до юбилея
341 день
 
Играть "мнимого доктора" станет опасно

Играть "мнимого доктора" станет опасно

В стране и миреВ мире
ВАК объявил охоту на ворованные диссертации
С осени Высшая аттестационная комиссия вводит в работу своих экспертных советов систему "Антиплагиат ВАК". О том, как этот инструмент контроля поможет бороться с диссертациями "под ключ", рассказывает председатель ВАК, декан биологического факультета МГУ им. Ломоносова, академик Михаил Кирпичников.


МН: Михаил Петрович, вопрос о качестве научных диссертационных работ стоит настолько остро, что понадобилось вводить особую "электронную" систему защиты?


Кирпичников: Несмотря на то, что, скажем, в 2006 г. из тысячи диссертаций, которые ВАК не утвердил, плагиатом были признаны всего 7, вопрос стоит крайне остро. Мы с вами прекрасно понимаем, что из приведенных цифр нельзя сделать вывод о том, что остальные утвержденные работы - плод самостоятельных научных исследований. Из этого следуют по крайней мере два вывода. Первый - пока мы плохо умеем выявлять ворованные тексты и второй - недобросовестные соискатели используют более изощренные способы изготовления диссертаций.

МН: На чем основано столь мрачное ощущение?

Кирпичников:
Посмотрите на рынок услуг по написанию школьных сочинений, студенческих рефератов, дипломных работ. Было бы странно, если бы он процветал и развивался автономно, не проникая в высшие сферы. Можно ли представить, что студент, который скачивал из интернета курсовые, потом "склеил" себе из нескольких чужих текстов диплом, поступив в аспирантуру, вдруг превратится в полноценного ученого и напишет замечательную диссертацию? Согласитесь, вряд ли.

МН: Какие работы вызывают наибольшие опасения?

Кирпичников:
Чаще всего небезупречными оказываются кандидатские диссертации по гуманитарным дисциплинам. Во-первых, именно кандидатские оказались фактически отданными на откуп ученым советам на местах, и реально они не попадают под экспертизу ВАКа. У нас просто нет физической возможности рецензировать все кандидатские, сейчас настоящей экспертизе подвергаются только докторские. Но даже в гуманитарных областях получить степень доктора нелегко - зачастую помимо научных публикаций и текста самой диссертации требуются еще и монографии - все это усложняет проникновение непрофессионалов в ряды ученых.

МН: Но все-таки диплом кандидата наук еще нельзя купить в переходе...

Кирпичников:
Так вот мы стремимся к тому, чтобы этого нельзя было сделать вообще никогда. Даже косвенно. Потому что заказ и покупка текста диссертации - это лишь часть общего приобретения квалификационного звания кандидата или доктора наук. Для противостояния нужна целая система мер. А "Антиплагиат ВАК" - лишь одна из них, которая, надеюсь, поставит шлагбаум на пути копирования чужих работ.

МН: Как она работает?

Кирпичников:
Программа, разработанная и установленная бесплатно компанией "Форексис" на компьютерах в наших экспертных советах, позволяет примерно в течение часа проверить работу на оригинальность текста. Можно определить и обратную связь - дать задание машине, чтобы она показала, насколько честно эту работу цитируют другие авторы.

МН: Вы планируете проверять все работы?

Кирпичников:
Конечно, нет. Мы получаем на утверждение около 30 тыс. кандидатских и 5 тыс. докторских работ в год, и далеко не все вызывают сомнения. Работы будут проверять выборочно, по инициативе любого из экспертов.

МН: А как быть с "заказными", но оригинальными текстами, написанными так называемыми учеными рабами? Все знают, что есть на научном рынке и такая услуга, когда очень квалифицированные ученые зарабатывают продажей замечательных работ? Их-то система "Антиплагиат ВАК" не обнаружит.

Кирпичников: Действительно, самые дорогие на этом рынке тексты как раз очень хорошие и абсолютно оригинальные. Но дело в том, что есть множество косвенных признаков, по которым можно судить об уровне ученого - работает ли он по специальности, где и как публиковался, где защищался и т.д. Если уровень соискателя настолько низкий, что он вынужден был "заказывать" текст диссертации, то "заказать" себе выступление на основных конференциях, публикации в ведущих журналах он точно не мог. И наоборот, если перед нами блестящая работа, то подразумевается, что ее автор и в остальном выглядит не хуже. Не могут быть публикации по теме на порядок слабее диссертации. Иначе откуда взялось исследование? Наконец, мы ввели в практику приглашения соискателей, не занятых в настоящий момент в науке или педагогической деятельности, на заседание экспертных советов ВАК, чтобы проверить их реальную квалификацию.

МН: А как сейчас можно определить, является ли человек, который объявил себя доктором наук, подлинным ученым или самозванцем? Где хранится эта информация?

Кирпичников: Эти данные можно запросить у ВАКа по любой интересующей вас кандидатуре в письменном виде. С 1993 г. такая база данных действует по докторам наук, а с 1997-го - по кандидатам наук. Конечно, эти данные должны быть в открытом доступе. Мы надеемся, что новое информационное обеспечение, над созданием которого ВАК сейчас работает, позволит нам это сделать.

МН: Что еще вы планируете предпринять, чтобы укрепить квалификационный уровень наших ученых?

Кирпичников: Надо понимать, что ни одна конкретная мера не даст абсолютно положительного результата. Проблему нельзя решить снайперским попаданием. Это решается изменением отношения в обществе и формированием нетерпимости к подобным явлениям в научной среде. Далеко не все здесь зависит от ВАКа. Но и у ВАКа, кроме уже упомянутых, есть целый набор мер, которые мы будем использовать. Так, например, многих останавливает от соблазна воспользоваться чужим научным трудом вывешивание авторефератов на сайте ВАКа для докторских диссертаций и на сайте диссертационного совета для кандидатских. Более года назад это стало обязательной практикой. Другая, не менее важная, мера - это необходимость публикаций в научных журналах, утвержденных ВАКом. Над списком этих журналов сейчас работаем.

МН: В прошлом году в этом списке впервые появились иностранные журналы, и ученые советы стали засчитывать российским соискателям публикации за рубежом.

Кирпичников: Да, и эта мера позволила привлечь некоторых молодых ученых, покинувших Россию: люди получили возможность защититься на родине.

МН: Как вы относитесь к широко обсуждаемой идее создания в каждой научной области реферируемого электронного журнала?

Кирпичников: На мой взгляд, эта мера, безусловно, помогла бы повысить количество авторитетных публикаций. В мире существуют серьезные электронные рецензируемые журналы. Их преимущества - увеличение емкости и скорости бесплатных публикаций.

МН: А есть ли задачи, которые в одиночку ВАК решить не в силах?

Кирпичников: Проблема "черных диссертаций" - это болезнь, производная от тех проблем, что накопились в нашем обществе. Диссертацию, к счастью, не купить в подземном переходе, но зато там легко можно купить многие другие документы. А раз проблема имеет столь глубокие корни, то и решать ее нужно, объединив усилия исполнительной, судебной, законодательной власти. Сегодня доказать факт покупки диссертации очень тяжело. Но нет и нормативной базы, которая бы предусматривала ответственность даже при очевидном доказательстве покупки. Все, что можно сделать, - не утвердить такую диссертацию в ВАКе. Но есть этические принципы научного сообщества, которое может более резко реагировать на участие коллег в подобного рода "наукоемком бизнесе". И заставить эти этические принципы работать - куда сложнее, чем внедрить самую совершенную электронную систему защиты.
Вступайте в группу Новости города Новокузнецк в социальной сети Вконтакте, чтобы быть в курсе самых важных новостей.

всего: 1715 / сегодня: 1

Комментарии /0

Смайлы

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире