до юбилея
278 дней
 
Ангел-хранитель
Иногда от автомобиля зависят не только виражи на трассе, но и виражи в политике. Citroen DS, как раз тот случай.
Это авто широко известно. С ним связана любовь с первого взгляда - парижане подали 12 тысяч заявок в первый день демонстрации новинки в октябре 1955 года. Павильон фирмы на автосалоне впервые в истории стоял открытым всю ночь. Двадцать лет на конвейере, 1,5 миллиона тиража...

Любовь была объяснима: кроме умопомрачительного дизайна, авто отличала техническая нестандартность. Хитом DS была гидропневматическая подвеска, которая выравнивала машину и меняла дорожный просвет, превращая авто то в спортивный снаряд, то во внедорожник.

Шведы были в шоке, когда паркетная красавица выиграла несколько снежных ралли.

Безопасность пассажиров хранили две независимые тормозные системы плюс автоматическая регулировка тормозов в зависимости от загрузки автомобиля. За управляемость отвечали гидроусилители руля, тормозов и всего на свете. Редкое количество новшеств в один день... Во французском быту машина была и вовсе прозвана «богиней». DS («дээс») на французском созвучно слову deesse - «богиня», хотя создатели уверяли, что DS - это всего лишь аббревиатура от design special (особый дизайн). Так или иначе, в 1959 году линию DS продолжила версия «лимузин» - DS Pallas, названная в честь Афины Паллады, древнегреческой богини победы. Именно она и сыграла блестящую роль в биографии блестящего французского президента.

У «богини» есть устойчивый титул: «деголлевский ситроен». В 50-х, когда авто появилась на улицах французских городов, страна ещё не оправилась от воспоминаний о поражении 1940 года, оккупации, предательстве и послевоенных «чистках» в французской элите.

Последняя боялась коммунистов, правоэкстремистов и собственной тени.

Правительства сменяли друг друга, был сдан Индокитай, кровоточил Алжир. Казалось, что бросить колонии означало убить великую Францию, а как сохранить их в этом хаосе никто не знал. Нужна была другая Франция, но никто не знал, где ее искать.

В 1958 г., когда Республика оказалась перед политическим кризисом к власти почти единодушно пригласили генерала де Голля. Он когда-то в одиночку объявил войну Германию, и умудрился выиграть ее для Франции, чудом сохранив стране статус «великой державы». Правые надеялись, что он наведет порядок армейской рукой. Левые полагали, что смогут приструнить старого антифашиста. Де Голль не был бы де Голлем, если бы не обманул ожидания всех сразу. Он быстро избавился от империи, словно от старого хлама, и начал заигрывать с СССР, обезоруживая своих домашних коммунистов. С янки же стал держать себя на равных, вызывая в Белом Доме приступы бессильного бешенства и восторги поборников сильной Франции. В пару-тройку лет де Голль вернул стране имя, достоинство и мир. Новая Франция дружила с кем хотела, строила ядерные силы и будущий Европейский Союз, продвигала по всему миру свой язык и культуру. Но вся это блестящая конструкция держалось на одном человеке - де Голле, а его жизнь - часто на одном волоске. Потеря Алжира вызвала к жизни настоящую террористическую армию из недовольных французов - легендарную ОАС. На де Голля не охотился разве что ленивый, но в историю вошло одно покушение в 1962 году.

Нестандартный президент выбрал нестандартное авто и возможно это его и спасло.

Так как он брезговал бронированными лимузинами и ездил на DS террористы решили брать не калибром, а числом. Они разбились на две группы с автоматами. Первая рассчитывала без труда «притормозить» кортеж, так чтобы вторая группа могла преградить путь своей машиной и расстрелять беззащитную президентскую «богиню» в упор. Ровно по плану они подкараулили кортеж на пустынной трассе. Как и предполагалось, машины сопровождения не сумели прикрыть лимузин. В президентскую DS угодило 12 пуль. Одна разбила заднее стекло, пролетев в двух-трех дюймах от головы президента, другая разорвала в клочья курицу в багажнике, только купленную супругой де Голля. Две пули угодили в колеса и, хотя шины были самозаклеивающимися, из-за перепада давления машина пошла юзом.

Но при колесах, прострелянных на скорости свыше 100 км/ч, «богиня» сохранила равновесие.

Положение спасли хитрости подвески, автоматически перераспределившей вес атакованного авто, и, конечно, самообладание шофера президента Марру. Последний сбросил скорость, выровнял машину, но затем вновь вдавил педаль газа в пол. DS рванулась к перекрестку, где ее ждала вторая группа боевиков ОАС, только... на крейсерской скорости. Тут-то и выяснилось, что террористы тоже любят пожить. Увидев несущуюся на них DS, боевики вместо того, чтобы преградить путь, уступили несущейся на них «богине» дорогу, лишь дав очереди вслед. Когда их переловили, де Голль утвердил смертный приговор только одному из боевиков, военному: «Почему? Французский офицер, а стрелять не умеет», - объяснил президент. Масштаб западни, из которой тогда удалось ускользнуть, стал понятен много позже. Сравнительно недавно из посмертной записки стало известно, что террористов лично информировал руководитель французских спецслужб. Профессионал...

Простреленное авто до сих пор хранится в одном из музеев.

Справедливости ради сложная гидравлика, которую умели чинить далеко не все, делала DS и сложной в уходе и совсем недолговечной. С другой стороны, живешь только дважды.
Вступайте в группу Город Новостей в социальной сети Одноклассники, чтобы быть в курсе самых важных новостей.

всего: 899 / сегодня: 1

Комментарии /0

Смайлы

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире