до юбилея
343 дня
 
Ведьмин коктейль от «черного маклера»

Ведьмин коктейль от «черного маклера»

В стране и миреПроисшествия
Полуразложившийся труп продавца квартиры, фальшивые документы и поддельные печати…

Журналист Виталий Марчук в газете «Вечерний Барнаул» рассказывает о судебном деле о мошенничестве и убийстве при организации ряда сделок с недвижимостью.

В Барнауле на улице Малахова среди многоэтажной застройки сохранился островок частного сектора. Три с лишним года назад один из домов приобрела молодая энергичная женщина, которая, естественно, привлекла внимание соседок. Мнения разделились. Одним импонировала ее самостоятельность и деловитость: «Молодец, без всякого мужика такой домина отхватила», другим именно это и показалось странным: «Одна, с ребенком, нигде не работает, откуда деньги-то?!». Чуть позже разговоры стали еще разнообразнее: в доме у новой соседки поселился мужчина, который никак не соответствовал ее статусу деловой и самостоятельной. Казалось, ему осталось пару шагов до бомжатника. «Тут что-то нечисто, - судачили соседки, - каждый день пьяный, то ли работает, то ли нет, с чего бы это ей такого урода в дом затаскивать!?». Но даже самые недоброжелательные женские разговоры не приближались к тем замыслам, которые отрабатывала их соседка, обнимая по ночам «этого урода».

Ведьмин коктейль

Летом 2005 года в Целинном районе нашли полуобгоревший труп мужчины. Вскрытие и последующие экспертизы показали, что он умер от отравления лошадиной дозой одного из сильнейших психотропных препаратов, который в смеси с алкоголем превращается в быстродействующий яд. Тот, кто приготовил этот «коктейль», знал, что противоядия от него практически нет, а судя по объему влитого в мужчину, стремился к двухсотпроцентной гарантии однозначного исхода. А сжечь его пытались с понятной целью - чтобы невозможно было опознать. Но убийцу или убийц подвела биография погибшего: тот в ранней молодости привлекался к уголовной ответственности, и отпечатки его пальцев нашлись в архиве МВД. Неподалеку от места, где пытались сжечь труп, дотошные сыскари нашли четкие следы шин тяжелой иномарки, скорее всего – джипа типа «Ленд-Круизер», от которого тело и волокли. Причем волокли скорее всего…женщины. Да и набросанные на труп для эффективного горения тряпки были по большей части принадлежностями женского обихода.

Когда труп был опознан, выяснилось, что мужчина, назовем его Антоном, незадолго до смерти продал свою квартиру. Причем покупатели самого Антона не видели – квартиру по доверенности продавала некая женщина. Но вместе с Антоном жил его отец, он-то куда делся? Следствие уже начало отрабатывать все неопознанные трупы, когда отец нашелся в одном из сел края. Выяснилось, что Антон познакомился с женщиной, начал с ней жить, а она пообещала им продать их квартиру на Павловском тракте и купить две в райцентрах. Оформили на нее доверенности, и она действительно вскоре продала квартиру за 850 тысяч рублей. Деньги она им только показала со словами: «Все равно пропьете». Но через пару недель привезла отца в село и показала квартиру, которую купила по дешевке, за 370 тысяч рублей. В этот переезд отец и видел Антона в последний раз. Но когда следствие начало разбираться с приобретенной в селе квартирой и нашло ее первоначальную владелицу, оказалось, что она продала ее за 15 тысяч рублей, и не отцу, а другой женщине. Которую еще предстояло найти.

Кругом одни доверенности…

Самое популярное слово в этом судебном процессе – «доверенность». Его надо бы писать с заглавной буквы, как одного из самых главных действующих лиц. Доверенность на продажу, доверенность на покупку, доверенность на оформление новых доверенностей. Типичная сценка: «Подруга лежит в больнице, а ей надо срочно квартиру продать, мы на тебя оформим доверенность, а я, как твой риелтор, по твоей доверенности проведу все документы, тебе и ходить никуда не надо». Читатель что-нибудь понял? Строится многоступенчатая цепочка, в которой продавец и покупатель даже не знают друг друга, задействованные в этой цепочке люди не подозревают или только догадываются, что что-то нечисто, но думают, что речь идет только о налогах - обмануть государство не велик грех, - и не знают, что действуют по доверенности «неопознанного трупа». Но самое главное – агент по недвижимости, риелтор – остается где-то на периферии как фигура малозаметная и даже случайная. У этой схемы есть один недостаток (а идеальных схем нет вообще): если собрать свидетельства всех, кто задействован в этой цепочке, то сложится убийственная мозаика, пазл.

И тогда на первый план выйдет риелтор. Пора уже назвать настоящую фамилию «героини» - Гришина, 1969 года рождения.

Так вот, в уже сложившейся мозаике явного мошенничества при покупке квартиры стоимостью 15 тысяч аж за 370 тысяч рублей выпало одно звено – женщина, которой продала квартиру законная владелица и у которой купили квартиру отцу. Она нашлась в виде полуразложившегося трупа в одном из заброшенных сельских домов. Выяснилось, что незадолго до смерти она продала свою квартиру в Барнауле и выехала неизвестно куда. Но доверенность, по которой она доверяла право на продажу деревенской квартиры, была оформлена скорее всего уже после ее смерти. Во всяком случае Гришина совершенно спокойно оперировала этой доверенностью при оформлении квартиры на отца. А некоторые доверенности были просто подделаны – фальшивая подпись нотариуса, подделанная печать… Характерно, что большинство своих переговоров с посредниками при оформлении сделок купли-продажи Гришина вела в различных помещениях Управления Федеральной регистрационной службы в Барнауле и районах края, тем самым усиливая впечатление законности всех этих операций.

Когда допрашивали свидетелей переезда погибшей женщины из Барнаула в село, нарисовалась фигура еще одной женщины, которая позже стала одним из важнейших фигурантов в этом деле, – Каменко, 1952 рода рождения, директор одной частной фирмы. Они совместно «обрабатывали» и продавцов, и покупателей, и всевозможных посредников, которых задействовали на различных промежуточных этапах сделок.

Последний пикник

На суде было доказано, что замысел присвоить 850 тысяч и устранить Антона Гришина и Каменко совместно отрабатывали не один день. Но деньги были нужны срочно. Дом, в котором Гришина приняла Антона, она купила в рассрочку. Оставалось внести еще 800 тысяч, и хозяйка дома угрожала, что расторгнет сделку, если она срочно не рассчитается за дом. По сути, это требование и ускорило решение судьбы Антона, но только ускорило – возвращать «этим алкашам» 850 тысяч женщины все равно не собирались. Можно лишь догадываться, какие разговоры вели женщины вечерами, обсуждая варианты исчезновения Антона. Он должен был именно исчезнуть, превратиться в неопознанный труп. Скорее всего, та же судьба ждала и его отца, он тоже подписывал какие-то доверенности, чтобы эта квартира стала смертельной ловушкой для следующей жертвы.

И был организован пикник. Гришина пригласила двух подруг прокатиться на природу, отдохнуть, а заодно и навестить отца в его новой квартире. Антон сразу же перелез в багажное отделение джипа, чтобы не мешать женщинам, заботливая Каменко передала ему бутылку водки «на дорожку», и компания тронулась в путь. Когда приехали в село, Антон уже крепко спал, подруг высадили у родственников, а Антона повезли к отцу. На полпути заехали в лес, убедились, что он уже холодный, и потащили в чащу, набросали тряпок, полили бензином и подожгли. Спокойно, не торопясь, на трезвую голову. Самое главное, что деньги за дом Гришина внесла вовремя.

Свою вину они признали, как принято писать в протоколах, «частично». Если обвинения в мошенничестве они хоть с оговорками, но признали, то от убийства открещивались как могли. И это понятно - каждый защищается как может. Удивляет другое – обилие людей, уточню, женщин, которые жили бок о бок с обеими мошенницами, участвовали в их переговорах, помогали решать то одну проблемку, то другую, чуть-чуть переступая закон, чуть-чуть обманывая продавца или покупателя, подписывая какие-то бумаги, все якобы исключительно бескорыстно и на полном доверии Гришиной или Каменко. Следствие ограничило их роль статусом свидетелей, хотя с нравственной точки зрения их вполне следовало бы назвать соучастниками. Они создавали ту мутную питательную среду, в которой было уже не страшно рассуждать об убийстве «никому не нужной алкашки или ханыги», в которой присвоение сотен тысяч рублей на собственное жилье воспринимается как благое дело.

Любопытная деталь: в ходе судебного процесса одна из таких свидетельниц, при которой Гришина и Каменко обсуждали план убийства Антона, о чем она и рассказала в ходе предварительного следствия, вдруг заявила, что ее заставили в милиции оговорить обеих женщин. Якобы ее запугали, угрожали и подсказали эти показания. Суд изучил данные предварительного следствия, сравнил с тем, что она заявила в суде, и пришел к выводу: первоначальные показания являются точными. В частности, свидетельница забыла, что ее допрашивали в тот период, когда труп Антона еще не был идентифицирован. И следователь просто не мог ей «подсказать» тему разговора. Но вот почему она заявила об этом в суде? Отрабатывала некий гонорар? Или боялась, что Гришина с Каменко дрогнут и потянут всех за собой?

Краевой суд приговорил Гришину к 15 годам лишения свободы, Каменко – к 14, у нее эпизодов с мошенничеством поменьше. Они обязаны возместить отцу Антона 100 тысяч рублей материального и морального ущерба, а также вернуть 850 тысяч рублей, полученных обманным путем. После неоднократных обжалований и кассаций приговор вступил в законную силу.

Вступайте в группу Город Новостей в социальной сети Одноклассники, чтобы быть в курсе самых важных новостей.

всего: 1176 / сегодня: 1

Комментарии /0

Смайлы

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире