Радикальный ислам набирает силу

Радикальный ислам набирает силу

В стране и миреКультура
Журнал "Наука и религия опубликовал интервью с директором российского Института Ближнего Востока Евгением Сатановским. В беседе с журналистом Марком Смирновым ученый дает характеристику событий, которыми сегодня охвачены арабские страны.

По словам ученого, в попытке объяснить то, что сегодня происходит на арабском Востоке, нельзя выделить какую-то единственную причину.

"В мире ислама издавна противостоят суннитская и шиитская его части, а точнее, идет жесткая конкуренция Саудовской Аравии и Ирана. Но и среди суннитских государств нет единства.

С падением влияния Египта и Саудовской Аравии выдвигается вперед Турция, с ее идеей новой Османской империи. Соперничают на суннитском поле Катар, Египет, Саудовская Аравия. Еще одна серьезная причина – противостояние светских и религиозных лидеров. Падение Каддафи выгодно не только исламистам, но и тем, кто независимо от своих религиозных предпочтений стремится вытеснить его из африканского пространства, где конкурируют различные экономические проекты и национальные фонды и где ливийский лидер был чрезвычайно активен, но также прочные позиции занимали Катар, Саудовская Аравия, Турция. Речь идет прежде всего об Уганде, Танзании, Кении", - считает Сатановский.

По его словам, совершенно очевидно, что Франция и Соединенные Штаты Америки борются за влияние в Африке и на Ближнем Востоке. Особенно ясно показала это ситуация в Ливии. В данном случае есть общая европейская, западная парадигма, в частности, в том, что касается прав человека и борьбы против диктатур, но есть и некоторые различия в позициях Германии и Франции, Италии и Великобритании. И явно отличается от них позиция США.

События на Ближнем Востоке и далее до Персидского залива, считает эксперт, – это свидетельство того, что светская власть в этих странах не выдержала испытаний временем. Это значит, что падение светских режимов в арабском мире неизбежно, а когда это произойдет, зависит только от разных местных условий. В свою очередь, это означает и то, что непременно произойдет усиление позиций исламистов.

И хотя тунисско-исламская оппозиция отличается от египетско-исламской, а в Ливии вообще ситуация иная, хотя "Аль-Каида" и "Братья-мусульмане" имеют разные цели и задачи, происходящее в арабских странах свидетельствует об усилении политического ислама. Время военных, военно-националистических диктатур в арабском мире, часто действовавших под лозунгами социализма или национал-социализма, заканчивается. Во всех сферах жизни мусульманских (и не только арабских) стран утверждается ислам, подчиняет властные структуры, армию, прибирает к рукам культуру и образование, отмечает Сатановский.

В Турции все, что создал Кемаль Ататюрк, освободивший от диктата ислама многие сферы жизни страны, фактически похоронено. Под ударом оказываются и умеренные светские, вестернизированные страны – Иордания, Марокко.

По словам исследователя, шиитская исламская модель переживает трансформацию в некую Иранскую империю – Иран ведет наступление со своего плацдарма, в том числе на арабских территориях, в Ливане, в Сирии, в Бахрейне, в восточной провинции Саудовской Аравии, в Ираке. Ну и, наконец, не столь консервативная турецкая элита с интересом наблюдает за происходящим, размышляя, как это расчищает путь для нее и для таких движений, как "Братья-мусульмане".

В странах, охваченных сегодня революционными событиями, бытуют и идеи создания халифата, во главе которого должен стоять мусульманский лидер, а не светский политик. Однако, по убеждению Сатановского, они далеки от реальности. "Это некая цель, вроде того же славянского единства, которая вряд ли достижима, но которую будут провозглашать различные исламские лидеры, захватывая власть в своих странах. Единственное, что их объединяет, – это борьба с Израилем. Никакой другой универсальной идеи ни в Лиге арабских государств, ни в Организации "Исламская конференция" не просматривается", - считает эксперт.

Что же касается ситуации в странах Центральной и Средней Азии, то напряженность там создают Пакистан и Афганистан, убежден Сатановский. Для Азербайджана опасность исходит от Ирана. Шиитские богословы стремятся поучать и братский таджикский народ, который относится к этому весьма настороженно, хотя в Таджикистане после гражданской войны власть в руках исламистов. А вот в Узбекистане, в Казахстане, в Туркменистане, в меньшей степени – в разоренной гражданской войной Киргизии исламисты отнюдь не сильны. Атаки на эти страны, в первую очередь опять-таки с территорий Афганистана и Пакистана, будут очень серьезными, но скорее всего светские режимы там устоят, считает собеседник журнала "Наука и религия".

По его мнению, для России в этом смысле две опасности. Одна – вполне вероятное усиление террористической активности на Северном Кавказе. Хотя события в арабском мире отвлекают сегодня от страны и финансовые потоки, и самих исламских террористов.

"Если бы над Саудовской Аравией не нависала угроза войны с Ираном, вполне возможно, что, несмотря на все высказываемые со стороны арабского мира намерения, хорошие слова и улыбки, России пришлось бы пережить повторение того, что происходило в первую чеченскую войну и на первом этапе второй. Но сегодня это маловероятно, у арабов своих внутренних забот слишком много", - сказал Сатановский.

Другую опасность он видит в возвращении в Россию тысяч российских граждан, которые много лет жили в Тунисе, в Египте, учились в различных исламских центрах или же долгие годы бродили по горам Афганистана, на территориях племен Пакистана.

"Возвращаются они не только на Северный Кавказ, но и в Татарстан, Башкирию, в крупные российские города – и многие, очень многие привезли с собой усвоенную там радикальную исламскую идеологию. И полны решимости широко ее распространять. Мы наблюдаем возникновение центров, где кристаллизуется этот радикализм. Когда из аспирантуры академического Института востоковедения выходит симпатичный бородатый молодой человек, который начинает вещать с телеэкрана о том, что старая элита себя не оправдала, что молодежь ее отвергает, что русский проект в мировом масштабе закончен, – ты понимаешь, что это респектабельное научное заведение выпустило из своих стен потенциального террориста или того, кто будет создавать в Москве или в другом крупном городе ячейки радикализма, насаждающие его идеи. Никто не знает, в какой момент эти люди будут взрывать что-то – в аэропорту ли, в метро или на стадионе", - говорит Сатановский.

Есть, по его словам, и еще одна опасность, хотя она вряд ли проявится, пока страной еще руководят жесткие прагматики. Это бесконечно повторяющиеся, как заклинания, призывы объединиться с радикальным исламом против Запада.

"Нас пытаются убедить, что это плодотворный для России путь. Если носители этих идей доберутся до власти, в стране будет уничтожен наш традиционный толерантный ислам, не станет и традиционного российского муфтията. В этом случае нам уготовано печальное будущее, у нас будет как в Лондоне, Париже, Мадриде, где крупные террористические акты устраивают десятилетиями живущие в этих городах исламские радикалы", - предупреждает ученый.

Говоря об отношении политических лидеров Запада к той роли, которую играет религия в общественно-политической жизни, Сатановский, отметил, что сегодня на Западе нет лидеров, способных предложить разумную, взвешенную, прагматичную программу, которая могла бы создать для выходцев из исламского мира такие условия, когда они вынуждены будут, сохраняя все свои национальные особенности, не отказываясь от своей веры, изгнать из своей жизни агрессивные, террористические элементы, исключить любое проявление джихада – как войны с иноверцами. Возможно, такие лидеры появятся, когда ситуация обострится до крайности.

Большинство исламоведческих кафедр университетов в Европе и Америке, рассказал собеседник журнала, финансируется сегодня Саудовской Аравией и Катаром. Совсем немного там найдется мечетей, которые не зависят от денег Эр-Рияда или Дохи. Сегодня экспертные университетские центры Европы и США буквально оккупированы политическим исламизмом. Самые жесткие, самые ортодоксальные теории исламизма сегодня распространены по всему миру –это тот мейнстрим, который контролирует ситуацию в интеллектуальном истеблишменте Запада.

По словам Сатановского, в ситуации, в которой сегодня находится и весь мир, и Россия, надо понимать, что именно происходит, а также, что может произойти, и быть готовым сопротивляться тем, кто против вас.

Ученый напомнил о событиях в Кондопоге. Муфтий Карелии, палестинец, с его многочисленными брачными скандалами, внушал своей пастве то, что в конце концов обернулось известным погромом.

"Если мы хотим сохранить мир в стране и нормальную жизнь, нельзя позволять вторгаться в нее чему-то чуждому нам, надо поставить этому жесткие преграды, защищая основы своей жизни. При этом я вовсе не полагаю, что православие - это альтернатива радикальному исламу. Ведь мы светская страна и, как известно, у нас большинство населения не является активными адептами никакой религии", - считает Сатановский.

"Да, религия – это традиции, это часть нашего цивилизационного багажа, часть нашей семейной и национальной истории, и это замечательно. Однако сохранять ее надо, что называется, не переходя в состояние "заставь дурака Богу молиться – он себе лоб расшибет". Но любая попытка спровоцировать религиозное столкновение, выдавить умеренный муфтият (пусть и это не идеальная структура), заменить всех нынешних наставников российских мусульман радикалами должна быть пресечена", - полагает ученый.

"В жизни нередко малая кровь позволяет избежать большой. Радикалы у власти – это реальная угроза гражданской войны. С киллером нельзя договориться, разве что о том, когда, из чего и где он вас убьет. Вот этого не хотелось бы. Так что у нас нет иного выхода, кроме как жестко и твердо защищать свое, не дать ворваться в нашу жизнь губительному чужому", - заключил директор Института Ближнего Востока.

Вступайте в группу Город Новостей в социальной сети Одноклассники, чтобы быть в курсе самых важных новостей.

всего: 653 / сегодня: 1

Комментарии /0

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире