Апокалипсис своими руками

Апокалипсис своими руками

В стране и миреПроисшествия
Человечество еще в прошлом веке научилось устраивать катастрофы, вполне сопоставимые по масштабам со стихийным бедствием

Стремясь сделать свою жизнь обеспеченной и комфортной, человечество изменило облик земли, воздвигло города, провело в них газ и электричество, построило рядом огромные порты и заводы. Но иногда, вышедшие из-под контроля из-за неисправности или халатности, его творения часто обрывают эту жизнь раньше срока в страшных техногенных катастрофах…
«А у нас в квартире газ….»

Тихое осеннее утро 13 октября 2007 года пришлось на субботу, поэтому жители квартала «Победа-1» города Днепропетровска могли не торопиться на работу. Кто-то решил выспаться после трудовой недели, кто-то привычно просыпался пораньше, но некоторых разбудил запах газа, доносящийся то ли с кухни, то ли с улицы. Самые бдительные тут же позвонили в газовую службу, но… им лишь посоветовали успокоиться и открыть форточки для проветривания помещения.

Что именно происходило в газовой службе города и почему она так реагировала на заявки, до сих пор выясняет следствие. Возможно, это была фатальная халатность или служба уже просто физически не могла оперативно выехать на все заявки днепропетровцев, обрывающих её телефон.

Тем временем в квартирах начало происходить странное и пугающее. Те, кто отправился на кухню приготовить себе чай, с испугом увидели, как пламя конфорок с гудением взметнулось почти до потолка. А затем, в 10:15, жители дома № 127 по улице Мандрыковской услышали страшный гул. В испуге многие начали покидать квартиры и выходить во двор, где сразу ощутили отчетливый запах газа. И через полчаса они стали очевидцами трагедии: в 10:45 прогремел мощный взрыв, расколовший десятиэтажный дом пополам. Под завалами погибли 23 человека, а взрывная волна повредила и соседние здания, оставив без крова в общей сложности около 500 человек. Кроме того, вследствие катастрофы без электричества, воды и газоснабжения остались сотни жилых домов.

Когда появилась первая информация о причинах трагедии, многих выживших бросило в холодный пот. Оказалось, что всему виною был резкий скачок давления в газовых трубах. Как известно, от основной магистрали газ подается на распределительные станции, где с помощью специальных редукторов его давление понижается, и затем уже только направляется к потребителям. Но тогда в Днепропетровске эта система не сработала, поэтому газ под высоким давлением, срывая клапаны, пошел в квартиры. Нетрудно понять, что взрывов в то утро могло быть и больше.

Причины и виновников этой трагедии украинское правосудие все ещё устанавливает. Но, к сожалению, она является не первой и не последней в своем роде. Природный газ давно уже перестал быть только лишь удобным источником тепловой энергии, который вытеснил дедовские угольные печи и обходит в эффективности электрические плиты и нагреватели. Теперь газ превзойдет электричество и в своей опасности: взрывы гремят все чаще, разрушая дома и унося жизни их владельцев.

Вот только некоторые трагедии, связанные со взрывами бытового газа, происшедшие в этом году:
В ночь на 9 января в результате взрыва газа в трехэтажном жилом доме в Казани произошло обрушение подъезда и начался пожар. Из-под завалов, на тридцатиградусном морозе, спасатели извлекли тела семи несчастных, позже в больнице скончалась раненая женщина.
13 января в Железноводске взрыв газа разрушил несколько квартир и выбил стекла в соседних зданиях. Шесть человек погибли, ещё восемь были доставлены в больницу.
14 января такая же трагедия произошла в Новокуйбышевске (Самарская область). Обрушились перекрытия, пострадали шесть человек.
16 января взрывы произошли сразу в двух российских городах. В Беслане его причиной стала неисправная газовая колонка, в Буденновске взорвался газовый баллон, использовавшийся для отопления торгового киоска. Эти трагедии по фатальному совпадению произошли в городах, которые несколько лет назад пострадали в результате атак террористов.
18 января в результате взрыва газа и последовавшего за ним пожара погибли двое жителей многоквартирного деревянного дома в Якутске.
8 февраля раздался взрыв в двухэтажном жилом доме в пригороде Краснодара. Под обломками были найдены тела двух человек.
14 февраля газовый баллон взорвался в одном из торговых центров Кишинева. Несколько пострадавших были отправлены в больницу.
21 февраля домашняя ссора в жилом доме Хабаровска закончилась взрывом газа. Пострадали мужчина и женщина, арендовавшие квартиру. По предварительным данным, причиной трагедии стал отсоединенный газовый шланг.
26 февраля взрыв прогремел в Липецке. Разрушены три квартиры, шесть человек (в том числе двое детей) получили ранения. По мнению экспертов, причиной утечки газа и его последующего взрыва могло стать кустарное подключение новой газовой плиты без помощи специалистов.

В подобных трагедиях основной причиной смерти часто становится не сама взрывная волна или ожоги, а падающие на голову обломки панельных зданий, в которых живет значительная часть населения и России, и других республик бывшего СССР. Впрочем, архитекторы в этом не виноваты, поскольку создавали дома для того, чтобы люди в них жили, а не взрывались.

О том, что этот энергоноситель относится к самым опасным, свидетельствует и ряд катастроф на газовых магистралях, к счастью, обычно проходящих вдалеке от населенных пунктов. Недавний взрыв на газопроводе «Уренгой-Помары-Ужгород» в Киевской области образовал огромную воронку, но разрушил лишь участок трубы и репутацию украинских трубопроводов.

Однако катастрофа, которая случилась в ночь с 3 на 4 июня 1989 года возле Уфы, до сих пор поражает не только своим масштабом (около 600 погибших), но и рядом странных, трагических совпадений. Действительно, ведь взрыв вырвавшегося из лопнувшего трубопровода газа произошел именно в тот момент, когда рядом с ним встретились два проходящих пассажирских поезда (Адлер-Новосибирск» и «Новосибирск-Адлер»).
Предшественники Хиросимы

Среди техногенных катастроф есть несколько мировых рекордсменов. Самый мощный взрыв доядерной эпохи случился при кораблекрушении парохода «Монблан» (Mont Blanc) в канадском порту Галифакс вскоре после победы Великой октябрьской социалистической революции в России.

«Монблан» был обычным грузовым пароходом, добросовестно отплававшим восемнадцать лет и уже готовившемся «на покой», когда его призвали на войну — Первую мировую. Так «Монблан» стал транспортом военно-морского флота Франции.

1 декабря 1917 года на одном из причалов Нью-Йорка «Монблан» принял особый груз: 2300 тонн пикриновой кислоты — он же тринитрофенол, взрывчатое вещество сильнее и чувствительнее тротила, которым снаряжали тогда артиллерийские снаряды. Плюс к этому было загружено около 200 т тротила, 10 т бездымного пороха, а уже не помещавшиеся в трюме 35 т бензола частично разместили прямо на палубе.

Старенький «Монблан» был тихоходен и не успел войти в состав ближайшего конвоя (а тогда немецкие подводники уже заставили корабли Антанты пересекать Атлантику только с эскортом), поэтому его направили в канадский порт Галифакс — ожидать формирования следующего.

«Монблан» лег на рейд вечером 5 декабря, тут он и принял на борт местного штурмана. А неподалеку так же на рейде уже несколько дней стоял норвежский пароход «Имо» — оформление документов немного затягивалось, и капитан нервничал. Утром 6 декабря неторопливо двигающемуся в сторону порта «Монблану» было суждено встретиться с «Имо», летящим ему наперерез со скоростью, почти вдвое превышающей дозволенную. Несмотря на грамотные распоряжения лоцмана и согласованные действия команды, столкновения избежать не удалось: нос «Имо» врезался в борт «Монблана». От удара посыпались искры — прямо на выливающийся из разбитых бочек бензол…

Наверное, ещё никогда в истории мореплавания шлюпки не спускались на воду с такой скоростью! В считанные минуты после столкновения команда «Монблана» уже налегала на весла, побив все мировые рекорды по гребле. А горящий неуправляемый пароход медленно двигался к порту, где на пристани собралась толпа зевак, не подозревающих о его страшном грузе.

Взрыв чудовищной силы разорвал «Монблан» на куски, словно гигантскую гранату. Позднее корабельное 107-мм орудие было найдено в 2 километрах, а полутонный кусок якоря в трех километрах от места катастрофы! Около полутора тысяч домов, находившихся ближе к эпицентру, были словно сдуты смерчем, более тысячи зданий, стоявших далее, были разрушены падающими обломками, с них сорвало крыши. Взрывная волна выбила все стекла в радиусе двадцати километров и раскачала колокола церквей в близлежащих городках, перепугав их звоном верующих, решивших, что наступил Судный День.

Над эпицентром вырос 4-километровый черный гриб, а в порту творился кромешный ад. Боевой крейсер (водоизмещением почти вдвое больше «Авроры») был выброшен на берег, ещё одному разворотило бронированный борт и «с корнем» вырвало все рубки, мачты и трубы. Поднятая взрывом волна высотой пять метров снесла набережную — и между руин плавали обломки, трупы лошадей и людей. Позже было найдено и захоронено 1963 тела, а ещё около двух тысяч жителей Галифакса записали пропавшими без вести, потому что от них просто ничего не осталось…

К сопоставимым по трагичности результатам привела беспечность руководства фабрики по производству минеральных удобрений в городе Оппау (Германия). Эта фабрика принадлежала корпорации «Badische Anilin — und Soda-Fabrik», более известной как «BASF». Жители Оппау, как и многие другие немцы, искренне гордились тем, что их страна носила звания лидера химической индустрии мира. Гордились, взирая на это чудо науки и техники прямо из окон своих домов. Родной завод, обеспечивающий их хорошей работой, не вызывал у них никаких нареканий — ну разве что неприятным запахом окислов, выбрасываемых из труб цехов. Но однажды эта беззаботная жизнь закончилась.

Это произошло на складе минеральных удобрений, где сульфат аммония и аммиачная селитра слежались до состояния монолитного камня. Несмотря на всю немецкую педантичность и трудолюбие, работникам фабрики надоело разбивать эту массу кирками и ломами. И они не придумали ничего лучшего, как дробить её небольшими взрывами.

Вначале все шло хорошо, и работники завода совершенно не подозревали о том, что подобное обращение с нитровеществами равноценно курению на нефтеперегонном заводе. И вот, 21 сентября 1921 года утренняя смена рабочих привычно воткнула заряды в массу селитры и зашла за угол, заткнув уши…

Через несколько секунд, как рассказывали затем уцелевшие очевидцы, все здание, оторвавшись от фундамента, взлетело на 100-метровую высоту и рассыпалось на миллионы обломков. Взрывная волна смела, словно картонные коробки, три грузовых состава, стоявших на заводских путях, а потом пронеслась по Оппау и деревням Франкенталь и Эдигхайм, превращая их в дымящиеся руины. Она дошла до вокзала в Айзенхайме и сбросила с рельсов отходящий поезд, зашвырнув его вагоны на казармы французского оккупационного контингента.

В результате этого чудовищного взрыва только по официальным данным погибли 561 человек и ещё более полутора тысяч получили ранения. На месте катастрофы образовалась гигантская воронка — настоящий кратер! Катастрофа была настолько грандиозной, что спустя десятилетия любители сенсаций выдвинули гипотезу о том, будто на самом деле там взорвался не склад селитры, а атомная бомба, которую якобы уже в 1921 году создали «гениальнейшие умы Германии».

Увы, жители многих промышленных городов мира просто не подозревают обо всех тех опасностях, которые несут им стоящие по соседству предприятия. Столь же беспечно спали в своих хижинах жители индийского города Бхопала. Дымящиеся трубы завода по производству пестицидов компании «Union Carbide» им, может быть, и не нравились, однако деваться было некуда. Нищета и перенаселенность Индии заставляют миллионы людей отчаянно держаться за свой пятачок земли и радоваться любой возможности подзаработать. Да и чего, собственно, бояться — ведь не нервно-паралитический газ же производит завод!

Действительно, нервно-паралитического газа на заводе не было. Но в трех 60-тонных емкостях хранилось основное сырье — метилизоцианат. Это вещество по своей токсичности может быть приравнено к группе отравляющих веществ, в которую входят хлор и фосген. Отравление им вызывает отек легких, удушье, ожоги слизистой оболочки носа, глаз. Кроме того, воздействие метилизоцианата приводит к тяжелым поражениям кожи и внутренних органов — печени, желудка.

Разумеется, об опасности этого вещества инженеры «Union Carbide» прекрасно знали. Тем не менее отключили от емкостей с метилизоцианатом систему охлаждения — в целях снижения производственных расходов. Видимо, не удовлетворяясь сверхдешевой рабочей силой, владельцы предприятия решили дополнительно сэкономить на элементарной безопасности производства. И однажды температура в емкости поднялась выше критической.

Причины этого, а также почему около сорока тонн метилизоцианата вырвались наружу, остались неизвестными до сих пор: американские владельцы «Union Carbide» и местные индийские власти всячески препятствовали независимому объективному расследованию.

В половину первого ночи 3 декабря 1984 года облако ядовитого пара медленно накрыло спящий Бхопал, клубясь на улочках и проникая в жилища. Многие погибли, задохнувшись во сне — и их участь можно назвать не самой худшей. Те, кому суждено было проснуться, ослепли от жгучей боли в глазах, кашляли кровью и задыхались... Они метались, натыкались на стены, деревья и тела умирающих. В первые сутки погибло около 3 000 человек. Ещё около 15 000 несчастных скончались потом — от тяжелых травм и болезней, полученных в ту страшную ночь.

Десятки тысяч жителей города до сих пор страдают хроническими заболеваниями. Но ни тогда, ни по прошествии стольких лет, они так и не получили достойной компенсации за потерю здоровья и родных.

ХХ век стал поворотным в истории человечества в том смысле, что сила его разума превратилась, по словам академика Владимира Ивановича Вернадского, в геологический фактор. Однако изменения в географическом рельефе, возникшие в результате человеческой деятельности, не всегда оказывались полезны и не всегда даже предполагались. Техногенные катастрофы по своим последствиям стали сопоставимы со стихийными бедствиями: по статистике, собираемой Европейским исследовательским центром эпидемиологии катастроф (Center for Research on the Epidemiology of Disasters), они занимают сейчас третье место по смертности, после гидрометеорологических (цунами, наводнения) и геологических (землетрясения, извержения вулканов, сходы лавин). Отмечается, что развитая технологическая инфраструктура способствует усугублению последствий природных катастроф, поскольку даже во время относительно слабых землетрясений многие люди гибнут под обломками зданий или в автокатастрофах.

Но в то же время есть и противоположный процесс — его, в частности, можно различить в тех же статистических данных: в экономически развитых странах в техногенных катастрофах гибнет втрое меньше людей, чем в развивающихся. Можно предположить, что основные усилия в технологическом развитии ХХI века будут направлены именно на достижение безопасности в эксплуатации всей той «второй природы», которую человечество создало в прошлом веке.

Вступайте в группу Новости города Новокузнецк в социальной сети Вконтакте, чтобы быть в курсе самых важных новостей.
Сергей Кутовой
vokrugsveta.ru

всего: 757 / сегодня: 1

Комментарии /0

Смайлы

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире