ФРС поделилась на «голубей» и «ястребов»

ФРС поделилась на «голубей» и «ястребов»

В стране и миреВ мире
Первые беспокоятся о падении экономики, вторые требуют немедленно бороться с инфляцией

Как обычно, после того как закончился очередной раунд принятия стратегического решения, начинается новый. Закончится он, как мы знаем, 22 июня, на очередном заседании Комитета по открытым рынкам ФРС США, а пока руководители ФРС вновь начали высказывать прессе свои соображения. Первыми «ласточками» стали президент ФРБ Миннеаполиса Нараян Кочерлакота и глава Федерального резервного банка Бостона Эрик Розенгрен. Что же они сообщили миру?

Кочерлакота отметился рядом тезисов, в которых описал свои приоритеты в части денежной политики:

- если уровень инфляции снизится, монетарная политика будет смягчена еще сильнее посредством покупок долгосрочных ценных бумаг;
 - если инфляция вырастет, монетарная политика будет ужесточена;
 - к концу года ставка будет повышена на 50 б. п.;
 - предпочтительной стратегией является ужесточение политики через повышение ставки, а не через сокращение баланса;
 - корректировка баланса является долгосрочной задачей.

Еще он говорил о размере ставок, но эти соображения настолько спекулятивны, что обсуждать их не стоит. А вот остальное вполне достойно комментария. Во-первых, Кочерлакота в действительности сказал, что ФРС и рада бы стимулировать экономику и дальше, но инфляция подошла к критическому уровню.

Во-вторых (и это – уже не Кочерлакота, а я), если инфляция по итогам коррекции достаточно снизится, то можно будет непосредственно от QE2 перейти к QE3, а поскольку в июне данные будут только майские, то коррекцию нужно было проводить как можно раньше. Так что в наши рассуждения конца апреля, когда мы пришли к выводу о том, что коррекция на рынках будет в конце мая, вкралась ошибка: время коррекции можно было вычислить более точно. Виноваты. Впрочем, ошибка типовая: мы думали об объективных процессах, а у ФРС приоритеты носят в некотором смысле иррациональный характер.

В-третьих, он сказал, что задача корректировки (сокращения) баланса ФРС является стратегической, а не первоочередной. Поскольку продажа ценных бумаг на балансе равносильна сокращению денежной массы, он фактически еще раз подтвердил, что стимулирование экономики вообще для нынешней ФРС важнее, чем борьба с инфляцией (при прочих равных условиях). Можно еще отметить, что говорил он от имени всей ФРС, а не от себя лично, но тут комментировать сложно.

А вот Розенгрен говорил несколько иначе. Он сообщил, что ожидает снижения безработицы в стране до 8,5 с нынешних 8,8%, т. е. центральному банку необходимо будет продолжать стимулировать экономику. Обращу внимание на сложность построения фразы: он ОЖИДАЕТ, и ПОЭТОМУ ФРС следует... Фактически понимать нужно так: «Мы хотим снизить безработицу, поэтому будем стимулировать экономику, но поскольку мы – оптимисты, то говорить будем не о шансах на снижение безработицы, а о том, что оно (снижение) точно будет»… Впрочем, может быть, это – слишком сложное рассуждение. В любом случае, речь идет о продолжении стимулирования.

Кроме того, он сказал, что ФРС нужно создать условия для большего количества рабочих мест. «Ничего не исключено», – ответил Розенгрен, когда его спросили о необходимости еще одного раунда т. н. количественного ослабления. «Это зависит от экономических условий, поэтому мы должны делать все, что имеет смысл, учитывая наши перспективы для экономики».

Розенгрен подчеркнул необходимость расширения рабочих мест. «Мы должны видеть намного больше рабочих мест, чем было до сих пор. У нас есть уровень безработицы в 8,8%, а в долгосрочной перспективе мы ожидаем что-то ближе к 5-6%. Так что мы намного выше ожидаемого уровня через 4-5 лет», – сказал он.

Иными словами, он упирал на категорическую необходимость продолжения эмиссии – поскольку в противном случае никаких улучшений на рынке труда не будет. Кочерлакота в этом месте был куда аккуратнее; кроме того, он честно отметил, что если инфляция будет расти, то никаких эмиссий быть не может. Розенгрен же этот момент вообще проигнорировал.

В общем, желания и опасения части руководства ФРС на сегодня почти определились. Это, как понятно, «голуби», т. е. те, кто больше беспокоится о падении экономики. «Ястребы», требующие немедленно бороться с инфляцией, пока не выступали. Впрочем, Кочерлакота продемонстрировал достаточно взвешенную позицию. Поскольку глава ФРС Бернанке тоже относится к «голубям», и в эту же сторону ФРС будет толкать администрация Обамы (которой в любом случае нужно продолжать расширять социальные программы бюджета), то, скорее всего, решение 22 июня уже предопределено.

Разумеется, нужно еще обеспечить приемлемые цифры инфляции, но резкое падение цен на нефть и коррекция на рынке, скорее всего, выведут майские цифры на более благоприятные показатели (в случае чего их можно будет немножко откорректировать), так что ФРС сможет смело сказать, что инфляция отступает (благо, по их словам, она не имеет никакого отношения к эмиссии, что я даже комментировать отказываюсь), а безработица не падает, так что стимулирование эмиссии нужно продолжать.

Впрочем, я не настаиваю: кто хочет, может меня раскритиковать. Буду благодарен.

Вступайте в группу Город Новостей в социальной сети Одноклассники, чтобы быть в курсе самых важных новостей.
Михаил Хазин
km.ru

всего: 439 / сегодня: 1

Комментарии /0

Смайлы

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире