Шкляр зачитал поздравление, пожелал бойцам-наркомвнудельцам удачи на поприще борьбы с огнем и троцкистско-бухаринскими выползками, после чего вручил пожарным Васину и Сысоеву патефон и ружье. Вечер закончился танцами.
23 июня на полтора часа все предприятия приостановили работу - Сталинск коллективно слушал по радио трансляцию речи Сталина. После мероприятия состоялись собрания рабочих коллективов и горячее обсуждение услышанного, так что вряд ли в тот знаменательный день кто-то работал. Насчет радио: недостижимой ценностью считались радиоприемники «СИ» и «СВДМ». Последний стоил 980 рублей и был доступен далеко не каждому, это, примерно, месячный заработок сталевара высшего разряда. К счастливым обладателям «СВДМ» приходили семьями и бригадами, те, кому он был не покарману, приемник водружался на видное место, его настраивали на Москву и ловили каждое слово. Если удавалось поймать музыку, то быстренько выносили мебель, и культурные посиделки стихийно перерастали в танцы.
Ближе к лету городские власти, «по многочисленным просьбам трудящихся», вновь подняли вопрос о благоустройстве реки Абы. В первом квартале выделили аж 62 тысячи рублей на приведение русла и берегов в должный вид, так как «Абушка обильно насыщает воздух неприятными ароматами». Минуло почти 70 лет, но в Абе по-прежнему кувшинки не цветут, не плещется форель, зато плавают пластиковые бутылки и, говорят, завелись утки...
Товарняк репрессий тем временем набрал бешеную скорость, полностью потеряв тормоза. На любое служебное головотяпство намертво приклеивали расстрельный ярлык: «Троцкистско-бухаринские бандиты приложили свои кровавые фашистские руки к животноводству - в колхозе «Красный пахарь» они допустили падеж четырех бычков, двух нетелей и шести маток овец». Или вот: «В поликлинике №3 лечили грязью больных кожными заболеваниями, но кучка подлейших из подлых врагов изменила метод подогрева грязи, что уничтожило передовой метод лечения трудящихся». Местечковые идеологи, используя печать, ловко направляли народный гнев на отдельно взятые личности, ставшие неугодными. Иногда лично кому-то из партийных руководителей. После публикаций в прессе на карьере «пропесоченного» можно было смело ставить крест. В мае Сталинск с возмущением осуждал поступок директора треста ресторанов Григорьева, который, возвращаясь с прогулки на собственном автомобиле, отказался довезти до больницы бьющегося в эпилептическом припадке ребенка. Директора музея обвинили в преступном развале краеведческого дела - комиссия в ходе дотошной ревизии недосчиталась кремневого пистолета и пары «особо ценных чучел». Но больше всего камней свалилось на руководителя единственного в городе профессионального оркестра Кобрина: «В отношении музыкантов Кобрин позволяет возмутительные выходки с подозрительным шовинистическим душком. С трубача Зайченко за неправильно взятую ноту было удержано 400 рублей. Оркестр больше не удовлетворяет возросших культурных запросов трудящихся». После травли коллектив перестали приглашать на мероприятия высокого уровня, и его уделом стали скромные танцульки в парках и скверах.
Уже в августе начались приготовления к наступающему охотничьему сезону. Спецкор Соколов писал: «Приближается осень. Охотники-металлурги готовятся к открытию: чистят ружья, покупают дробь, патроны, собак». А что, всех лаек по близорукости в прошлом сезоне перестреляли?
В Костенково колхозники решительно ответили на провокационные вылазки японской военщины усилением оборонной работы, проведя два занятия по изучению винтовки и противогаза. Тем самым, надо полагать, подняв обороноспособность СССР на недосягаемую высоту. И наверняка можно было быть уверенным, что орды самураев, рискни они появиться в Кузбассе, встретили бы в Костенково достойный и решительный отпор.
5 сентября в Международный юношеский день молодежь Сталинска устроила факельное шествие. Всегда считал, что подобное являлось прерогативой чернорубашечников, но и у нас, как выяснилось, происходило подобное. В 10 часов вечера, дождавшись сумерек, юноши и девушки, запалив тысячи заранее заготовленных факелов, прошли колоннами по Орджоникидзе, Молотова, Кирова и Энтузиастов, стекаясь к Дворцу металлургов. До сжигания идеологически вредной литературы, слава богу, дело не дошло. Это сейчас сжигают, так ведь демократия в самом расцвете, не социализм.
Осенью 38-го во все магазины завезли доселе невиданную новинку - кетчуп. Народ, больше привыкший доверять томатной пасте, недоверчиво взирал на продукт и покупал его крайне неохотно. Началась рекламная кампания по внедрению кетчупа в широкие массы. В каждом номере газета убеждала горожан потреблять данный товар и даже публиковала многочисленные рецепты. Более всего запомнился вот этот: «Берем банку консервированных почек «сотэ», 200 г кетчупа, 60 г лука, 10 г чеснока, немного растительного масла, смешиваем и получаем вкусный и питательный салат». Представляю, какое амбре висело в трамваях и автобусах после такого салатика.
Никак не обойти стороной тему криминала, ибо его было много, и одинокому ночному прохожему требовались навыки Чака Норриса или Брюса Ли, чтобы чувствовать себя в относительной безопасности. «17 августа Субботин и Иванов, находясь на Водной станции, украли белье у купающихся девушек Г. и К. Девушки были вынуждены уехать со станции полураздетыми. После этого хулиганы пошли в ресторан №10 и организовали там дебош. Милиционер 2-го участка Петрик пытался воздать хулиганам по заслугам, но получил удар графином по голове». Ухарей все же поймали, и нарсуд дал им по 3 года лишения свободы. Лихие люди обитали в Сталинске!
На улицах росло количество автомобилей, что тут же привело к росту ДТП: «22 сентября грузовая машина №29-93, спускаясь с большой скоростью с горы у Сада металлургов, догнала подводу и, сбив ее в канаву, перевернулась. Шофер Севрюкова получила тяжелые ранения. Лошадь и рабочий, сшибленные машиной, невредимы». «Судному дню» подобный инцидент пришелся бы по душе.
В честь ХХI годовщины советской власти пустили долгожданное трамвайное движение, связавшее Сталинск и Старокузнецк. В декабре ровно столько же исполнилось народному комиссариату внутренних дел. Рабочие коллективы объяснялись ведомству Железного Феликса в любви. И устанавливали в честь «их» праздника трудовые рекорды. Бригада Нехорошева обязалась закончить железнение пола повысительной подстанции ЦЭС. А бригада печи №4 поклялась быть верным помощником в деле разоблачения врагов народа. Героями дня стали начальник Сталинского горотдела НКВД старший лейтенант Плесшин, его заместитель лейтенант Почкай и начальник отделения сержант Кононов. Город должен был знать своих защитников от происков вредительских лап в лицо, и чекистские портреты украсили первую полосу праздничного выпуска. Все это можно назвать смешным, если бы не было так грустно...
Очень хотелось закончить рассказ о 38-ом чем-нибудь светлым и чистым. И такая история в наличии имеется. Один из зимних номеров газеты вдруг неожиданно стал библиографической редкостью - его воровали из изб-читален, вырывали из подшивок и настойчиво требовали во всех киосках и отделениях связи. Такой ажиотаж был вызван тем, что редакция на свою голову опубликовала большое фото испанской медсестры Сильвии Абаскаль, мужественно воюющей с франкистами. Портрет белозубой Кармен из Андалузии вскружил головы молодым холостякам. Редакцию завалили просьбами дать адрес мужественной красавицы. Такого в наличии, естественно, не оказалось, и потерявшим сон и покой оставалось только тяжело вздыхать, глядя на портрет смеющейся в объектив Сильвии.













Вступайте в группу Город Новостей в социальной сети Одноклассники, чтобы быть в курсе самых важных новостей.

всего: 2110 / сегодня: 2

Комментарии /5

16:5025-10-2007
 
 
guest
Интересно. Требую продолжения банкета.

17:0625-10-2007
 
 
guest
А где можно прочитать про остальные годы истории Сталинска - Новокузнецка?

18:0425-10-2007
 
 
guest
Только здесь.

09:2426-10-2007
 
 
fagott
11:50 25.10.07 guest

Обязательно будет. Стараемся еженедельно публиковать по одному году.

09:2426-10-2007
 
 
guest
супер!

Смайлы

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



Местные новости