до юбилея
345 дней
 
оВУЗа. Крик души

оВУЗа. Крик души

В стране и миреВ мире
«Я беру десятиклассников, два года веду их, делаю, что считаю нужным, и на выходе меня проверяют, какие у детей знания. Вот так бы работать, не становясь частью системы и винтиком, беря на себя максимум ответственности и в то же время давая себе волю творить, заставлять детей масштабно думать», – это мечта Геннадия Жилкина, математика, учителя, гражданина. Он болеет за систему образования в стране и городе, ему за державу обидно, он просто – неравнодушный.

Наша беседа с Геннадием Фёдоровичем, старшим преподавателем кафедры НИИ, состоялась в стенах редакции после вышедшей в октябре статьи о сложностях лицензирования Норильского индустриального института.

«Мы не говорим, как всё замечательно. Мы говорим, как всё на самом деле. Вернее, как всё на самом деле не очень хорошо складывается», - с этих слов Жилкин начинает разговор. У себя в институте он привык работать в форме диалога. Меня такая форма тоже устроила: получилось интервью о том, что, как говорится, у математика наболело.

- Вот про НИИ говорят, что у него недостаток кадров. А я утверждаю, что это болезнь всей нашей системы высшей школы в России. Факт: количество студентов вузов увеличивается такими темпами, что количеству квалифицированных педагогических кадров за этим просто не успеть. И так везде, во всех городах страны, за редким, наверное, исключением в столицах.

В нашем институте, например, полгода назад уволился заведующий кафедрой, доктор наук - вот это был вес! Ещё уволился недавно один человек, кандидат наук - вот две крупные потери только за последнее время. А восполнять-то кадры кем? Так что мы - не дотянули. В частности, я про свою кафедру говорю. По другим кафедрам тоже не ахти дела обстоят.

- Норильск в силу обособленности территории, наверное, в учёных кадрах всегда нуждался?

- Раньше, когда оплата труда здесь была существенно выше, чем на материке, такая проблема не стояла - люди сюда приезжали. А сейчас, чего далеко ходить, у всех есть знакомые и родственники, которые каждый день рассказывают: мол, моя дочь или мой сын устраиваются в Москве и меньше, чем за тысячу долларов, на работу не идут. Да и за тысячу ещё думают. А вы знаете, какая зарплата у старшего преподавателя Норильского индустриального, который тянет на себе всю педагогическую нагрузку? 10 тысяч рублей. Поэтому он ищет там работу дополнительную, а в другом месте - подработку, и ещё одну, и ещё: чтобы семью прокормить.

Теперь о главном - кого мы учим. Вы знаете, что в силу ограниченности нашей территории выпускники школ в большинстве своём уезжают отсюда на материк. Преимущественно поступают они не в наш институт. Получается, что все лучшие - уезжают. Кто остаётся? Те, кто не попал, не набрал баллов и так далее. В наш институт приходят в основном те, кто и знаний толком не имеет, и не умеет учиться.

- Это не голословное ваше утверждение?

- Отнюдь. Дело в том, что я работаю в системе образования с 1974 года, - и в школе, и в институте трудился попеременно, - так что знаю, о чём говорю. Когда я работал со студентами, понимал: чтобы они были грамотными, надо идти в школу работать. Такие мысли меня до сих пор терзают. Так я снова надолго уходил в школу, а в 2002 году опять в НИИ вернулся и сейчас могу утверждать: изменилось за последнее время очень много, и изменилось к худшему - студенты сегодня знают меньше, чем школьники.

Могу пригласить вас на подготовительные курсы, там сидят одиннадцатиклассники: я даю им задачи за 7-й класс - и они не могут их решить. Уверен, если бы в наш НИИ осуществлялся действительно отбор - в полном смысле этого слова, мы бы отбирали единицы. Но ради численности и нагрузок преподавателей отбор в вуз не всегда такой, каким он должен быть.

- Вы мне сейчас Америку не открыли, я знаю и про слабых студентов, и про всё остальное...

- Скажите, как можно научить слабого студента, чтобы он показал свои знания? Это то же самое, что с восьмиклассником вузовскую программу проходить: он ни за что не будет готов воспринимать эту информацию.

А ещё удивляет меня беспечность родителей: многие из них знают, что ребёнок не успевает в школе, но кидаются за помощью к преподавателю или репетитору, только когда чадо уже в 11-м классе. А это поздно, крайне поздно. Получается, что ни родитель, ни сам ребёнок не заинтересованы ни в чём.

- А школьный учитель?

- Теперь о школьных учителях. Когда я работал в школе, говорили, что тройки ставить нельзя, двойки - тем более, а зачастую вообще средний балл нужно было вывести тот, который скажет завуч. Отчитываются у нас не по настоящим знаниям, а по цифрам, не человек интересует, а показатель. И пока в нашей стране это будет нормой, мы далеко не уйдём. Получается, школьное образование выпускает своих птенцов по показателям, а мы потом из кожи лезем вон и организуем так называемые адаптационные занятия. Вы знаете, что это такое?

- Нет. Что-то типа «подготовишек»?

- Это особые занятия, которые проводятся со студентами первого, а иногда и второго курса для того, чтобы научить их элементарным знаниям по математике. Тому самому школьному курсу.

Если действительно на всё это объективно взглянуть, волосы становятся дыбом. И что самое парадоксальное, мы все упоминаем об этих недостатках, но ни у кого не хватает смелости назвать вещи своими именами и сказать: вот это - чёрное, и давайте делать так, чтобы оно таким не было.

- Стоит вводить какую-то предвузовскую подготовку, усиливать школьные часы? Что вы предлагаете как человек, работавший в разных звеньях этой системы?

- ...Я сейчас начинаю зреть... опять до состояния, что мне вновь пора уходить в школу. Другого пути нет.

В школах нужны преподаватели, которым там интересно работать, а не просто отвёл занятия - ушёл. Для того чтобы именно таких людей туда приглашать, надо всё-таки ещё поднимать заработную плату. Учитель, по-моему, - это значит с утра до вечера, а не от сих до сих, и все мозги у него работают на школу. Учитель должен растворяться в проблемах школы и детей, он должен болеть за это душой. А кто у нас сейчас болеет душой? По пальцам пересчитать.

Система образования - вещь консервативная. Чтобы её изменить, потребуются десятилетия. Это должен быть комплекс мер, а вот из чего он должен состоять - тут надо думать и решать всем вместе, всем веткам этой системы. Когда Лолаев был замом главы города, у меня было желание побеседовать с ним на эту тему, но он так и не нашёл времени. У меня было желание написать открытое письмо родителям. В нём я бы изложил следующее: если вашему ребёнку при поступлении в вуз поставили два балла, приезжайте в родную школу и предъявите иск педагогу: за что вы его оценили на четвёрку, если он не может поступить дальше? Вот это тоже было бы действенно.

- У школы нет цели заниматься подготовкой в вуз...

- Да, её цель - просто дать среднее образование, и только подготовительные курсы занимаются этим. Но как можно на этих курсах подготовить полновесного студента?

Задаю вопрос на подкурсах: синус двойного угла. Кто-то один из аудитории говорит. Когда предлагаю: давайте применим формулу в таком случае, в другом, в третьем - молчок. А человек 30 сидят. Показал, рассказал, как что применяется, задаю вопрос: «Вам в школе об этом говорили?». Два-три человека вспомнили, больше никто. Ну, думаю, может, группа такая попалась. На следующий день работаю с другой группой. Задаю те же вопросы - картина повторяется. Это был материал 10-го класса, а мы - в 11-м: как можно это не помнить?

- Я бы хотела, чтобы вы сами ответили на свой вопрос.

- Наша система обучения изначально неверно выстроена: взяли тему, прошли, пошли дальше. А ведь должно быть периодическое возвращение к прежним темам: если о чём-то перестаёшь говорить, оно забывается.

- А в чём ещё консерватизм образования?

- От учителя требуется, чтобы он действовал в соответствии с программой. Если он начнёт ее менять-кромсать или экспериментировать, ему, образно выражаясь, в большинстве случаев по рукам надают. Потому что за результат ему головы не сносить: ведь, не дай бог, он использовал новшество, а у него не получилось... К тому же, если ученик-десятиклассник перейдёт в другую школу, в ней он должен изучать то же самое - один в один с той программой, которую преподаёшь ты. Разночтения чреваты. Если осуществлять обучение планомерно, то неважно, в какой школе ты учишься. Одинаковость даёт средненький, но стабильный результат. Перестраивать - брать на себя смелость, огромный риск. В общем, нет интереса у преподавателя творить.

- Редкая птица летит до середины Днепра...

- Мало кто себе это позволяет. А многие из тех, кто пробует, ломаются и становятся такими же, как остальные.

Я уверен, что изменения должны идти именно со школы: когда мы там наведём порядок, тогда знающие абитуриенты будут приходить в техникумы и вузы, тогда с ними можно будет по-другому работать, и на выходе будет совсем другой результат. Пытаться в институте исправлять недостатки школьной системы невозможно, бесполезно - я это для себя решил однозначно.

- Я думаю, надо вместе обдумать, как школе и вузам объединиться для спасения ситуации. Ведь за державу же обидно, вы меня поймите. И мы поняли. Преподаватель математики НИИ Геннадий Жилкин не открыл нам Америку - про слабый уровень студентов и общий уровень подготовки в высшей школе все и так знают. Однако размышления учёного человека об учёбе и неучах показалось нам как минимум любопытными. К разговору приглашаются все желающие.

- Так всё-таки получит ли НИИ аккредитацию?

- Да, в декабре мы получим право выдавать документ государственного образца. Учитывая специфику нашего города, закрытость региона, количество молодёжи в городе и численность студентов, всё это оправданно, конечно. НИИ не закроют, но вот проблемы, которые здесь есть, надо решать. Решать консолидированно, за одним «круглым столом» с представителями высшей и средней школы. Притом что кадровый вопрос - это к государству и правительству, да и школьный, собственно, - тоже не к нам...

- А вы у себя в НИИ обо всём этом говорите?

- Да, на кафедре, и очень часто, но это остаётся внутри нашей среды. Знаете, как разговор на кухне: поговорил, вышли за пределы квартиры - и всё по-прежнему. Слава богу, если кому-то моя и наша точка зрения сегодня будут интересны.

- Я на это надеюсь. Во всяком случае, позитивная и конструктивная реакция, некое продолжение разговора должны последовать.

Вузовская система - самая консервативная в мире: преподаватель, студенты, мел и доска. Здорово это лишь в том случае, если в аудитории сидят заинтересованные подготовленные студенты. А если нет?
Вступайте в группу Новости города Новокузнецк в социальной сети Вконтакте, чтобы быть в курсе самых важных новостей.

всего: 1047 / сегодня: 1

Комментарии /0

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире