до юбилея
338 дней
 
«Отдадимся в хорошие руки», – в России появляется все больше «муниципальных сепаратистов», которые бегут от губернаторов (КАРТА)

«Отдадимся в хорошие руки», – в России появляется все больше «муниципальных сепаратистов», которые бегут от губернаторов (КАРТА)

В стране и миреВ стране
В информационной повестке 2013 года с удивительной периодичностью появляются новости о том, что тот или иной город решил выйти из состава одного субъекта РФ и присоединиться к другому. «Новый Регион» решил составить карту «горячих точек» России, жители которых готовы сменить прописку ради возможностей лучшей жизни, а также разобраться, от чего и от кого пытаются сбежать «муниципальные сепаратисты».

Локальный сепаратизм в современной России нельзя назвать «новым веянием». Еще в начале 1990-х годов целые регионы были образованы именно при «отщеплении» от других, более крупных областей. Так было, например, с Красноярским краем и Хакасией в 1991 году. Свердловчане помнят неудавшуюся «Уральскую республику», которая и вовсе должна была стать отдельным государством. Сейчас, конечно, ситуация несколько иная. Об отделении от РФ говорят, в основном, жители приграничных регионов, особенно – Калининградской области, правда, там возможный выход из состава государства мотивируется, в основном, географическим положением региона. Локальный же сепаратизм в России опустился на уровень ниже: в основном о «смене прописки» заявляют не целые области, а муниципальные районы или небольшие города.

Попытка убежать от губернатора

Пионерами по этой части можно назвать жителей Саратовской области. Так, в 2001 году обитатели города Балаково инициировали сбор подписей под обращением к тогдашнему самарскому губернатору Константину Титову с просьбой принять их город в состав региона. Примечательно: тот факт, что Балаково не имеет общей границы с Самарской областью, ничуть не смутил местных жителей. «Менять прописку» они собрались из-за скандала, разразившегося на выборах мэра, когда суд «снял» с кампании лидера гонки Алексея Саурова по указу губернатора Дмитрия Аяцкова. Местный избирком решения суда слушать не стал, и голосование прошло по «старым» бюллетеням с фамилией Саурова. В итоге выборы были признаны нелегитимными, а губернатор фактически назначил сам нового мэра из числа местных депутатов, в ответ на это Сауров создал «альтернативную» гордаминистрацию, за что областные власти инициировали ордер на арест мэра-самоуправца. Именно тогда его сторонники из числа местного населения и начали сбор подписей за переход в другой регион. Правда, перейти в самарское подчинение Балакову не удалось: в конце концов, Сауров был отправлен в СИЗО, а волнения в городе постепенно «сошли на нет».

Кстати, подобных случаев именно в Саратовской области было немало. В период с 1999 по 2001 годы с просьбами принять в состав региона к губернатору Самарской области обращались жители Ивантеевского района Саратовской области. Кроме того, с похожими просьбами перейти в подчинение Самары обращались жители Бузулукского района Оренбургской области и Мелекесского района Ульяновской области. Впрочем, ни одна из территорий так и не совершила перехода.

В погоне за длинным рублем

Затем наступило некоторое затишье, исключая три примера. Так, одна любопытная попытка отделиться произошла в 2006 году: тогда Новосибирск решил выйти из состава Новосибирской области. Представители муниципального и регионального парламентов даже обращались к депутатам Госдумы РФ рассмотреть их предложение по приданию городу статуса субъекта федерации (прим. НР – наравне с Москвой и Санкт-Петербургом). Народные избранники настаивали на том, что такая мера позволит оставлять больше налоговых отчислений в местном бюджете, а также улучшить инвестиционный климат территории. Правда, предложение не прошло – Новосибирск по-прежнему имеет статус городского округа.

В том же году город Сертолово попытался «переехать» из Ленинградской области в Санкт-Петербург, в сущности, по тем же причинам, что приводили парламентарии из Новосибирска – больше денег и возможностей. Но помешала неорганизованность: инициаторы перехода не сумели собрать достаточное количество подписей местных жителей, чтобы провести референдум.

Годом позже, в 2007-м, отделиться от Карелии потребовала инициативная группа жителей города Олонца, которые хотели присоединиться к Ленинградской области: их не устраивали социально-экономические аспекты жизни муниципалитета. Правда, эта попытка тоже закончилась провалом: поскольку 60% населения города на тот момент составляли коренные карелы, разговоры о выходе из республики быстро утихли.

«Губернатор нас не замечает»

Нынешний, 2013 год, на проявления локального сепаратизма выдался куда более богатым, чем все предыдущее десятилетие. Так, в январе, сразу после выхода с новогодних каникул о желании отделиться опять же от Саратовской области заявили жители Петровского района. В территориальный избирком были поданы документы на регистрацию инициативной группы по проведению референдума за присоединение Петровского района к Пензенской области. По словам авторов идеи отделения, к такому шагу местных жителей подтолкнуло «равнодушие губернатора к многочисленным обращениям с просьбой об отставке главы администрации района и отказ региональной власти от решения насущных социально-экономических проблем». В конечном итоге, перехода в Пензенскую область не состоялось, но саратовские власти были вынуждены пойти на уступки – уже в феврале руководство Петровского района поменялось. Так что, как отмечает корреспондент «Нового Региона», это едва ли не первый случай в истории «нового российского сепаратизма», когда граждане добились своего.

Того же пытаются добиться другие жители Саратовской области – город Балашов собрал инициативную группу по «переходу» в Воронежскую область. В конце мая были поданы документы в ТИК о проведении референдума по этому вопросу. «Обеспокоенные жители города хотят сказать о бездействии нашей районной администрации, о безразличии ее к нашим гражданам, к нашим нуждам, заботам. Поэтому появилась инициатива о выходе из Саратовской области. Как это ни больно – мы все местные, но такой вопрос мы ставим», – сообщил один из инициаторов перехода Владимир Легкобитов.

В январе этого же года о намерении перейти от одного областного подчинения к другому заявили жители Тавдинского района Свердловской области, которые хотели «прописаться» в Тюменской области. При этом они раздумывали, не «захватить» ли с собой и соседей – Таборинский район. Напомним, как ранее сообщал «Новый Регион», этому поспособствовали давние экономические проблемы: в округе исчезают предприятия, у местных жителей нет работы, деревни вокруг Тавды просто вымирают. При этом многие тавдинцы уже несколько лет ездят в Тюмень на заработки и даже за медицинской помощью обращаются в соседнюю область – до Тюмени от Тавды всего 100 километров, а до Екатеринбурга – 360. И, по словам местного депутата Виктора Никулина, власти Свердловской области на проблемы Тавды внимания не обращают, поэтому и возникла идея присоединиться к Тюмени. Впрочем, настойчивые призывы тавдинцев последствий – как позитивных, так и негативных – не имеют. «Мы подали ходатайство в ТИК на регистрацию инициативной группы в мае, в ТИКе ее рассмотрели и дали ответ, что найдены две технические ошибки, – рассказал «Новому Региону» Виктор Никулин. – Мы заново провели собрание инициативной группы и вновь подали ходатайство: вчера я его отправил заказным письмом. Теперь уже мы будем идти до конца».

Эстафету подхватили жители ставропольского Невинномысска: правда, в отличие от саратовских или свердловских коллег, ратовали они не за переход города в другую область, а за переход всего края в другой федеральный округ – из СЗФО в ЮФО. По словам авторов инициативы, к теме выхода из Северо-Кавказского федерального округа их подтолкнула криминогенная обстановка в регионе, вызванная соседством с национальными республиками. Впрочем, на пикет в поддержку «переезда» пришли лишь пять человек, которым удалось собрать только 200 подписей горожан. Последние резонно спрашивали, что изменится – ведь территориально все будет по-прежнему, даже если край уйдет в подчинение Южному ФО.

В апреле жители поселения Страховское Тульской области попросили Владимира Путина включить их муниципальное образование в состав Московской или Калужской области – на обращение к президенту, под которым подписались почти 1000 человек, они решились от «давления» губернатора. По их словам, власти региона насаждают укрупнение муниципалитетов в Туле, которое нужно нынешнему главе региона «в целях подготовки внеочередных муниципальных выборов, которые возможны только при преобразовании муниципалитетов. Досрочные выборы-2013 в органы МСУ позволят расставить губернатору своих людей на ключевые посты, чтобы обеспечить результаты губернаторских выборов 2016 года». Как писали тогда местные СМИ, администрация президента «не сможет не ответить на обращение, под которым поставили подписи тысяча человек», однако ответа – по крайней мере, публичного – так и не последовало, и вопрос остается открытым.

В мае об отделении от Пермского края заговорили в Березниках: правда, там пока обсуждают саму возможность, зато с прицелом на перспективу. «А не целесообразно ли Березникам отделиться от Пермского края? Возможно было бы создание некоего Верхнекамского региона с центром в Березниках или Соликамске, который включал бы территорию нынешних Усольского, Соликамского, Красновишерского и Чердынского районов, а также территорию муниципального образования город Березники. Это один из вариантов, возможны и другие (например, прямое федеральное подчинение города)», – рассуждают местные жители. Правда, инициатива поддерживается населением слабо.

Зато другие представители Пермского края – из города Чайковского – уже написали письмо губернатору Виктору Басаргину с требованием или решить местные проблемы, или «отпустить» город в соседнюю Удмуртию. Кстати, ситуация в Чайковском во многом напоминает конфликт Тавды и Свердловских властей. Как и там, отмечает корреспондент «Нового Региона», основная претензия к губернатору заключается в том, что он не замечает вороха социально-экономических проблем города и ни разу с момента назначения на должность не посетил город. «Как выглядит губернатор, мы даже не знаем», – говорят жители города. К тому же, Чайковский территориально ближе к Удмуртии: до республиканского центра, Ижевска, 90 километров, а до Перми – около 250.

И, наконец, последний на сегодня пример «локального сепаратизма» появился буквально на этой неделе. 16 июля жители микрорайона Текстильщик в городе Королеве (Подмосковье) подали главе города заявление с просьбой передать их городу Юбилейному. В открытом письме градоначальнику они пожаловались на отсутствие транспортной и сервисной инфраструктуры. «Микрорайон превратился в гетто для инвалидов, калек и сумасшедших», – констатировали жители и попросили в срочном порядке рассмотреть их просьбу. Правда, пока ответа не последовало.

Сепаратизм де-юре и де-факто

Стоит отметить, что де-юре локальный сепаратизм вполне возможен: правда, для этого требуется провести референдум, причем не один, а целых три. Первый проводится среди жителей отделяемого населенного пункта, второй – среди жителей всей области, третий – среди жителей того субъекта федерации, к которому первые хотят присоединиться. Однако, это не единственные организационные трудности, которые предстоит преодолеть тем, кто решил «сменить прописку» населенного пункта. В частности, неповоротливой бюрократической машине придется провести огромную работу по корректировке разного рода нормативных актов – начиная от локальных муниципальных документов и заканчивая постановлениями уровня двух субъектов федерации, как минимум, об их административно-территориальном делении и границах регионов. Скорее всего, именно этот фактор играет против переходов муниципалитетов между областями и краями.

Между тем, как говорят политологи, обоснованных причин для отделения от одного региона и присоединения к другому у большинства «сепаратистов» нет. И появление в разных регионах страны инициативных групп по «смене прописки» муниципалитетов еще нельзя назвать тенденцией. «Почти все случаи, когда ставится вопрос об отделении муниципалитета от региона, связаны с этническими причинами или же вопросами сугубо экономическими. Все остальное – высосано из пальца. Сам факт регистрации инициативной группы по отделению муниципалитета в ТИКе не говорит о том, что это отражает реальную картину происходящего. Ее могли бы дать итоги референдума. Так что, я думаю, о тенденциях тут говорить нельзя», – пояснил «Новому Региону» руководитель региональных программ Фонда развития информационной политики Александр Кынев.

Между тем, как отметил другой политолог Сергей Мошкин, недооценивать инициаторов отделения муниципалитетов все же не стоит, поскольку во многом он имеют вполне объективные причины для «сепаратизма». «Как правило, речь в таких случаях идет об отдаленных районах, которые лежат на окраинах субъекта, и часто бывает так, что до столицы соседнего региона гораздо ближе, чем до собственного областного центра. Например, Оше в Челябинской области гораздо ближе до Уфы, чем до собственно Челябинска. Естественно, что жители в этих территориях чувствуют себя на периферии, складывается ощущение заброшенности. Да даже сам факт проживания на дальнем расстоянии – это мучения, когда, например, нужно поехать в областной центр, чтобы решить вопросы с документами. Особенно, когда рядом находится крупный город, относящийся к другому субъекту, куда люди ездят за покупками или на работу. И, как правило, территории, которые хотят отделиться, депрессивные. У них создается ощущение, что жизнь их изменится к лучшему, как только они перейдут в другое подчинение. Но это иллюзия – кому нужны лишние депрессивные районы? Это, например, если рассматривать ситуацию с Тавдой в Свердловской области», – пояснил «Новому Региону» Сергей Мошкин.

Также он напомнил несколько примеров, когда территории выходили из состава муниципальных районов, считая, что их обделяют вниманием и деньгами, однако это заканчивалось плачевно. «Так было с Дегтярском, когда они вышли из состава Ревдинского района – сейчас это самая депрессивная территория в регионе. Или со Староуткинском, который отделился от Шалинского района. Нельзя исключать, что похожая судьба может постичь и другие территории, которые стремятся обрести самостоятельность или перейти в другое подчинение сейчас», – отметил политолог.


Фото /1

1
Вступайте в группу Город Новостей в социальной сети Одноклассники, чтобы быть в курсе самых важных новостей.
Екатерина Норсеева
nr2.ru

Комментарии /3

16:1419-07-2013
 
 
новокузнечанин
В 90-е на волне рабочего движения Ельцин подписал на коленке Указ о республиканском подчинении нашего города. Но в дальнейшем тогдашний предс. СНД Р.В. Бабун , то бишь мэр, струхнул и не довел до конца этот процесс.

18:5619-07-2013
1
3
Читатель
а почему бы и нет, Горно- Шорская республика со столицей в Новокузнецке, граница с прокопьевским районом Кемеровского ханства

09:2520-07-2013
 
 
санитарка
жаль!было бы здорово!

Смайлы

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире