Только ли для рунета полицейский страшнее преступника?

Только ли для рунета полицейский страшнее преступника?

В стране и миреПолитика
Итак, очередные громкие скандалы, вызванные рутинными зверствами прошедших аттестацию и «полностью свободных от коррупции» (не говоря уже о других грехах, чтобы не сказать «профессиональных качествах») сотрудников ведомства г-на Нургалиева (да и других подобных ведомств), вроде бы затихли. Российское общество погрузилось в свое второе «фазовое состояние»: ожидание представляющихся неизбежными новых аналогичных скандалов.

В это относительно спокойное время стоит рассмотреть вопрос об отношении граждан России к полиции. Той самой, которая даже по смыслу своего названия уже не столько «их бережет», сколько «бережет от них».

Подчеркну вновь: Интернет-опрос нерепрезентативен по самой своей природе. С одной стороны, Интернет-аудитория качественно отличается от общества (не стоит доверять маркетинговым опросам, способным ради увеличения рекламных бюджетов включать в нее всякого, отличающего ноутбук от балалайки). С другой, добровольно отвечая на вопросы, Интернет-пользователи априори представляют лишь интересующуюся данной проблематикой часть аудитории того, кто задает вопрос. И, наконец, часть пользователей может поучаствовать в опросе, проводимом на нескольких площадках, не один раз.

Тем не менее, несмотря на все погрешности, Интернет-опросы вполне оправданы как вспомогательный, хотя и не главный инструмент оценки общественных настроений — своего рода «периферийное зрение».

А ведь многих хищников, да и мастеров деликатных искусств только таким зрением и разглядишь…

На вопрос «кого Вы боитесь больше — преступников или сотрудников правоохранительных органов?» на личном сайте автора, в «Живом журнале», «ВКонтакте» и на «Гайдпарке» ответило 2,7 тыс. человек.

Более половины, 53,2%, указали, что боятся преступников и правоохранителей примерно одинаково. В стране, в которой все еще можно прожить жизнь, не столкнувшись ни с одним преступником (разве что при просмотре центрального телевидения и рекламы известных политических группировок), но уклониться от контакта с полицейским в принципе невозможно, это отнюдь не такой плохой результат, как может показаться. Стоит напомнить, что еще в середине прошлого десятилетия президент Путин отмечал, что люди, увидев сотрудника органов Внутренних дел, часто пытаются избежать потенциально опасной встречи с ним, просто переходя на другую сторону улицы.

С того времени утекло много воды — и человеческой крови.

Не только скандалы (надо понимать, что порождающие их преступления обычно становятся известными лишь в силу политических причин, а основная часть преступлений, вероятно, остается неизвестной и безнаказанной), но и обыденное общение с представителями «правоохранительных» органов часто вызывает ужас.

С учетом этого ситуация, когда у более чем половины аудитории преступники и сотрудники правоохранительных органов вызывают лишь примерно одинаковый страх, представляется скорее оптимистичной, свидетельствующей о неисчерпаемой глубине доверия граждан России к государству, которое некоторые из них все еще считают своим.

Весьма существенным представляется и незначительная представленность в аудитории крайних, «экстремистских» подходов. Так лишь 2,9% участников голосования заявили, что они не боятся вообще никого — ни преступников, ни правоохранителей (причем ни в одной аудитории их доля не превышала 4%). Удельный вес заявлявших о том, что не боятся какой-либо одной из этих групп, также был пренебрежимо малым, причем доля добропорядочных граждан, боящихся преступников, но совсем не боящихся правоохранителей, ощутимо превысила долю потенциально асоциальных элементов, заявивших о том, что совсем не боятся преступников, но опасаются стражей порядка — 4,9% против 3,7%.

Таким образом, распространенные представления о неуравновешенности, безответственности Интернет-аудитории и ее склонности к шокирующим эскападам в данном случае не подтвердились, а участники опроса в массе своей произвели впечатление достаточно уравновешенных людей (что подтверждает и выборочное изучение их страниц в различных социальных сетях).

И вот в этой среде доля тех, кто боится сотрудников правоохранительных органов больше, чем преступников, уверенно превышает долю сообщающих об обратном — 28,4 против 15,4%!

Если же убрать крайности — людей, вероятно, бравирующих своим бесстрашием и сообщающих об отсутствии страха перед одной из этих, как стало модно говорить в рамках ст.282 УК, «социальных групп» — картина станет еще более отчетливой. Ибо в этой среде боятся преступников больше, чем сотрудников правоохранительных органов — 10,5% участников опроса. А противоположные чувства испытывают уже 24,7% — разрыв зияющий, почти в 2,5 раза! Характерно, что этот разрыв (правда, колеблясь от 13% до 4,5 раз) существует во всех аудиториях без исключений — и весьма внятно характеризует как адекватность российского общества, так и глубину деградации так называемых «правоохранителей».

Впрочем, разве в последнем кто-нибудь сомневался?

Так что действительный результат опроса, обогащающий нас новыми пониманиями, связан, скорее, с разумностью российского общества (по крайней мере, его Интернет-сегмента) — словосочетанием, которое, согласитесь, не часто услышишь в современной жизни.

Эта разумность остается силой, способной — разумеется, после политической активизации и самоидентификации — переломить и убивающие Россию реформы, и криминальные последствия этих реформ — как в правоохранительных органах, так и в иных структурах власти.

Представить себе, что это возможно вне всеобъемлющего системного кризиса довольно затруднительно — но наша страна уже осыпается в него, и вся задача заключается просто в должной самоподготовке.

Политика уже занялась нами — хотя бы руками тех «правоохранителей», которых мы боимся не меньше, чем преступников.

Поэтому теперь нам придется заняться политикой.

Никуда не денешься.

Автор — директор Института проблем глобализации, д.э.н.

Фотография РИА Новости: сотрудники МВД России задерживают участника несанкционированной акции "Забери тебя коррупция!", которая прошла возле здания МВД России на Житной улице. Листовка в руках участника акции: фотография Рашида Нургалиева с подписью: "Нургалиев, уходи".


Фото /1

1
Вступайте в группу Город Новостей в социальной сети Одноклассники, чтобы быть в курсе самых важных новостей.
МИХАИЛ ДЕЛЯГИН
ej.ru

Комментарии /0

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире