до юбилея
337 дней
 
Разгромлена ли "Аль-Каида"?

Разгромлена ли "Аль-Каида"?

В стране и миреПолитика
«Как и во всех прочих региональных делах, президент исповедует правильные ценности, высказывается в правильном духе, а конкретного ничего не делает. Пока что главная победа президента Обамы - это то, что он стал президентом». Эти слова принадлежат египетскому писателю, дипломату и политологу Иззеддину Шукри-Фишеру. Почему же он столь нелицеприятно высказался о политике нынешнего лидера США?

ТЯЖКОЕ НАСЛЕДИЕ

Америка на настоящий момент является единственной сверхдержавой с глобальными интересами и претензиями, и она вынуждена поддерживать этот статус, кто бы ни занимал Белый дом. Джордж Буш-младший переоценил масштабы экономической и военной мощи возглавляемой им страны, начав войну одновременно на нескольких фронтах, но было бы неверным обвинять 43-го президента США в том, что именно он явился ее инициатором.

Конфликт в Ираке достался ему по наследству от предшественников: Билла Клинтона и отца - Джорджа Буша-старшего (кстати, значительная часть его команды вошла в администрацию сына). Что же касается афганской военной кампании, то она стала неизбежной еще со времен Рональда Рейгана. Именно этим американским президентам и их союзникам, главам европейских «великих держав» человечество обязано «зеленым интернационалом», в символ которого превратилась «Аль-Каида», выходом политического исламизма за границы региона, возникновением идеологии мирового джихада и ее распространением в мировых масштабах благодаря деятельности саудовско-пакистанской оси.

Барак Обама в свою очередь получил в наследство быстро ухудшающуюся экономическую и военно-политическую ситуацию, не слишком зависящую от его предвыборных обещаний. Отмеченный авансом Нобелевской премией мира, яркий популист и харизматичный оратор, он столкнулся с тем, что процессы, идущие в реальном мире, оказались чрезвычайно далеки от его представлений о них. Отметим, помимо прочего, что в ближнее окружение действующего американского президента вошла старая команда Клинтона вместе с его женой в качестве госсекретаря. Именно члены этой команды были носителями идей и теорий, реализация которых в 90-е годы привела к разгрому Югославии, «потере» России, катастрофе «Черного ястреба» в Сомали, «интифаде Аль-Акса» в Израиле и «11 сентября» в самих Соединенных Штатах.

У Буша-младшего, при всех его недостатках, стратегия имелась. В рамках этой стратегии США почти десятилетие вели войну с международным терроризмом, политически корректно не называемым исламским или исламистским. Обама не Буш, но военные конфликты, в которых участвует американская армия, никуда не исчезли. Произнесенное 4 июня 2009 года в Каирском университете «обращение к мусульманскому миру» не принесло президенту Соединенных Штатов симпатий последователей пророка Мухаммеда, а давление на Израиль ухудшило отношения и с главным ближневосточным союзником, и с собственным электоратом.

Страна, руководство которой не хочет вести войну, не может завершить ее успехом - это известно по американскому опыту во Вьетнаме и советскому в Афганистане. Удачей для Обамы стало отсутствие у Вашингтона соперников, готовых поддержать радикальных неосалафитов, являющихся главными врагами Америки. Но ход и итоги операций США и их союзников против «Аль-Каиды» и других групп сопротивления в Ираке, талибов в Афганистане и Пакистане, не говоря уже о происходящем в Йемене, Сомали и Сахеле, дают столь же мало оснований для оптимизма, как и укрепление в регионе позиций Ирана, переигравшего Запад в споре о ядерной программе.

Оставим за скобками традиционное для руководства США нежелание принимать мир таким, какой он есть, разграничивать с потенциальными союзниками сферы влияния и учитывать их интересы, соблюдая взятые на себя обязательства. Американская военно-политическая машина в отсутствие равного противника оказалась чудовищно затратной, неповоротливой, малоэффективной и неспособной на координацию даже собственных ведомств. Ставка на «демократических» лидеров в регионе, где единственным критерием выбора союзника могут служить эффективность и жесткость контроля над ситуацией, привела к поддержке слабых и коррумпированных режимов: Зардари в Пакистане, Карзая в Афганистане и Малики в Ираке. Распыленность вооруженных сил, исчерпанность резервов, некомпетентность и неуверенность верховного командования - к грозящему в близкой перспективе провалу режима ядерного нераспространения, начиная с Ирана. Фактически стратегия президента Обамы на Ближнем и Среднем Востоке представляет собой «затыкание дыр», не слишком успешно маскируемое риторикой, имитирующей стиль поведения лидера сверхдержавы, решившего постепенно свернуть военные операции в регионе не потому, что не может выиграть, а из гуманных соображений или потому, что уже добился поставленных целей. Реальность, однако, не так радужна.

В ОТСУТСТВИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ...

В прежние времена Соединенные Штаты могли позволить себе, сменяя экспансионистский курс на изоляционизм, принимать в расчет только внутренние политические или экономические факторы. Сегодня глобализация зашла достаточно далеко и вывод войск США с любого ближневосточного плацдарма местные элиты воспримут как поражение Америки со всеми вытекающими последствиями для ее безопасности. Тем более что уход Соединенных Штатов вовсе не будет означать, что их противники уничтожены или побеждены.

Методы ведения войны, рассчитанные на боевые действия против регулярных вооруженных сил, в условиях самоограничений, призванных снизить потери гражданского населения, неэффективны в борьбе с партизанскими движениями и террористическими организациями, которые противостоят Америке. Вдобавок перехватывающими у нее инициативу в пропагандистской сфере. Об этом свидетельствуют и проигранный Соединенными Штатами конфликт с катарским телеканалом «Аль-Джазира», и инициатива конгресса о применении санкций в отношении электронных СМИ, «дискредитирующих политику США в регионе Ближнего Востока». В числе их оказались не только откровенно враждебные Америке «Аль-Ансар» (ХАМАС) и «Манар» («Хизбалла»), но и официальные «Арабсат» (ЛАГ), «Ас-Саура» (Ирак) и «Найлсат» (АРЕ).

В отсутствие результатов их приходится имитировать, тем более что сообщения СМИ о достигнутых успехах значат для избирателей и законодателей не меньше, чем реальные победы. Умение подстраиваться под президента страны нужно руководству разведки и армии в той же мере, что и профессионализм. Как представляется, именно эти факторы легли в основу недавнего заявления директора ЦРУ Леона Панетты о разгроме «Аль-Каиды» и аналогичных тезисов доклада «Об оценке основных угроз национальной безопасности» Национального совета по разведке США. Из той же области анонсированное главой Пентагона Робертом Гейтсом решение о смене названия операции в Ираке с «Иракской свободы» на «Новый рассвет», призванное «послать четкий сигнал» о серьезности корректировки целей и задач американского военного присутствия в стране.

Правда, утверждения о разгроме «Аль-Каиды» звучат не первый раз и до сих пор мало соответствовали действительности. Исламистские структуры децентрализованы, находятся на самофинансировании, самостоятельно выбирают цели и осуществляют теракты, пользуются широкой популярностью в массах, освоили и широко применяют западные технологии, включая Интернет. Во Всемирной паутине около 6000 сайтов работают на мировой джихад, причем ежегодно открываются до 900 новых, в то время как в начале 2000-х годов у «Аль-Каиды» был один сайт - «Ан-Неда».

В сети транслируются видеоматериалы «Аль-Каиды», которые создает ее медиаподразделение «Ас-Сахаб». В Интернете размещены рекомендации по изготовлению взрывных устройств, формированию групп, вербовке шахидов (в том числе в местах заключения, особенно в Европе), проведению терактов и боевых операций, описывается тактика спецслужб, даются списки целей, включая атомные станции и аэропорты, сообщается расписание часов пик на железнодорожных вокзалах, когда теракты наиболее эффективны.

«Аль-Каида» не имеет генерального штаба и верховного командования, которые можно победить к заранее назначенным президентом Обамой датам вывода войск из Ирака и Афганистана. Это «бренд» мирового джихада, в основе которого - недовольство населения стран исламского мира местными политическими элитами, подогреваемое элитами интеллектуальными. Сталкиваясь с правительственными или западными войсками, исламисты растворяются в гражданском населении или уходят за границу, распространяя идеи джихада в других регионах, в том числе на Западе. Примеры тому - Афганистан и Ирак.

ИРАК ПЛЮС АФПАК

Активность «Аль-Каиды» в Ираке снизилась не столько из-за действий войск коалиции, сколько вследствие столкновений с шиитами и такими суннитскими группировками, как «Исламская армия Ирака», «Армия Праведных» и «Иракский ХАМАС». Попытка создать на земле древней Месопотамии исламское государство в период, когда иракскими сподвижниками бен Ладена руководил аз-Заркауи, провалилась из-за массовых убийств местных жителей. Лидер «Аль-Каиды» в северном Ираке Абу Тураб аль-Джазаири говорил: «Организация насчитывает более 9000 бойцов, но положиться можно только на 3000 из них...»

Новый главарь иракской «Аль-Каиды» Абу Айюб аль-Масри оказался лучшим организатором, чем его предшественник, но союзные американцам сунниты «Ас-сахва» оттеснили экстремистов в провинции Дияла и Найнава. В то же время правительство Ирака, нарушив обязательства американцев по интеграции «сахвистов» в армию, в немалой степени торпедировало борьбу с террором. Ветераны «Аль-Каиды», прошедшие школу боев с войсками коалиции, перебрались в Афганистан, Пакистан, на Аравийский полуостров и Африканский Рог, а уровень насилия в Ираке не снизился, хотя ответственность за это теперь несут местные силы.

Численность американских войск в Ираке на 1 марта 2010 года составила 96 тысяч, а к августу может быть сокращена до 50 тысяч человек. В условиях острого дефицита военнослужащих, необходимых США в Афганистане и других горячих точках, притом что призыв резервистов является для президента Обамы политическим самоубийством, постепенная переброска частей американской армии из Ирака - единственно возможное решение. Но вот вопрос: что будет после этого с Ираком?

В вооруженных силах и полиции нынешнего багдадского режима числятся около 675 тысяч человек, но иракский министр обороны Джасим полагает, что армия завершит модернизацию не ранее 2020 года, и это подтверждает командующий войсками США в Ираке генерал Реймонд Одьерно. В итоге мартовских парламентских выборов, которым предшествовал скандал с отстранением более чем 500 кандидатов-суннитов, соперничающие альянсы действующего премьера аль-Малики и его предшественника Алауи завоевали практически равное число голосов. Конфликт интересов суннитов, шиитов и курдов при этом столь серьезен, что, по словам Генри Киссинджера, «выборы в таком качестве скорее дестабилизируют ситуацию, чем ее укрепят».

Будущее Ирака, однако, лишь одна из проблем Америки на Ближнем и Среднем Востоке. Куда масштабнее и потенциально опаснее афгано-пакистанский узел - АфПак Барака Обамы. Об Афганистане, с которого в 2001 году Буш-младший начал борьбу с международным терроризмом, по словам вице-президента США Джо Байдена, после того как Соединенные Штаты занялись Ираком, просто забыли. Талибы в итоге не только контролируют значительную часть страны, оставив президенту Хамиду Карзаю столицу (в дневные часы), но и являются частью действующей власти, занимая немало ответственных постов в пуштунских провинциях и центральной администрации. В отношении же Пакистана Байден заявил: «Пакистан представляет для нас проблему во много раз большую, чем Ирак, Иран и Афганистан вместе взятые».

На время проведения в Афганистане военных операций боевики отступают в Пакистан, где им грозят лишь американские беспилотники (дроны), использование которых на пакистанской территории вызывает резкие демарши Исламабада в отношении Кабула и Вашингтона. Отметим, что в 2004-2005 годах с помощью БЛА было нанесено по одному авиаудару, в 2009-м - 53, а на февраль 2010-го - 18. С помощью дронов уничтожены более тысячи боевиков, хотя, по данным военных экспертов, они составляют лишь около 30% жертв беспилотников. Талибы научились наводить ВВС США на ложные цели. Взрыв базы ЦРУ в Хосте 30 декабря 2009 года, который совершил иорданец аль-Балауи, оказавшийся «двойным агентом», позволяет предположить, что против американцев действуют их собственные агенты из числа талибов и членов «Аль-Каиды», которые расставляют «маяки» в пустынях, местах проживания гражданского населения или зонах дислокации афганской армии. В то же время закрытие Соединенными Штатами в Пакистане авиабаз «Шахбаз», «Пасни» и «Далбандин» не оставляет американским ВВС, использующим в настоящее время только базу «Шамси» в Белуджистане, другого выхода, кроме использования против талибов БЛА с территории Афганистана.

Согласно данным военной разведки США численность боевиков движения «Талибан» в 2009 году выросла более чем на треть - до 27 тысяч человек. Новый командующий войсками НАТО и США в Афганистане генерал Стэнли МакКристал запросил у администрации президента Обамы пополнение в 40 тысяч военнослужащих и получил 30 тысяч. Итогом стала активизация военных действий по инициативе западной коалиции. По мнению британского генерала Ричардса, бои в Афганистане достигли «поворотной точки» в ходе февральской операции «Моштарак» в провинции Гильменд, когда 15 тысяч американских, британских и афганских военных при поддержке 60 вертолетов и контингентов из Дании, Канады и Эстонии вытеснили 1 тысячу талибов из города Марджа.

Местные СМИ отмечают, впрочем, что операция продолжалась две недели, число афганских беженцев в Пакистане в результате нее выросло на 150 тысяч человек, а большинство талибов скрылись, несмотря на 286 пакистанских КПП и 30 тысяч пакистанских военнослужащих, проводящих аресты боевиков на своей территории. (Численность пограничного пакистанского контингента, по мнению российских экспертов, недостаточна: для того чтобы перекрыть афгано-пакистанскую границу, необходимо 100-150 тысяч человек.) Ответные теракты в городах Пакистана и Афганистана, включая длившийся на протяжении суток бой в правительственном квартале Кабула, унесли сотни жизней. На очереди провинции Кандагар и Хост.

Отметим, что в ходе операции в провинции Гильменд, где находится 100 тысяч га наркопосевов, дающих 40% объема афганского производства наркотиков (около 8500 тонн), американцы отказались от уничтожения полей опиумного мака, опасаясь сопротивления населения и роста потерь. В афганский наркобизнес вовлечены более 110 тысяч человек, включая высших государственных служащих. При этом 75% опиума культивируется в районах, контролируемых талибами, получающими доходы от производства наркотиков, 49% которых экспортируется в Иран, 26% - в Пакистан, 25% - в Таджикистан, Туркмению и Узбекистан.

Особую роль в дестабилизации пакистанского пограничья сыграли афганские беженцы - этническая и социальная база движения «Талибан», число которых только в 80-90-е годы составило около 3,5 млн человек. Вторая волна в 2001-2003 годах превысила миллион человек. Третья - в 2007-2009 годах оказалась не меньше второй. Помимо этого, антитеррористические кампании 2009 года (в мае - августе - в долине Сват Северо-Западной пограничной провинции, в октябре - в Южном Вазиристане) способствовали появлению многих сотен тысяч временно перемещенных лиц.

Следствием усиления талибов в Северо-Западной провинции, Северном и Южном Вазиристане явилась попытка захвата власти Движением за установление шариата Техрик Нифаз-и-Шариат Мухаммади в долине Сват в феврале 2009 года, после решения президента Зардари об одновременном функционировании там шариатских и государственных судов. Пакистанская армия выступила против талибов и поддерживающих их иностранных боевиков (арабов, чеченцев, узбеков, таджиков, татар и др.). Ответные теракты, жертвами которых в 2009 году стали более 3 тысяч человек, и военные действия в непосредственной близости от ядерных объектов Пакистана ставят вопрос эффективности механизмов демократического управления этим государством, тем более что действующий президент Али Асеф Зардари в 90-е годы принимал активное участие в создании движения «Талибан».

Ситуация осложняется тем, что в 2009 году основные исламистские организации страны - «Движение талибов Пакистана» и «Пенджабские талибы» объединили усилия в борьбе с правительственными войсками, причем более двух третей террористических атак пришлось на Северо-Западную пограничную провинцию. В итоге пакистанская армия заявила, что не будет предпринимать новых военных операций против «Аль-Каиды» минимум в течение шести месяцев. По мнению генерал-майора А. Аббаса, армии требуется от полугода до года, чтобы решить проблемы, накопившиеся в ходе уже проведенных операций.

В январе 2010 года Лондонская конференция по Афганистану констатировала выход конфликта на региональный уровень, отметив в этом роль талибов Кветты (пакистанский Белуджистан), сети Хаккани (Северный Вазиристан, Территория племен), Хезб-и-Ислами и ряда более мелких групп. Предложенная стратегия умиротворения талибов включала переговоры с теми из них, кто окажется готов признать действующую в Афганистане власть и их интеграцию в общество, подкрепленную финансами. Именно этот курс определила как базовый госсекретарь США Хиллари Клинтон. В попытке отколоть от движения «Талибан» «умеренных» талибов, готовых прекратить партизанско-террористическую деятельность, Кабул и Исламабад согласились провести 29 апреля 2010 года советы старейшин пуштунских племен: Малую джиргу - в Афганистане, Большую - в Пакистане. Одновременно при участии Саудовской Аравии инициированы переговоры с Хекматияром и Хаккани. Посредником в них выступает семья бен Ладен, известная своим влиянием в кругах сомалийских исламистов, в том числе из «Сунна уа Аль-Джамма», прочно связанных с руководством «Аль-Каиды».

Ограниченность рамок настоящей статьи не позволяет рассмотреть ситуацию на Аравийском полуострове, в Леванте, странах Африканского Рога и Магрибе. Отметим лишь, что во всех этих регионах политика администрации президента Обамы была столь же противоречивой, как в Двуречье и АфПаке. Неубедительная пропагандистская деятельность, неэффективные военные операции и путаница в отношениях с союзниками составляют фирменный стиль действующей администрации. Ситуация эта обычна для президентов-демократов последних десятилетий и вполне предсказуема для нынешнего хозяина Белого дома.

Вступайте в группу Новости города Новокузнецк в социальной сети Вконтакте, чтобы быть в курсе самых важных новостей.
Евгений САТАНОВСКИЙ
newsland.ru

всего: 603 / сегодня: 1

Комментарии /0

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире