до юбилея
253 дня
 
Флеш-моб под звон колоколов придумали на Руси

Флеш-моб под звон колоколов придумали на Руси

В стране и миреКультура
Русские колокола такой же отличительный знак или, как теперь говорят бренд, нашей страны наподобие матрешек, балалайки и спутника. Звон, внешний вид и вся культурная среда вокруг наших колоколов настолько оригинальна, что ей нет аналогов в мире.

О самых красивых и совершенных по архитектуре колокольнях, непревзойденных по мастерству звонарях и отличающихся особым звоном колоколах написано несколько превосходных работ, от исследования Н.И. Оловянишникова «История колоколов и колокололитейное искусство» (1912) до современной книги «Повседневной жизни России под звон колоколов» Владислава Горохова.

Первоначально колокола принимали в штыки. В силу традиции или по суеверию наши предки с недоверием отнеслись к появлению новшества. А до этого били в некий эрзац, называемый било или ласково бильцо. Заменитель колокола представлял собой деревянную, медную или железную доску, по которой ударяли молотком или пестиком. Еще и сегодня можно порой увидеть болтающийся кусок рельса. Это потомок била. Изначально, уже в 11-м веке, колокола так и называли – «колоколы». Позднее их стали именовать на латинский лад кампанами. По одной из версий слово «колокол» происходит от старинного славянского слова «коло», что означает круг.

Колокола появились на русских храмах более тысячи лет назад. Размер колоколов Древней Руси домонгольского времени соответствовал западноевропейским стандартам романского периода. Примерный вес колокола конца 11-го – начала 12-го века, фрагменты которого найдены при раскопках в Переяславле-Хмельницком, составлял приблизительно 5 пудов (180 кг). Только в 13-м столетии удалось создать колокол, который совмещал в себе три гармоничных тона. В нижнем крае – основной тон, в верхней части колокола выше на октаву, а в средней части делали большую или малую терцию, а иногда и кварту. В западноевропейских странах звук каждого колокола должен четко соответствовать определенной ноте.


Набор колоколов на колокольне называли «звоном». Наименьшее количество колоколов в звоне – три: один большой, называемый благовестником, и два поменьше. Второй колокол именуют полиелейным, а третий – славословным. Для хорошего звона нужно 9-16 колоколов. Звонарей для храмов в России не готовили специально, не было ни школ, ни курсов обучения. Из-за того, что раз в году, в Пасхальную неделю – Светлую седмицу, любой прихожанин мог сам выбрать любой из колоколов и позвонить.

Колокольные звоны вошли в классические произведения. Они звучат в опере Глинки «Иван Сусанин» («Жизнь за царя»), Бородина «Князь Игорь», Чайковского «Опричник», в сюите Глазунова «Кремль», в кантате Прокофьева «Александр Невский», в поэме Шостаковича «Казнь Степана Разина». Традиционно колокола окропляли святой водой, давали им имена и прозвища. Им посвящены частушки, загадки, пословицы и поговорки. «Хоть при колокольном звоне под присягу пойду», божились наши предки, считая, что присяга под колоколами – самая надежная. В европейских странах в этом случае традиционно клали руку на Библию.

Среди простого народа бытовало поверье: чтобы уберечься от ненастья, надо очень быстро бить по колоколу – его звон разгоняет грозовые облака с градом. Для сравнения на Западе существовали, например, «колокол чудаков», который напоминал об опасностях подстерегающих запоздалых гуляк на узких улочках. Любители выпить в Данциге ждали сигнала «Пивного колокола», когда открывались двери питейных заведений. В Париже их как раз закрывали под гул «Колокола пьяниц». По городам и весям католической Европы звонил «смертный» колокол, возвещая пол, возраст и статус умершего.

Грандиозный сбор молодежи, который нынче называют залетным словечком «флэш моб», издавна практиковался на Руси. «Вестовые» колокола выполняли функцию Интернета, созывая людей на заранее определенное место сбора. «Позвонки» повелевали слугам предстать перед барином, о бедствии сообщал тревожный гул набатного колокола. В 1668 году существовал указ, как звонить в кремлевские набаты, которых было всего три.

«Если загорится в Кремле – бить во все три набата, в оба края, поскору (быстро), - писал историк Забелин. – Если загорится в Китай-городе – бить в один Спасский набат (Спасских ворот), в один край, скоро. Для Белого города – бить в Спасский набат в оба края и в набат, что на Троицком мосту (у Троицких ворот), в оба же края. Для Земляного города бить в набат на Тайницкой башне тихим обычаем, бить развалом с расстановкой».

Многие верующие, пришедшие на берега святых озер, к святым источникам, слышат колокольный звон. По преданию такие водоемы возникали в тех местах, где раньше стоял православные храмы. С внешней стороны московской кольцевой автомобильной дорогой (МКАД) расположены три озера: Белое, Черное и Святое.

На месте Святого озера давным-давно стояла церковь, которая ушла под землю. Православные считают, что озеро находится под покровительством Николая Чудотворца и Богородицы. Подобных озер в одной только Московской области немало. Сказанное никак не относится к храму Христа Спасителя, на месте которого соорудили бассейн. Впрочем, это уже другая история.

Вступайте в группу Новости города Новокузнецк в социальной сети Вконтакте, чтобы быть в курсе самых важных новостей.

всего: 916 / сегодня: 1

Комментарии /0

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире